Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 56,2307 руб.
  • Курс евро EUR: 60,3187 руб.
  • Курс фунта GBP: 71,9978 руб.
Апрель
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

А. Леонидов "МГЛИСТЫЙ БЕРЕГ" -2

А. Леонидов "МГЛИСТЫЙ БЕРЕГ" -2 В отличие от Маркса, общая схема развития нащупана нами совсем иная, чем была в теории формаций, классов. Наше исследование (авторов ЭиМ) показывает, что цивилизация начинается с фундаментального неравенства, основанного на силе (звериная стадия). Далее оно переходит в фундаментальное неравенство, основанное на предрассудках, искаженных толкованиях священных текстов, сакральных практик. Это следующий (рабовладельческий) этап. Многие страны и народы из него (мироощущение «многоэтажного человечества») и доселе не вышли, в том числе в Европе. От власти каннибалов общество, заключившее некоторый компромисс с духовно-культурным началом, переходит к власти лордов, она же – античная рабовладельческая демократия и т.п.

Следующая стадия – царизм, деспотическое царское самодержавие[1].

Оно взламывает фундаментальное неравенство людей и делает их равными перед тираном, деспотом. Эту примитивную форму равенства мы называем «вертикальное равноправие»[2].

Оно, с одной стороны, очень жестоко, непредсказуемо[3], но, с другой стороны (в этом его ценность для цивилизации) – ломает фундаментальное неравенство, принципы олигархической демократии привилегированных слоёв.

Без этой ломки невозможен следующий переход, к развитому и предпочтительному равноправию – горизонтальному, которое предполагает равенство всех людей не перед тираном, а перед заповедями, принципами, законами и установлениями.

В этой схеме исторического прогресса капитализм и буржуазный республиканизм оказывается у нас не прогрессивной стадией, как у Маркса, а тупиком фундаментального неравенства.

Хранители этого тупика – столкнувшись с восходящим общечеловеческим духом – чтобы сохранить себя, вынуждены всё больше лгать, и погружать в ложь своё общество.

Не в силах устоять перед натиском коммунистов, хранители тупика отказываются от честных и открытых принципов аристократии, переходят к законспирированной аристократии – масонерии, изображающей, будто всех своих вилл, яхт, дворцов и миллиардов она добилась сама, честным трудом…

При таком количестве лжи в тупике истории – она разъедает саму рациональную основу сознания европейского человека, уничтожает науку и здравый смысл, убивает всякую логику. Возникает общество, главная фигура в котором – не выходящий из миражей и галлюцинаций от пелёнок до могилы сумасшедший. Этот сумасшедший – и опора режима, и гражданское большинство…

+++

Главным оружием исторического тупика против восходящих сил научного, технического и социального прогресса, грозящих похоронить тупик – становится апелляция к свободам.

Свободолюбие, при всей его смехотворности в устойчивом масонерном обществе (а это общество кастовое, с непроходимыми переборками между высшим и низшими слоями) – становится главной приманкой на рыболовном крючке архантропов современного Запада.

Хранители тупика истории – неглупые люди (хотя и очень эгоистичные, циничные). Они методом сравнительного анализа поняли, что самая уязвимая сторона восходящей цивилизации – это взаимосвязь с той или иной формой тиранства, со «сталинизмом» в широком смысле этого слова.

Плоды цивилизации сладки, но корни её горьки. В двух словах корни сладких плодов прогресса и даруемого им всемогущества космического человечества – это самоотвержение и самоотречение (безусловно подчеркиваемые всей мировой литературой качества цивилизованного, культурного, благородного человека). «Не для себя живу, но для дела, которому служу! Оно – важнее меня со всей моей человеческой самостью!»

Но жить не для себя – очень тяжело. Делать это добровольно, самостоятельно – могут только самые возвышенные и выдающиеся представители рода человеческого. Мещанское же большинство тем или иным способом принуждается к порядку, к поклонению определённым святыням с принудительным наступанием на горло собственной нехитрой мещанской песенке…

Отметим и такую особенность, что - увы, такова жизнь! - человеку, занятому развитием культуры и цивилизации никто никогда не делал и не делает скидок и фор в деле выживания. Борьба за биологическое выживание навязана всем народам и людям. Если регрессоры, эгоисты и паразиты, ведут эту борьбу двумя руками, то прогрессоры - одной, потому что другой рукой они развивают культуру. То есть при формировании нового, прогрессивного уклада, приходится делить силы, что увеличивает жертвы, напряжение и т.п.

Вот в эту больную точку, в эту ахиллесову пяту и бьют архантропы Запада, защищаясь от прогресса и движения истории вперёд, к ноосфере.

Зоологические по своей природе альфа-самцы Запада не хотят прихода Эры Разума, они хотят сохранить человека в биологической стадии стадного животного – при условии, что стадом управляют они. Всё звериное, что есть в человеке – активно помогает в этом Западу.

