Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 56,7106 руб.
  • Курс евро EUR: 63,3684 руб.
  • Курс фунта GBP: 72,7937 руб.
Май
пн вт ср чт пт сб вс
01 02 03 04 05 06 07
08 09 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

БОГАТСТВО КАК СОГЛАСОВАНИЕ

БОГАТСТВО КАК СОГЛАСОВАНИЕ Новая ересь в экономической науке – радостно презентованная собирателем отбросов умственной деятельности человечества А.Никоновым – утверждение о том, что высокие цены на все товары, рыночная дороговизна порождают в итоге высокий уровень и качество жизни. Как это обычно бывает, в вопросе о ценах и качестве жизни телега поставлена впереди лошади: действительно, дорого платить за повседневные товары могут только люди состоятельные, денежные (остальные в дорогостоящем мире вымрут, как мамонты). Но ведь высокие цены – не есть причина высокого уровня жизни, они есть побочное случайное его следствие.

Если бы высокие цены создавали высокий уровень жизни, то чего проще: задирай цены на все товары, тут-то и жизнь хорошая начнется! На самом деле все далеко не так просто. Во-первых, высокие цены в современных развитых государствах слишком уж очевидно связаны с процессами демографического вымирания этих стран, и невольно рождается подозрение, что бедность победили, истребив бедных путем просеивания народа через сито финансовой состоятельности.

Возьмем двух человек. Один родил сына, а другой – десять сыновей. Живут они в разных странах, но оба получают по тысяче долларов в месяц. Может возникнуть иллюзия, что уровень жизни однодетного в 10 раз выше, чем у многодетного. Но это именно что иллюзия: доходы-то у них одинаковые, просто у однодетного расходов меньше, он путем вымирания рода добился концентрации лично себе потребительских благ…

Однодетный имеет не больше многодетного; он просто перераспредилил имеющееся эгоистичнее. Точно так же человек, который сушит чайные пакетики на батарее для вторичного использования - имеет не больше чая, чем обычный человек, а больше жадности.

Во-вторых, при разнице в ценах между двумя странами или регионами можно говорить о значительной доле ФИКТИВНОСТИ В ПРЕВОСХОДСТВЕ по уровню жизни.

Опять возьмем двух мужчин. Один получает 100 долларов в месяц и тратит 30 на еду, 30 на одежду, 30 на досуг и культуру, а 10 – отдает за квартплату. Второй мужчина получает 1000 долларов, и тратит (по тем же ценам) 30 на еду, 30 на одежду, 40 на досуг и культуру  и 900 – отдает за квартплату. Предположим, что их жилища качественно одинаковы.

Можно ли сказать, что уровень жизни человека с 1000 долларов зарплаты выше чем у человека со 100 долларами? Можно. Во-первых, он выше на 10 реальных долларов, что мы уже видели в графе «досуг и культура». Во-вторых, он выше за счет большей свободы маневра: человек с 1000 долларов, ухудшив свое жилищное положение или затянув с квартплатой имеет большую свободу потребительского маневра, он, так сказать, в состоянии выдать самому себе беспроцентный кредит.

Однако, хотя уровень жизни человека с 1000 долларов зарплаты выше, чем у человека со 100 долларами, разрыв куда меньше декларируемых 900 долларов. И если для человека с 1000 долларов ввести ещё пару небольших платежей, от которых в своей стране освобожден человек со 100 долларами, то человек со 100 долларами может оказаться по уровню жизни выше, чем человек с 1000 долларами. Необходимо различать платежи подлинные, добровольные, работающие на человека от платежей вынужденных и принудительных, имеющих характер скрытого налога с зарплаты.

Высокие цены сами по себе никак не могут сделать страну и её жителей богатыми. Оттого, что в Болгарии хлеб или молоко в два раза дешевле, чем в РФ, мне отнюдь не легче, потому что я живу не в Болгарии с российской зарплатой, а в РФ. В мою более высокую, чем болгарская, зарплату, включены скрытые налоги (в том числе, налог на климат), которые я не буду платить только в одном случае: если поеду с российскими деньгами в Болгарию. Но это случай гипотетический, редкий, вне репрезентации.

Хлеб есть хлеб, молоко есть молоко, и если привычная их порция стала стоить дороже при росте зарплаты – на самом деле не изменилось ничего.

Зачем вообще тогда эта нелепость с высокими/низкими ценами и зарплатами? Зачем человеку сперва больше давать денег, а потом больше отнимать? Ответ лежит в геополитической области.

Высокие цены (и это проиллюстрировано в приведенных Никоновым примерах, правда сам Никонов этого не понял) – это привилегия ИМПЕРСКОЙ МЕТРОПОЛИИ, стремящейся к тому, чтобы наладить с подчиненными колониальными и полуколониальными странами неэквивалентный обмен. Человеку из страны с низкими ценами/зарплатами трудно приехать в страну с высокими ценами/зарплатами, так и задумывалось, потому что – нафига он нужен в метрополии, колониальный житель, он должен в колонии батрачить,  а не по Венеции/Лондону/Москве разгуливать.

Зато полноправный гражданин метрополии, переехав на зависимую территорию со своими доходами, получит ощутимый привесок по отношению к местным, подчеркнет, что даже будучи рабочим в метрополии, он все же сверхчеловек и белокурая бестия.

С точки же зрения экономического (а не геополитического) анализа важно отметить, что уровень жизни нельзя измерять не только деньгами, но и, грубо говоря, «в тапочках или буханках».

