Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 59,9102 руб.
  • Курс евро EUR: 69,6816 руб.
  • Курс фунта GBP: 78,0570 руб.
Июль
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

ВЫЖИВАНИЕ – ЭТО СОПРОТИВЛЯЕМОСТЬ…

ВЫЖИВАНИЕ – ЭТО СОПРОТИВЛЯЕМОСТЬ… Как-то давно, в одном «перестроечном» либеральном салоне некий интеллигент-гуманист стенал (на моей памяти) по поводу арабо-израильской войны. Он сокрушался об израильтянах, живущих в постоянной тревоге терактов и атак, подчеркивал, что войне уже не первое десятилетие, и заламывая руки, как принято в демократической среде, восклицал: «Сколько же эта война может продолжаться?! Ну, сколько?!». Находившийся там же пожилой еврей, влиятельный в еврейских кругах, ответил коротко, достойно и по мужски: «Сколько нужно, столько и будет. Мы не отступим. Своего не сдадим».

Это показало мне всё глубинное отличие истеричной русской интеллигенции от еврейской. Русская гнилая интеллигенция считает своим долгом сеять страх перед войной в сердцах соотечественников. Нормальная же интеллигенция должна и обязана сеять страх перед войной среди врагов своего народа!

История учит нас, что ОТКАЗ ОТ СОПРОТИВЛЯЕМОСТИ НАРОДА, погоня за компромиссами с враждебными силами, страх крови и конфликта – ЭТО ОТКАЗ ОТ ИСТОРИЧЕСКОГО БЫТИЯ, ОТ ВЫЖИВАНИЯ НАЦИИ.

В понимании гнилой интеллигенции жизнь начинается только после войны – и нужно скорее, любой ценой всё покончить – чтобы зажить по-человечески. В жизни всё наоборот: оборонительная война является самой жизнью, самой важной её частью. Патология не в том, что какая-то гнилостно-грибковая форма жизни пытается овладеть Донбассом, подменить там нас собой. Патология – в слабой вялости нашего ответа, противоположной ответу великого Кутузова.

Когда Наполеон написал Кутузову – «пора уже, право, заканчивать с этой войной» - фельдмаршал ответил: «Как заканчивать?! Да мы только ещё начинаем!»

Нацию (в частности, русский мир), потерявшую сопротивляемость, способность огрызаться – будут кушать со всех сторон, и это закон истории. Не потому, что она в чем-то виновата (хотя вполне допускаю, что она может быть весьма виноватой), а в поисках питательных веществ для корней иных наций, старых и новодельных (как «украинская»).

Простое и ясное понимание этого закона пожирания пацифистов было у наших предков на уровне инстинкта. Мы его, к сожалению, утеряли. Мы, вместо естественного стремления жизнелюбцев добить врага в его логове – обрели патологическую страсть умиротворять агрессоров уступками. И в этой связи хотел бы напомнить всем СТЕНАТЕЛЯМ ОБ УЖАСАХ ВОЙНЫ – о том, как веками выживали предки. Им приходилось куда тяжелее нашего – и то не плакали…

***

Кому не знакомы с детства строки пушкинской «Сказки о Золотом петушке», в которых говорится о тревогах царя Додона:

Чтоб концы своих владений
Охранять от нападений,
Должен был он содержать
Многочисленную рать.
Воеводы не дремали,
Но никак не успевали:
Ждут, бывало, с юга — глядь, —
Ан с востока лезет рать.
Справят здесь, — лихие гости
Идут от моря…

Обстановка, обрисованная этими словами, отнюдь не сказочная. Пушкин гениально передал мотивы народных преданий, порожденных многими десятилетиями тревожной действительности. Такова была жизнь молодого Русского государства, сложившегося к началу XVI в. вокруг Москвы.

В непрерывной борьбе приходилось народу отстаивать свое единство и независимость, государственность и культуру.

Не было мирных годов, не было месяца без сражений, не было дня без угрозы нападения, не было часа, когда бы не ездили вдоль всей бескрайней «украинной полосы» (откуда и пошло слово "украина") сторожевые заставы, когда бы не стояли «на годовании» (т. е. посменно по году) в опорных пунктах полки первой очереди. И со всех концов и днем и ночью «пригоняли» в Москву гонцы с тревожными вестями.

«Многочисленная рать» и в самом деле не смогла бы обеспечить безопасности страны и столицы, если бы не «золотой петушок», своевременно извещавший о нападении врагов, — служба разведки и оповещения.

«Ждут, бывало, с юга» — и действительно, дьяки Разрядного приказа записывают: «Крымский хан с царевичи и со всеми мурзы идет на русские украины». «Ан с востока лезет рать» — и снова в Разрядный приказ пришла весть: «Казанские и астраханские ханы перелезли через Оку и идут к Москве». «Справят здесь, — лихие гости идут от моря» — это «свидские немцы» (шведы) «на многих кораблях подошли под Орешек».

