Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 59,2168 руб.
  • Курс евро EUR: 63,6225 руб.
  • Курс фунта GBP: 73,9144 руб.
Январь
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

РАЗЛАГАЛИ-ВЕСЕЛИЛИСЬ...

РАЗЛАГАЛИ-ВЕСЕЛИЛИСЬ... ...ПОДСЧИТАЛИ - ПРОСЛЕЗИЛИСЬ... В сумраке ИХ сознания всегда весело. Им самим. Тем, кто за Ними наблюдает - давно уже не весело... «Выборы — это шоу, а дебаты — часть этого шоу» - пишет весьма молодой по возрасту профессор IE Business school (Мадрид) Максим Миронов[1]. Пишет на «Эхе Москвы» либеральном рупоре РФ, искренне печалясь о провальных итогах либералов на выборах. Можно, конечно, сказать – чего к словам цепляешься? Молодой профессор просто неловко выразился… Но анализ контекста как писаний М.Миронова, так и всего «Эха Москвы» (и всех либеральных изданий) показывает, что это не оговорка. Они именно так и относятся к выборам, и вообще к жизни. Это такой «liberal style» - когда судьбоносными вещами играются, а во время сложнейшей хирургической операции, от которой зависит жизнь пациента – хирургу предлагается хихикать.

Люди пожилые вспомнят фильм «Тот самый Мюнхгаузен» 1979 года, снятый на студии «Мосфильм» манифест несерьёзности от Марка Захарова. И заключительный пафосный призыв клоуна, уже ставшего для либеральной советской интеллигенции героем: «Все глупости на земле делаются именно с серьёзным выражением лица. Улыбайтесь, господа! Улыбайтесь!».

Что ж, либералы неизменны: из 1979 в 2016 тянется прямая преемственность. И для них для всех вопросы жизни и смерти – это действительно шоу, или же частичка какого-то иного шоу… Весёлое расположение духа они очень ценят, а в развале СССР КВН и его «приколы» сыграли далеко не последнее место (как и в растлении молодёжи).

Почему либералы так любят хихикать? Не только потому, что они дурачки от природы, и смех без причины (постоянный и натужный) – признак их дурачины.

Смех – идеальная смазка для шарниров «Окон Овертона»[2].

Кроме этого в «патологической беззаботности» теории «шоу-выбора» (когда судьбу и будущее детей предлагают выбрать шутя, играючи, без серьёзного настроя, практически неосознанно) – есть и ещё один пласт «КВН-культуры».

Этот пласт – фатализм. Либералы лишены способности понимать мир связно и последовательно, видеть причинно-следственные звенья процессов. Они не видят связи между действиями – и закономерной реакцией окружающих сред. Они фаталисты – поскольку полагают всё случившееся неизбежным, а всё не случившееся – невозможным.

А раз что-то уж случается с неизбежной предопределённостью – то лучше, конечно, встречать это оптимистически, весело, с комсомольским задором! Чего плакать и стенать – всё равно ведь ничего не изменить. Вот, скажем, СССР – «он же был исторически обречён». Посему и бодрость духа в стиле «помер Максим – и хрен с ним!».

Надо жить не ностальгическими воспоминаниями, и не туманными мечтаниями утопистов, а прагматически приспосабливаться к сегодняшнему дню. Гегемон Америка – значит, кланяться Америке. Пала Россия ниже Португалии – значит, кланяться ещё и португальцам заодно с Америкой… Главное – делать всё это весело, бодро, жизнерадостно! В любом положении есть место для веселья, как они говорят – «при неизбежности насилия расслабься и получи удовольствие»…

Таков вот облик ГЛУБИННОЙ психологии либерала, вырастающий из его фатализма, который, в свою очередь, вырастает из непонимания жизни и её законов, взаимосвязей, циклов.

Не нужно думать, что все либералы негодяи и предатели. Некоторые из них вполне патриотичны, и Родину любят – а от патриотов отличаются тем, что считают действия по спасению Родины утопией в силу «неизбежности процессов». «Мы, конечно, хотели бы, чтобы в России всё было хорошо, но ничего для этого не делаем – не потому, что лентяи, а просто потому что всякое действие бессмысленно, а исход всегда предопределён раскладом объективных факторов».

Про такое юный профессор Миронов пишет насмешливо: «Когда я слушаю, например, Явлинского, то готов подписаться почти под каждым его словом. Также очень достойно выступал на дебатах Касьянов. Проблема в том, что описание красивой жизни, которую они хотят построить, не меняется из года в год. Двадцать лет назад Явлинский также складно говорил примерно такие же вещи. Гоголь еще в середине 19-го века описал этот тип российского либерального политика, и это название даже стало нарицательным — маниловщина».