Мы убедились, что далеко не во все цены метрополии всаживается скрытый налог. Он может быть сконцентрирован в квартплате или в ценах на медобслуживание и лекарства, по всем же другим группам товаров, включая тапочки и буханки, может наблюдатся паритет цен.

Мы понимаем, что если человек – условно и теоретически – может купить на зарплату 1000 кг. мяса, это ведь не значит на практике, что он пойдет покупать исключительно одно мясо. А на что он оплатит тогда, например, услуги налогового консультанта (расход, в иных странах начисто отсутствующий)? А на что он оплатит парковку автомобиля у бордюра (расход, в иных странах вообще непостижимый)? Запросто может получится так, что оплатив по нужде все свои парковки и налоговые консультации человек в итоге сможет купить меньше мяса, чем иностранец, чья зарплата теоретически позволяет купить не более 100 кг. мяса…

Но если мы не можем измерить уровень жизни в обманчивой цифири валюты, и если мы не можем измерить его в тапочках и мясе, в чем же тогда его вообще измерять?!

Реальный, а не дутый, уровень жизни исчисляется в двух измерениях.

Первое измерение – техномическое. Техномика отвечает на вопрос – сколько в стране «Х» и какова динамика их прироста. Как сделать?  - это вопрос техномики. Но вопрос – ЧТО СДЕЛАТЬ? – не техномический. Он относится к области СОЦИОПСИХИКИ, ясной или мутной, которая, в зависимости от своего состояния, ясно или расплывчато отвечает на вопрос – что есть предмет богатства, каков тот «Х» увеличить производство которых по просьбе потребителей обещает техномика.

 Какими предметами нужно обладать человеку, чтобы чувствовать себя богатым и обеспеченным? Техномика не может дать ответа на этот вопрос, тут нужно самим решать. Мутная социопсихика, как в поздние годы СССР, будет измерять богатство в жвачке, джинсах, пепси-коле и магнитофонах. Более здравая социопсихика, наверняка поставит вопрос об обеспеченности жильём, транспортом, медициной, образованием, тиражами книг и т.п.

Приложенное к разным социопсихикам, общество может быть и богатым и бедным, ничуть по техномической сути не меняясь. Богатое жвачкой общество станет бедным, если социопсихика видит богатство в квартирах, а богатое квартирами общество станет бедным, если социопсихика хочет видеть богатство в жвачке.

Материальная обеспеченность потому и материальна, что предполагает доступность материальных предметов. Но  мало это сказать. Может быть очень много малоценных, с точки зрения социопсихики предметов, и очень мало высокоценных. При этом одна и та же вещь через 15 лет выбрасывается на помойку, как старьё и хлам, и она же через 40 лет продается за бешенные деньги, как раритет.

Можно ли сказать, что дом – материальная ценность? Нет, сам по себе он никакая не ценность. ВЫЕЗЖАЙТЕ В ГЛУБИНКУ – ТАМ ПОЛНО БРОШЕННЫХ ДОМОВ, ДАЖЕ МНОГОЭТАЖНЫХ. В наши дни в Детройте (мертвом городе автомобилестроителей) дома продают за 1 доллар. Социопсихика (психическое настроение масс, всеобщее настроение) не видит ценности в доме в Детройте – и потому дом в Детройте ничего не стоит. Завтра такое же может случится с любым городом. И с любым материальным предметом.

Поэтому обладание материальными предметами – не есть богатство или достаток. Богатство – есть обладание материальными предметами, которым придается общей, социальной психикой высокая ценность. Эта ценность не может скрываться внутри предмета – её придают предмету именно НАСТРОЕНИЯ МАСС.

Чем для Робинзона на необитаемом острове крупный бриллиант отличался бы от мелкого? Только тем, что крупный удобнее, как стеклорез, и всех делов! Колоссальная разница в цене между крупным и мелким бриллиантами существует только в рамках определенной социопсихики, вне которой они – просто камушки, наравне с речной галькой.

Особенности социопсихического кризиса (а именно такой погубил наш СССР) – в том, что возникает социопатология презрения к предметам своего обладания и неоправданный пиитет к предметам чужого обладания.

Не то, чтобы у нас (совков) было мало материальных предметов. Одних ракет и танков вон сколько было! Но мы (совки) считали эти предметы за ничто, мы, как папуасы, гонялись с золотым песком за стеклянными бусами и зеркальцами, в итоге разделив судьбу с папуасами.

Техномический кризис – это когда очень нужно, но не получается изготовить заказ. Такие кризисы тоже бывают (заказ общества известен, однако технически недоступен). Но чаще бывают социопсихические кризисы в экономике, один из которых – кризис СССР. Социопсихический кризис – это не тогда, когда люди не получают желаемого от производства, а тогда, когда люди сами не знают, чего хотят.

Высокий уровень жизни создают ясная социопсихика, четко определившаяся с предметами, которых «нужно больше, чем вчера», и здравая техномика, которая ищет пути и средства для умножения заказанных предметов.

Искать «то, не знаю что» техномика бессильна, и не нужно винить в этом инженеров. Нельзя удовлетворить техникой неясные, расплывчатые мечтания социопата о каком-то загадочном благе без точных параметров. Поэтому уровень жизни будет временно (краткосрочно) низким в обществе с неразвитой техномикой, и стабильно низким в обществе, страдающем социопатологиями.  

Из чего следует, что социопсихический кризис помутнения жизненных ориентиров гораздо опаснее для экономики, чем чисто технический, связанный с недоработкой технологий…

Александр Леонидов; 9 января 2013

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..