Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 59,0014 руб.
  • Курс евро EUR: 66,0816 руб.
  • Курс фунта GBP: 75,1206 руб.
Июнь
пн вт ср чт пт сб вс
      01 02 03 04
05 06 07 08 09 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ - ОБЛАСТЬ РЕЛИГИОЗНОГО

ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ - ОБЛАСТЬ РЕЛИГИОЗНОГО Не единственное, но очень важное отличие науки от веры, религии – эмоциональная вовлеченность. В религии она, безусловно, есть, а в науке её нет. Если кто-то покушается на предмет верований человека, человек испытывает боль и страдание. А если кто-то покушается на предмет изучения ученого – ученый не испытывает ни боли, ни страданий. Если я изучаю борную кислоту, а кто-то где-то вылил борную кислоту в унитаз – это проблемы его и сантехника, отнюдь не мои. Трудно представить себе исследователя борной кислоты, который будет всерьёз страдать от насмешек над кислотой…

В самом деле, ученые не только совершенно равнодушны к предмету анализа, но и весьма непочтительны к нему. Нужно ли объяснять, что ученые делают в лабораториях с мышами, кроликами и лягушками?

Именно в этом важнейшем законе психологии (религия предполагает эмоциональную вовлеченность, а наука – нет) заложена гарантия безконфликтного существования науки и религии. Если верующий, испытывая эмоциональные страдания, начнет возмущаться и наступать – настоящий ученый отступит со словами – «ну ладно, ладно, раз ты настаиваешь»…

Не отступит только тот, кто эмоционально втянут в свою науку. Но стоит эмоционально втянуться – и наука перестает быть наукой, она превращается в разновидность религии. Если одни научные гипотезы причиняют тебе боль, а другие радость – значит, они никакие не научные, а самые что ни на есть вероисповедные. Нападающий на верующего с якобы «научными» доказательствами против его веры – простым фактом своей эмоциональности превращает эти доказательства в вероисповедную апологетику. Свою. По принципу – «смерть твоей религии, да здравствует моя!».

С точки зрения чистой науки безконечность Вселенной (которая суть есть эмпирически нам данное сверхъестественное чудо) содержит по определению в себе безконечную вероятность для безконечного числа версий событий. Неграмотные мудрецы из народа выражают эту научную мысль житейской поговоркой: «Все может быть!»

Обычно на аргументы верующего человека наука (чистая наука) дает только такой ответ – все может быть. Потому что ей по определению запрещено эмоциональное вовлечение. В ответ на любую, самую экзотическую версию событий, ученый (как ученый, потому что он может быть ещё и верующим, «два в одном») пожмет плечами и ответит: «Все может быть…»

Давайте потренируемся, чтобы понять эту истину. Вообразите совершенно незнакомого вам человека, по отношению к которому у вас нет никаких эмоций. То есть совершенно никаких! Вам говорят, что этот человек – чудовище, каннибал, садист, изверг. Может такое быть? Вы говорите – может быть… И пожимаете плечами. Вы ведь эмоционально не вовлечены. Теперь другие говорят вам, что этот человек – святой, подвижник, чудотворец, светлый луч в темном царстве. Может такое быть? И такое может быть, потому что вы эмоционально не вовлечены. И вы говорите – «возможно», снова пожимая плечами. Ведь это знак «ни да, ни нет».

Вам принесли жидкость, до которой вам нет никакого дела. Вам говорят, что это страшный яд. Вы говорите – может быть, и пожимаете плечами. Ни да, ни нет. Теперь вам говорят, что это великое лекарство, что это чудодейственный элексир. Вы снова говорите – и это может быть, и снова пожимаете плечами. Пить вы эту жидкость все же побоитесь, но вот выливать её тоже поостережетесь. Потому что вы не «за» и не «против», вы эмоционально не вовлечены в дела с этой чужой для вас жидкостью.

Наука и вера разграничены эмоциональным барьером. Перешагнул в эмоции – уже не ученый, а верующий. Вышел из эмоций, радостей и страданий «по поводу» - стал ученым, безпристрастным исследователем.

Поняв все это, мы поймем и вытекающее отсюда: эмоциональная активность атеизма исходит из темных, инфернальных источников, отнюдь не научно-аналитического или рационального спектра. Если религия – это эмоциональное приятие Бога, то чем тогда будет его эмоциональное неприятие? Наукой оно быть не может, мы с вами уже определили, что ученый не может вовлекаться в эмоциональную сферу. Очевидно, мы имеем дело с вырядившейся в «науку» демонической антиверой, питающей собой Зло.