Я определил бы иначе, менее литературно, потому что мы же учёные, а не балагуры КВН, тяготеющие к красному словцу. Поскольку Явлинский и его «Яблоко» отказались усилить собой партию национальной измены, главную либеральную – явлинщина есть социально-экономический и политический аутизм.

Про Явлинского и его сторонников я даже не могу сказать, что они плохие люди – потому что люди больные не бывают ни хорошими, ни плохими. У них свой мир, свои законы в этом выдуманном мире, они там живут. Там они побеждают каких-то своих драконов, совершают какие-то свои подвиги и высекают на скалах какие-то свои скрижали. Лучше бы им уйти в литературу и писать в жанре «фэнтези»…

Корни социально-экономического и политического аутизма (заодно и аутизма в области теории образования, культуры и т.п.) таких, как выше описано, лежат – внимание! – в отрыве процесса обобщения от возвратно-корректирующего воздействия практики.

Мысль человеческая без обобщений не может, не живёт. Человек не может только отражать картинки, которые видит, он обязан и вынужден их сортировать, обобщать, создавая абстракции, «универсалии».

Например, о зерне, даже в единственном числе, он начинает говорить как о ВСЯКОМ зерне, а не только конкретном, лежащем на его ладони. И описывая свойства зерна – пытается понять свойства не только зерна на ладони, но и вообще всякого его подобия, всякого зерна.

Так рождаются обобщения, абстракции – «хлеб теоретиков». Появляются понятия, которые «везде и нигде».

«Зерно» - о котором мы говорили, с одной стороны, во всех зёрнах, на всей земле, на всех полях. Но в то же время его не существует отдельно от конкретных зёрен, нет в природе «зерна вообще» - образом которого мы пытаемся описать свойства всех зёрен. Абстракция – это предмет, которого нигде среди предметов нет, но который в то же время важнее всех предметов.

Общая теория зерна конечно же, важнее конкретного зёрнышка на ладошке, потому что конкретных зёрнышек миллиарды миллиардов, они разбросаны всюду, как мусор. А «зерно» - абстрактный образ – даёт нам знание о всех о них сразу. Поэтому о нём пишут книги и рисуют картины. Но скушать его нельзя. Нельзя его растереть в муку или пожарить, как конкретные, реальные зёрна.

Вывод? Наша мысль отражая практику, обобщает её. Затем сделанные нами обобщения перепроверяются практикой. То есть наши представления о зерне должны быть подтверждены поведением конкретных зёрнышек.

Почему? Потому что наш ум мог неправильно обобщить практику. А если он неправильно обобщил – тогда рождённая им абстракция бред, химера, безумие: её и на практике не существует, и теоретической пользы от неё ноль (точнее, конечно, не ноль, а отрицательная величина, ведь она вредит реальному познанию мира).

Вот так, подобно маятнику, человеческий разум и функционирует: увидел десять зёрен – сложил в уме в одно. Получилось обобщённое зерно теории. Затем это обобщение перенёс обратно из ума в окружающую реальность, проверил на конкретных зёрнах.

Обобщение должно подтверждаться практикой ПОСТОЯННО. Иначе оно станет сумасшествием, психическим расстройством, «кривым зеркалом».

Суть либерализма в целом, и явлинщины, как наиболее чистой (и даже по-своему честной) его формы в том, что созданные умом абстракции отрываются от реальности и больше к ней не возвращаются.

Из безжизненных абстракций начинает, как из кирпичиков, возводиться «дом-призрак», приют сумасшедших. Из абстракций, не подтверждённых жизнью, складывают абстракции более высокого уровня.

Или – тоже часто бывает – оторванные от жизни обобщающие понятия вытягивают в длинные цепочки равноуровневых абстракций. Типа «перестройка» - это революция», и понимай, как знаешь. Такие цепочки можно произвольно вертеть, переставляя члены (скажем, сказать «революция – это «перестройка»), потому что смысла в цепочках нет, а видимость смысла сохраняется при любой перетасовке терминов.

По сути, эта игра видимостью смыслов в цепочках равноуровневых абстракций – всего лишь «машина» Раймунда Луллия[3].

Это работа мозга, но пустая, бессмысленная и беспочвенная. Человеку искренне кажется, что он думает, мыслит – но он ничего не понимает по итогам раздумий, ни к чему ни приближается, ничего не постигает и не уточняет.

В современной жизни такую жвачку для мозга выдают чаще всего либералы.

Их разговоры о любом предмете могут быть бесконечными – но приближают к пониманию предмета не больше, чем их молчание.