Свободы выступают взяткой архантропов широким массам, которых больше отсталым западным режимам подкупить-то нечем, ибо экономика их слаба и застойна, и XXI век для неё – это движение не вверх, а вниз из прошлого, ХХ века.

Свободы врываются с «перестройкой» в нашу жизнь, именно как АНТИПОД ЦИВИЛИЗОВАННОГО ПОВЕДЕНИЯ, по принципу «было нельзя – стало можно»:

-Было нельзя воровать – стало можно воровать
-Было нельзя кощунствовать – стало можно.
-Нельзя было вести беспорядочную половую жизнь животного – стало можно её вести.
-Нельзя было тунеядствовать и побираться, бродяжничать – стало можно.
-Нельзя было хулиганствовать – стало можно хулиганствовать в рамках акций типа «майдана», причем кроваво и злостно…
-Нельзя было просто прийти и объявить завод, корабль, порт – своими. Стало можно осуществить захватное право ко всему, где тебе нет равных по силе и наглости…

+++

Как на ладони лежит перед нами процесс озверения и оскотинивания в процессе «освобождения». Но человек в нём не просто наслаждается прежде отсутствовавшими возможностями низшего порядка. Параллельно он (совершенно естественно) – теряет прежде существовавшие возможности высшего порядка.

Буйство звериной вольницы неразрывно связано с нарастающим по факту (несмотря на всю демагогию) беззаконием, крахом экономики (от производительного типа переходящего к собирательству), крахом образования, культуры, здравоохранения и т.п.

Это опять же – не чья-то злая воля, а неизбежный (может быть, даже неожиданный) эффект от наслаждения масс свободами.

Упиваясь одними возможностями (прежде всего, вести себя как скоты, не опасаясь окрика и палки пастыря) – люди незаметно сами для себя теряют другие.

Сладость падения неразделима с болью от удара в конце «свободного полёта», забывшего о силе притяжения…

+++

Что мы имеем сегодня и сейчас? Мы имеем очевидную нестабильность и она очевидным образом нарастает. Можно даже сказать, что мы оказались в обществе СТАБИЛЬНО НАРАСТАЮЩЕЙ НЕСТАБИЛЬНОСТИ.

С гор человеческого духа (с высот цивилизации) сорвалась лавина, грозящая похоронить всех нас. Наверху эта лавина мала и издалека кажется чем-то малозначимым. Но по мере движения вниз лавина нарастает и приближается лично к нам.

То есть: 2008 год хуже 2007, 2010 – 2008, 2014 – 2010-го, 2016 – гораздо страшнее 2014-го и т.п. Кого-то в России и мире лавина уже погребла, и их много: от ребенка, убитого укро-выродками в Донецке до безвестного бомжа, замерзшего на помойке в «обществе великих возможностей». Но главное – не в том, кого лавина УЖЕ погребла, а в том, кого она ЕЩЁ погребёт. Если управлять международными отношениями и экономикой на основе зоологических принципов альфа-доминирования (сильным – всё, слабым – смерть) – то, конечно, будут множиться и войны, и мирные гуманитарные катастрофы.

Современная экономика и наука созданы очкариками, ботаниками – т.е. теми, кто в брутальной рыночной среде презираются более всех. Современная наука и экономика не могут поддерживаться хищными животными, потому что требуют интеллекта, а не клыков с когтями, понимания, а не безжалостности.

+++

Или зоологизация отношений убьёт человеческое в человеке. Или человек убьёт процессы зоологизации. Но сделать это, не покусившись на всем приятные свободы – невозможно…



[1] Здесь интересно отметить отношение к И.Грозному и становлению самодержавия со стороны И.В. Сталина. Свою точку зрения на первого российского царя Сталин высказал весьма определенно в беседе с создателями фильма «Иван Грозный» режиссером С. Эйзенштейном и исполнителем роли Грозного Н. Черкасовым. По утверждению Сталина, Иван Грозный являлся великим и прогрессивным государственным деятелем, притом куда более значительным, чем Петр I.

«Говоря о государственной деятельности Грозного, товарищ И. В. Сталин заметил, — вспоминал Н. К. Черкасов, — что Иван IV был великим и мудрым правителем, который ограждал страну от проникновения иностранного влияния и стремился объединить Россию. В частности, говоря о прогрессивной деятельности Грозного, товарищ И. В. Сталин подчеркнул, что Иван IV впервые в России ввел монополию внешней торговли, добавив, что после него это сделал только Ленин.