Научное возражение только тогда научно, когда оно признает возможность своего опровержения. Только в этом случае мы и остаемся в пространстве чистой науки, выстроенной из вне-эмоциональных исследований и опытов. Сегодня мне кажется что ЭТО – ТАК. Но вчера мне казалось, что ЭТО – НЕ ТАК. Очень может быть, что завтра мне снова будет казаться что ЭТО – НЕ ТАК. Научный поиск, в отличии от богоискательства, по определению не имеет конца. А потому по определению он не может ничего «опровергать» или «утверждать» с уверенностью. Мне сегодня, на основе получены сегодня данных, кажется, что это – вот так и вот так. Завтра может все переиграть, как сегодня переиграло то, что было неоспоримым вчера.

Если я принимаю безусловно возможность опровержения моих научных выводов – я не могу отрицать ни одной из религиозных догм. Есть много примеров того, как та или иная догма казалась ученым «смешной», потом вторично была ими же доказана, а иной раз и по второму разу опровергнута.

Само по себе словесное выражение явлений – уже искажение реальности. Слова – условные знаки, и понимание знаков у каждого человека разниться с другими людьми. Оттенки, нюансы выражения образов словами образуют и накапливают взаимное недопонимание, и вполне возможно (и часто бывает) что выражение «Бога нет» один понимает в том смысле, в каком другой понимает выражение «Бог есть».

Сложновато? Поясню попроще. Богач и бедняк. Представили? Богач, посмотрев в бумажник, и найдя там ТОЛЬКО сто долларов, вздыхает грустно: «Как жить?! Денег совсем нет! Жить не на что!»

Бедняк, найдя на дороге те же самые сто долларов (которые, быть может, богач и обронил в расстройстве), танцует от радости и кричит: «Деньги есть! Деньги есть! Вот теперь заживу! Как здорово!».

А ведь речь идет об одной и той же бумажке, об одной и той же сумме… В случае с бытием Бога получается порой то же самое. Когда жизнерадостного атеиста начинаешь спрашивать – существуют ли по его мнению Добро, Смысл, Истина, Разум, Единство Вселенной, Жизнь, Бытие и получаешь неожиданный ответ, что да, существуют, то недоумеваешь: а куда же тогда делся Бог, если все его свойства существуют? Бог – это ведь не слово, не сочетание звуков «Б-о-г», а определенная смысловая категория, состоящая из признания существования Единой Вселенной и единства её законов, Добра, Смысла, Разума, Жизни и Бытия.

Но и многие «верующие» в Бога при детальных расспросах поразят вас своим полнейшим атеизмом, потому что у записанных в «религиозные» буддистов или конфуцианцев нет ни идеи Бога, ни места для неё в сознании. Выяснится вдруг, что Бог «есть» в качестве безликого закона, не имеющего личности и свободы воли, действующего неумолимо даже для самого себя – иначе говоря, что Бога то и нет, хотя начинался разговор с его признания…

Что в итоге получается? Идея Бога, как средоточие идеи жизни, тесно связана с признанием Бытия. Иначе говоря, она по сути – представление человека о том, что в мире есть ещё что-то кроме Смерти. Именно поэтому с идеей Бога так тесно и неразрывно связана идея о личном бессмертии человека. Казалось бы, почему бы не предположить, что жизнь – вечна, а Бога нет? Или, наоборот (как некоторые секты в иудаизме) – что Бог есть, а вот личного бессмертия нет? На самом деле логика не позволит нам допустить два таких предположения ни в коем случае.

Почему? Потому что Бог – это не звукосочетание, а идея вечной жизни. Вечное Бытие – совечное Небытию – либо есть, либо нет. Если есть, тогда все существующее в той или иной форме существует вечно. «Я» существует? Значит, оно вечно. «Я» - иллюзия, случайное стечение факторов? Тогда… ну, собственно, все понятно…

Чтобы стало ещё понятнее, я поясню примером с водой. Вода, как материя, существует вечно. Она может превратится в пар, в лёд, даже дойти до раскаленного состояния плазмы, однако её вещество – вечно существующее. А вот пузырь на воде - случайность обстоятельств. Пузырь, состоящий из воды, возник и исчез. Другие пузыри не имеют к исчезнувшему никакого отношения (а так ли это?). Вода остается – пузыри же исчезают бесследно (или нет?).

Возникает вопрос – наша личность подобна воде (вечному бытию) или пузырю на воде (случайность без продолжения)?

Если материя никогда и никуда не исчезает бесследно, если энергия никогда и никуда не исчезает бесследно – куда же тогда может пропасть бесследно психическая сущность, бытие которой мы эмпирически ощущаем?

Мы есть – или нас нет? Идея Бога – это идея о том, что мы реально, фактически – есть, существуем.