Когда они говорят о политике или об экономике – это в их устах схоластика в худшем смысле слова «схоластика».

А всё потому, что если нормальный человек негодные, ошибочные абстракции, обобщения выбрасывает по итогам проверки практикой, то либералы их копят, хранят и продолжают использовать, создавая причудливые «музеи смысловых галлюцинаций».

Ключевая абстракция, с которой работают либералы, абстрактное понятие, давшее им имя – «СВОБОДА» (лат. «LIBERTAS»). Как оно вообще появилось в человеческой речи? Люди обобщали практику, и заметили, что есть «необходимость», не оставляющая вариантов, а есть возможность выбора из нескольких вариантов, как противоположность необходимости. Так появилось понятие «Свобода».

Причем в английском языке, например, оно сперва появилось, как избавление от необходимости платить, предоставление какого-либо блага бесплатно. То есть английское слово было противоположно по смыслу рыночности, купле, продаже, плате! То есть если мы скажем по-английски «рыночные свободы» - мы скажем оксюморон, нелепость! Свободными считались те, кого не обязывали платить, то есть, например, высшие сословия, не платившие налогов.

У свободы нет, да и не может логически быть такой противоположности, как «несвобода». Наоборот, несвобода является необходимой частью всякой свободы: чтобы один был свободен, другой должен быть несвободен, поэтому, например, преступников «лишают свободы» - чтобы добропорядочные граждане могли оставаться свободными.

Онтологической парой для свободы является необходимость.

Не понимая этого, либералы выдумывают мир, который они «освобождают» от необходимого и неизбежного, вырывают слово «свобода» из его логического гнезда и превращают в безумную химеру.

Свобода – это всегда конкретное освобождение от чего-то, связанное с несвободой от чего-то другого.

Вместе с ростом любой свободы параллельно растёт и парная ей несвобода. Только в этом случае слово «свобода» имеет житейский, бытовой смысл, а иначе оно превращается в бессмыслицу, в ничего реального не обозначающее понятие.

Либералы оторвали слово от корней, и теперь оно у них не обозначает ничего – потому может означать что угодно: они записали в «свободу» и ельцинскую клептократию, и тоталитарную американскую масонерию, и украинский фашизм, и кровавых диктаторов – «наших сукиных сынов», по их определению.

Это неизбежно – если абстракция потеряла связь с практикой, с реальными конкретными случаями, и не сверяет свои обобщающие умозаключения с ними.

В воздушных замках воображения можно громоздить любые конструкции, строить любые модели – правда, реальностью они вам управлять уже не помогут.

Когда окружающий мир сам по себе, а вы, как либералы и сочувствующая им часть интеллигенции – живёте в своём мире, это и называется социально-экономический аутизм.

Ну, а поскольку люди базовых вещей не понимают, и вообще забыли, откуда взялось обобщение практик в форме термина «свобода» - то любые их тексты с этим термином по сути своей аутичны.

Естественно, не только с ним, но и с любым другим абстрактным термином – потому что у либералов утрачена культура мышления, разрушен аппарат связного и отражающего объективную реальность мышления.

Как пишет «во всём согласный» с Явлинским ювенальный профессор Миронов – «…у оппозиции полномочий, финансовых ресурсов нет, поэтому нельзя спрашивать с нее, чтобы она предъявила то, чего требует — честные суды…»

А мне стало интересно – как вообще себе Миронов представляет «предъявление честных судов»? Что, "партия власти" заваливает избирателей листовками с требованиями «нечестных судов»? Есть ли хоть одна власть на свете, которая заявляла бы, что требует нечестных судов?!

Если «введение честных судов» - пункт политической программы либералов (а таки-да, они в каждом материале тему суда треплют в этом смысле)- то это проявление и очевидной неадекватности и очевидного инфантилизма. С таким же успехом можно требовать любящих жён для всех мужей и спасения для всех утопающих…

Взрослый и разумный человек никогда не поверит в то, что «честность судов» может ввести указом победившая на выборах партия или президент. Никакое положительное качество нельзя ввести законом. Ведь никто же формально и официально не выступает за коррупцию в суде, за её легализацию и расширение!

Взрослый и разумный человек понимает, что всякое требование перемен в реальном мире (а не в фантазиях аутистов) в обязательном порядке должно указывать: источник, движущие силы, механизм реализации и плательщика. Если кому-то что-то даёшь – укажи сразу и честно, у кого собираешься это отобрать. Кто пойдёт отбирать, когда, с какими силами?