Иосиф Виссарионович отметил также прогрессивную роль опричнины, сказав, что руководитель опричнины Малюта Скуратов был крупным русским военачальником, героически павшим в борьбе с Ливонией. Коснувшись ошибок Ивана Грозного, Иосиф Виссарионович отметил, что одна из его ошибок состояла в том, что он не сумел ликвидировать пять оставшихся крупных феодальных семейств, не довел до конца борьбу с феодалами, — если бы он это сделал, то на Руси не было бы смутного времени… ему нужно было бы действовать еще решительнее!». [Черкасов Н. К. Записки советского актера. М., 1953. С. 379–383,]

[2] Самодержавная идеология изначально, с момента своего становления настаивала на порочном неравенстве демократических устройств. Уже Ивана IV Васильевича Грозного постоянно и неотступно преследовал кошмарный, в его представлении, призрак парламентаризма. Стоило царю обратить взор на Запад и перед глазами вставали те самые системы государственного устройства, которых он во что бы то ни стало хотел избежать в своей стране. В зависимом от дворянства положении находилась королевская власть в Швеции. Английская королева должна была обсуждать свои государственные дела в парламенте.

«А о безбожных языцех, что и глаголати! — пишет царь Курбскому. — Понеже те все царствами своими не владеют: како им повелят работные их, и тако владеют». По мнению Грозного, от такого порядка (ограничивающего власть самодержца) хорошего ждать не приходится. «…А в государской воле подданным взгоже быти, а где государской воли над собой не имеют, тут яко пьяны шатаютца и никоего же добра не мыслят». Только сильная власть самодержца может, как утверждает царь, спасти страну от междоусобных войн: «Аще убо царю не повинуются подвластные, никогда же от междоусобныя брани не перестанут».

В шести словах Иван Грозный сумел выразить основную социальную сущность своего отрицания представительной системы правления: «Тамо особь каждо о своем печеся…». Вот в чем корень зла всякой демократии. Соответственно единовластие государя, неподвластного чьим бы то ни было частным или сословным интересам, является единственной действительной гарантией соблюдения всегда и во всем только общегосударственных интересов. Самодержавие — истинный представитель не «особь каждого» и не отдельных сословий, а «всей земли». Русское самодержавие имело надклассовую сущность власти, являющейся представительницей всенародных интересов. Неограниченная власть оказывалась, по мнению идеологов царизма, воплощением столь желанной всеми «правды».

[3] Ни в коей мере не отрицая примитивный характер начальной, вертикальной, формы равенства в виде царизма – соглашаясь с её жестокостью и волюнтаризмом относительно грядущей горизонтальной формы равноправия – отметим на полях: вранья и тут много. О временах давно минувших, обывателем забытых, врать легко. Понятно, что Европа, видя в России альтернативу, никогда не жалела черных красок для описания, например, Ивана Грозного (на английский переведен, в силу бедности английского языка, как «Иван Ужасный»). Однако факты не показывают нам зарвавшегося маньяка, убивавшего подданных ни с того, ни с сего (а подданные всё терпели – значит рабы, делают вывод евро-пропагандисты).

Вот, к примеру, реальный случай: знаменитый опричник, в самый разгар опричнины Д. Черемисинов расследовал на месте обстоятельства дела воевод Ноздроватого и Салтыкова. Он доложил царю, что Ноздроватый и Салтыков не только «делали не гораздо, не по государеву наказу», но еще и намеревались завладеть имуществом литовцев, если те оставят город. «Пущали их из города душою и телом», т. е. без имущества. Черемисинов быстро навел порядок. Он выпустил литовцев из города «со всеми животы и литва тот час город очистили…».

По итогам: князя Ноздроватого «за службу велел государь на конюшни плетьми бить. А Ондрея Салтыкова государь бить не велел». Тот «отнимался тем, что будто князь Михаил о Ноздроватый ему государеву наказу не показал, и Ондрею Салтыкову за тое неслужбу государь шубы не велел дать».

В июле 1577 г. царские воеводы двинулись на город Кесь и заместничались. Князь М. Тюфякин дважды досаждал царю челобитными. К нему было «писано от царя с опаскою, что он дурует». Не желали принять росписи и другие воеводы: «А воеводы государевы опять замешкались, а х Кеси не пошли. И государь послал к ним с кручиною с Москвы дьяка посольского Андрея Щелкалова… из Слободы послал государь дворянина Даниила Борисовича Салтыкова, а веле им итить х Кеси и промышлять своим делом мимо воевод, а воеводам с ними». Согласитесь, такого рода описание реальных событий никак не вяжется с созданным пропагандой образом Ивана Грозного (на самом деле убившего меньше людей, чем его коллеги-современники, английский и французский монархи).

Александр Леонидов; 21 июля 2016

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше
  • ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

    ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Говоря о проблеме частного предпринимательства, мы должны разъяснить те стороны вопроса, которые не понимали коммунисты, и не понимают либералы. КПСС после Сталина (подчеркиваем – ПОСЛЕ Сталина) вообще обходилась без частного предпринимательства, что и сделало систему в определённом смысле инвалидом, и предопределило во многом её крах. Либералы же – напротив, думают заполнить всё и вся частным корыстным интересом, думая, что «тут-то и жизнь хорошая начнётся». Но жизнь устроена не так, как думают коммунисты. И не так, как думают либералы. Истина – оказалась между двух основных стульев, на которые сел ХХ век…

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.