Идея достаточно безспорная (вот я ведь вам что-то говорю, вы слушаете, значит, мы не мертвые) – но в то же время постоянно подвергаемая яростным атакам.

И возникает закономерный вопрос: кому и зачем требуется доказывать с эмоциональным накалом, что во вселенной ничего реального, кроме смерти, нет? Что только смерть существует, а все остальное, кроме неё – мираж, галлюцинация, игра теней? Таковы, например идеи Дао и Нирваны – в которых именно «полное угасание, ничто» являются подлинным бытием, а всякое бытие – напротив, объявляются небытием.

Не скрою, мысль о том, что нас на самом деле нет, что мы – собственная галлюцинация - всегда тревожила человечество. Из неё вытекают несколько социальных и бытовых выводов:

-Если нас нет, то можно убивать без стыда и ограничений, потому что сокращение нолей ничего не добавляет и не прибавляет к уравнению. Подумаешь, один пузырь лопнул, другому место освободил…

-Если нас нет – от деления на добро и зло придется отказаться. Мираж потому и мираж, что не может быть добрым или злым. И добро, и зло имеют последствия, а мираж никаких последствий не имеет, и иметь не может.

-Если нас нет – то нет ничего главного и второстепенного, приоритетного и малозначимого. Понятно, что тонна весомее грамма, если они есть. Но отсутствие тонны не тяжелее и не легче отсутствия грамма – они оба равны нолю…

Это только часть логически неизбежных выводов связанных с отрицанием идеи Бога, как идеи вечного Бытия, не уступающего (по крайней мере) Небытию. Если наше небытие изначально, а наше бытие возникло в силу случайностей только вот несколько лет назад (да хоть бы веков!) – понятно, насколько ничтожно бытие перед небытием! Наше бытие, получается, не больше чем однократное краткосрочное уродство естества, отклонение от нормы, которая в вечности пребывает в виде небытия…

Вопрос ведь не стоит так, как ставят его некоторые примитивные атеисты – сидит ли Бог на облаке, свесив ноги, или не сидит? Вопрос – существует ли Бытие в вечности, или же всякое бытие – случайная галлюцинация, связанная с искажением нормального состояния материи?

Ученый, отрицающий Бытие, с неизбежностью отрицает и свою науку, ибо что там – в миражах и случайных галлюцинациях, изучать? И зачем? Изучать можно только то, что существует. Если же мы приходим к ядровой мысли атеизма – что ничего на самом деле не существует, кроме небытия – то получается, что научный анализ обращен к иллюзиям и химерам. Мы изучаем то, чего нет на самом деле, а зачем это делать?

Ученые-атеисты сейчас во всем мире жалуются на то, что студенты потеряли всякий интерес к науке, любознательность, упорство в научном поиске. Лекторы сетуют, что студенческая масса превратилась в тупую, зоологически-жвачную похотливую массу, которой «дофени» всякие высокие материи, без которых (т.е. без абстракций) не может быть никакой науки.

Я не утверждаю, что студенты проделали вышеописанный логический путь – скорее тупое похотливое жвачное стадо потреблядской молодёжи ИНТУИТИВНО ПОЧУЯЛО обман, заключенный по определению в атеистической науке. Ведь зверь не думает – но чует лучше нашего.

Ну, в самом деле, мы тратим годы жизни на изучение того, чего после нашей скорой и неизбежной смерти не будет, как и нас самих! Ведь смерть – как единственный абсолют атеизма – ликвидирует не только познающий субъект, но вместе с ним и предмет, и объект любых его исследований. Умру ведь не только я – чует атеист, ежась от космического холода звездной мертвечины – умрет и вся та Вселенная, которую я воспринимал. Другие будут её воспринимать по другому, и это будут уже другие, их, не моя Вселенная, куда мне нет доступа – так же как и им нет доступа в мою Вселенную…

Зачем же тогда весь этот обман, все это многолетние расходование жизненных сил на описание и рассмотрение ЛИЧНЫХ МИРАЖЕЙ, все равно исчезающих вместе со мной в никуда?

Идея Бога оказывается неразрывно связана с идеей жизни, и получается – если не веруешь в Бога, тогда уж и не живи. Это не угроза в стиле инквизиции, это констатация бессмысленности жизненного инстинкта, проигрывающего в 100% случаев. Стали бы вы играть в игру, в которой у вас нет ни одного шанса выиграть? Зачем?

Таким образом, наука оказывается зависимой от сознательной или подсознательной веры в Бога (чувства Богоприсутствия), она исчезает и растворяется, если от идеи Бога отказаться.

Александр Леонидов; 29 января 2014

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.