То литовские, то польские паны «пошли на русские грады». А вот и «ливонские немцы в Псковской земле государевых людей побили», позабыв уроки, преподанные их предкам Александром Невским.

Так изо дня в день, из года в год, из века в век. По всем этим вестям собираются войска, создается походный запас, снаряжается «пушечный наряд», назначаются воеводы и головы. В целях выяснения замыслов врагов изучаются данные о положении на его территории.

Например, сообщение о грабеже русских купцов в Казани — свидетельство о готовящемся новом нападении татар на Русь.

Вести о малейших изменениях на границе доставляют в Москву «вестовщики», передавая их по заранее подготовленным маршрутам эстафетным порядком. Полученные сообщения незамедлительно рассматриваются царем и Боярской думой.

Интересно, что Разрядная книга за сто лет зафиксировала всего один случай, когда дума признала ошибочным сообщение пограничной стражи. В 1570 г. поступило известие о готовящемся наступлении на Русь крымского хана.

Но и в тот раз ошиблась не разведка, а не поверившая ее предупреждению Боярская дума. В этом году именно с указанного направления начался знаменитый набег Девлет-Гирея, закончившийся сожжением Москвы.

Разрядная книга дает лаконичное, но яркое описание этого события:

«… и крымский царь посады на Москве зажег, и от того огня грех ради наших оба городы выгорели, не осталось ни единые храмины, а горела всего три часа. А затхнулся в городе боярин Иван Дмитриевич Вельской, а был он ранен, да боярин Михайло Иванович Воронова (сын) Волынской и дворян много и народу безчисленно. А затхнулся от пожарного зною. И царь крымской пошел от Москвы в субботу… А государь был и царевич в ту пору в Ростове. И прииде государь к Москве, и видя ту великую беду, излил многие слезы и повеле град прятати (хоронить, убирать разрушения. — Д. А.) и мертвых людей…». Так бывало редко. Обычно русские воины давали врагам решительный отпор. Сохранился великолепный, поэтически звучащий отклик на обстановку непрерывной боевой обороны русской земли. В «Казанской истории», написанной в честь взятия войсками Ивана Грозного Казани, читаем: «Воеводы же московские, где убо ощутивше варвар, и на кою украину пришедших и тако там собравшихся, прогоняху их и, как мышей, давяху и побиваху. То бо есть от века… дело варварское и ремество — кормиться войною».[15 - Казанская история. М.; Л., 1954. С. 176.]

Из Официальной разрядной книги мы впервые узнаем и о том, как в Московской Руси награждались за одержанные победы воины и военачальники. Сначала присланный от царя боярин говорил: «Государь царь и великий князь велел вам поклониться и велел вас о здоровье спросить». Затем следовали награды. Многих награждали монетами различного достоинства — «золотой притугальский» (португальский), «золотой корабленный» (т. е. с изображением кораблика), «золотой московский» и другими.

Размер награды зависел не столько от конкретных боевых заслуг, сколько от служебного положения данного лица — «по человеку смотря». Награды вручались непосредственно в военном стане, возле шатра самого царя или присланного от царя боярина. Кроме того, составлялась «роспись, что дать боярам и воеводам и головам государева жалования за службу».

Главноначальствующим в доходе воеводам давали за победу высшую награду — «из большие казны по шубе да по кубку». Именно такая шуба и называлась — «с царского плеча». Другим в зависимости от служилого достоинства давались шубы ценой в 100, 60, 50, 35, 20 и 15 рублей, серебряные кубки, ковши, чарки…

Вечные бои, скромные награды, постоянные жертвы - и среди них ЖИЗНЬ... Другой жизни нет. Может быть, другая жизнь в раю, в загробном мире - но на Земле жизнь иначе в руки не даётся...

***

На самом деле, если кто думает, что это предания старины глубокой – пусть не обольщается: и сегодня НИЧЕГО НЕ ИЗМЕНИЛОСЬ! На памяти ныне живущего поколения только полномасштабных геноцидов с полным уничтожением (зачисткой) определённого этноса состоялось 19.

Причем «скорые рати» истребляют не только русских, как это может показаться руссоцентристу. Конечно, своя боль всего больнее, и нам геноцид русских куда важнее, чем геноцид каких-нибудь тутси…

Но мы должны понимать, что при перемене баланса сил в мире всякий раз следует попытка полного истребления конкурента, ослабевших всякий раз стараются добить, а усилившиеся – проверяют на практике пределы своих новых возможностей расселения…

Как говорится, ничего личного, только бизнес. Планета маленькая, людей много. Битву за ресурсы никто не отменял – и наоборот, она куда жёстче, чем во времена раскидистого, малолюдного средневековья.

Помните об этом: на пулю и кинжал не отвечают слезами. На них можно достойно ответить только пулей и кинжалом!

Д.Н. Альшиц,

Доктор исторических наук,

специально для газеты "Экономика и Мы"

17 июля 2016

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.