Это единственный путь остаться в реальности, и не превращать «выборы в шоу», как вырвалось у бедного Миронова выше по тексту. «Я считаю демократических лидеров партий, которые были представлены в бюллетенях, — врунами. Хотя врун, наверное, сильно жесткое слово. Они, скорее, фантазеры — то есть вруны, но без злого умысла» - пишет Миронов. И не понимает, что сам такой же врун или фантазёр, в зависимости от наличия или отсутствия у него злого умысла…

+++

Сегодня мы живём в мире, уровень лицемерия в котором стал не только чудовищным, но и чудовищно-примитивным, на уровне людоедского племени «ням-ням»: отторгли Косово, после чего требуют соблюдения территориальной целостности других стран. ПРОПЛАТИЛИ (официально, по линии ООН) референдум в Южном Судане за его отделение от Северного, и тут же отказались признавать референдум в Крыму. Заявили, что никто не смеет входить на территорию Ирака без согласования с правительством Ирака даже для борьбы с ИГ – а сами вошли в Сирию без согласования с правительством Сирии под предлогом борьбы с ИГ… Заявили, что под российскими бомбами в Алеппо страдают 200 тыс. мирных жителей – и начали массированные бомбардировки Мосула, где 1,5 млн. мирных жителей: «их будут использовать, как живой щит, но это не должно нас останавливать» (из официального заявления представителя Пентагона).

То есть Запад делает дела не просто циничные, но и глупые в своём открытом, неприкрытом цинизме.

Напомню, что Риббентропу хотели на юбилей подарить ларец с подписанными им договорами, но не нашли не одного, который не был бы после нарушен Германией! Отказались от идеи такого подарка – что совершенно зеркально для современных США и НАТО: нет ни одного подписанного ими договора, который они бы сами и не нарушили после! То есть в этом отношении НАТО достигло уровня гитлеровской Германии и даже её превзошло…

+++

Так что «весёлые старты» шоу под названием «выборы» очень скоро оборвутся у шутников чем-либо очень страшным. Точка невозврата пройдена и шутить с этим – значит, быть уже не членом Клуба весёлых и находчивых, а членом клуба идиотов…



[1] Статья «Если дырка на штанах — это Путин виноват!», http://echo.msk.ru/blog/mmironov/1855578-echo, 14.10.2016 г.

[2] Для того, чтобы перевести недопустимое и немыслимое в обыденное и привычное – проще всего вначале вводить его в оборот шуткой. «Вы же понимаете, что это понарошку, что это не всерьёз, это всего лишь игра»… Потому либералы и шутят: если бы они сразу предлагали всё, что они предлагают, с серьёзными лицами, их бы избили.

[3] Механизм, изображаемый в сочинениях средневекового алхимика Р.Луллия состоял из нескольких подвижных концентрических кругов, разделённых поперечными линиями на отделения, в которых он клал таблички с общими понятиями или основными категориями всего существующего. Потом Луллий вращал круги - а вращая их так или иначе, можно было получать множество новых, более или менее сложных комбинаций типа «Небо-Вечность-Любовь-Пространство-Время». Луллий писал таблички так, чтобы они обнимали всю область возможного знания: атрибуты божества, логические категории, метафизические обозначения и т. д., до права и медицины включительно. Конечно же, таким способом никакая истина не была ни открыта, ни доказана. Но при перемене мест слагаемых в фразе сумма смысла не менялась, так как изначально была нулевой. Это по своему завораживает – большинство наших учёных и политиков до сих пор занимаются этим делом, составляя в рядок одноуровневые абстракции и получая замысловатые фразы с видимостью смысла…

Николай ВЫХИН, специально для «ЭМ»; 26 октября 2016

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше
  • ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

    ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Говоря о проблеме частного предпринимательства, мы должны разъяснить те стороны вопроса, которые не понимали коммунисты, и не понимают либералы. КПСС после Сталина (подчеркиваем – ПОСЛЕ Сталина) вообще обходилась без частного предпринимательства, что и сделало систему в определённом смысле инвалидом, и предопределило во многом её крах. Либералы же – напротив, думают заполнить всё и вся частным корыстным интересом, думая, что «тут-то и жизнь хорошая начнётся». Но жизнь устроена не так, как думают коммунисты. И не так, как думают либералы. Истина – оказалась между двух основных стульев, на которые сел ХХ век…

    Читать дальше
  • ИЗДАТЕЛЬСТВО КНИГАМИ ПОЛНИТСЯ!

    ИЗДАТЕЛЬСТВО КНИГАМИ ПОЛНИТСЯ! Отдохнуть душой в кипящих буднях огневой современности поможет наше братское уфимское начинание - сетевое издательство "Книжный Ларёк". Он даст вам представление о живом литературном пульсе российской глубинки.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..