Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 57,4706 руб.
  • Курс евро EUR: 67,5567 руб.
  • Курс фунта GBP: 75,7060 руб.
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

​НИКЧЕМНЫЕ СРЕДСТВА НЕЛЕПОЙ ЦЕЛИ…

​НИКЧЕМНЫЕ СРЕДСТВА НЕЛЕПОЙ ЦЕЛИ… (Слово о «демократии»). Задача цивилизации и прогресса – в том, чтобы укреплять людей нравственно и усиливать их технически. Первая часть задачи важнее второй, и понятно почему: усиливать злодеев – это приближать апокалипсис, а не прогресс двигать. Удивительно, что при полном понимании этого вопросы благодати в политологии отодвинуты в архив, считаются «средневековыми» и «церковными», обсуждаются же в политологии лишь технические формы устройства общества. Политологи из-за этого похожи на кондитеров, старательно описывающих фантики от конфет, но совершенно не знакомые с начинкой описываемых конфет!

Демократия, понимаемая, как народовластие, как выборная власть, как власть большинства и даже как власть, обеспечивающая права меньшинств – в любой расшифровке должна, казалось бы, оставаться СРЕДСТВОМ насаждения благодати, а не превращаться в САМОЦЕЛЬ.

Вообще-то говоря, любому нормальному человеку понятно, что выборность и самоуправление, как САМОЦЕЛЬ – нелепы.

Народное собрание решало всё у гуннов и у вандалов – что не помешало им стать именами нарицательными для обозначения дикости, зверства и антицивилизации.

Военная демократия сопутствовала всякому раннефеодальному обществу – и порождала гипер-агрессивность жаждущих мародёрства «демократов» в шлемах и доспехах.

Была довольно развитая в процедурном отношении рабовладельческая демократия. В Афинах, например, веков за 5 до нашей эры, 20% населения составлял «демос», который и правил, соблюдая все тонкости голосовательной процедуры, и 80% - были рабами и метеками (неполноправными жителями, не имевшими права голоса в народном собрании). В современном понимании власть 20% назвали бы не демократией, а олигархией…

Чего не скажешь о другой рабовладельческой демократии – южных штатах США до 60-х годов ХIX века. Рабство в США отменили позже, чем в России – крепостное право. Но негры не составляли, как рабы и метеки, большинство населения южных штатов. Там была вполне себе процедурно развитая демократия, более близкая к современному пониманию слова…

Стало довольно расхожим местом рассуждать о том, что А.Гитлер – лидер, избранный демократическим путём, и единственный из политиков ХХ века, который ДЕЙСТВИТЕЛЬНО выполнил все свои предвыборные обещания, то есть оставался до последнего в рамках демократии (если понимать её как власть большинства, а не как права меньшинств).

Но менее известно, что демократическим обществом был Карфаген – с его культом Ваала. Выборы, проходившие в Карфагене довольно бурно, отнюдь не формально, состязательно и с альтернативными кандидатами – ничуть не мешали ритуально сжигать детей в медном брюхе статуи Ваала… То есть это было демократическое общество с ритуальными детоубийствами (а про наше так не скажешь – или…?)

Словом, понятно, что демократия, взятая в отрыве от вопросов и проблем благодати, добродетели, заповедей – это пустой разговор.

Что гнало гуннов на Запад – воля тирана или ВСЕНАРОДНОЕ убеждение в пользе грабежа других народов? И какой смысл проводить – даже при скрупулёзном соблюдении всех демократических процедур – выборы в среде гуннов?

Гунны – выбрали бы Аттилу. Они и так его выбрали: в ордах мнение войска значит очень много, княжеское же происхождение Аттилы было на втором месте. Гунны могли выбрать и другого князя – но пошли за Аттилой и разрушили множество перспективных цивилизаций, чуть не стёрли с лица Земли всё наследие Европы…

+++

Мы говорим именно о честных выборах с реальным волеизъявлением масс, хотя такие выборы редки (редки и в жизни, и по своей разрушительности редки – я их помню в 1989-91 гг.). Чаще же мы имеем дело с выборами подтасованными, фальсифицированными. Такие фальсификации нужны для ФОРМАЛЬНОГО узаконивания власти, не имеющей ФАКТИЧЕСКИХ оснований для своей легитимности.

Формализация снимает вопрос о добре и зле: выбранный не обязан доказывать свою добродетель, его и так выбрали. Вопросы добра и зла, их вечной борьбы – отступают перед формальной легитимностью. «Может, он и плох – да ведь вы сами его выбрали!». «Не нравится – на следующих выборах другого изберёте»…

Такого рода фразы кажутся жестоким глумлением над людьми в тех обществах, где выборы полностью фальсифицируются (в первую очередь, конечно, это общества Запада, Европы и США).

Власть путём фальсификаций увековечивает себя, становится несменяемой – и в то же время устраняется от вопросов добра и зла, цинично формализует себя «по ту сторону» добра и зла, как завещал ей Ницше. В итоге получается аморальная тирания злодеев, пропитанная ложью регулярно проводимых ритуальных «выборов» без выбора.

Именно такое общество создал в России Б.Ельцин. Нужно правильно понимать его роль в истории – поскольку его наследие более чем актуально сегодня. Ельцин не был ни коммунистом, ни антикоммунистом, он не был либералом, рыночником – или сторонником госплана. Он не был по духу русским – но не был и американцем. Наивно видеть в нём шпиона ЦРУ.
Ельцин был живым и зримым воплощением диктатуры морально-бытового разложения парт-хоз-актива СССР.
То есть: была совокупность начальников, которых Ленин звал «проклятой кастой», а Сталин с них спрашивал очень жёстко, видя в них только инструмент своей воли. Эти начальники очень устали от бесконечной ответственности и скудной вознаграждаемости за неё. Через их руки ежедневно проходили миллионы и миллиарды полновесных рублей, а их обязали быть аскетами. Постепенно (скажем, при Брежневе) – эти начальники стали позволять себе всё больше и больше утех.

Началось морально-бытовое разложение верхушки, постепенно превращавшейся в криминальную мафию. Эта разложившаяся в моральном отношении банда начальников не имела никакого отношения к старой России, у которой украла флаг и герб, и триколор знамени. Банда начальников сотрудничала с западными спецслужбами, но преследовала не их, а собственный корыстный, воровской интерес.
Когда эта банда начальников окончательно разложилась во всех смыслах, уверовав в десятилетиями насаждаемый советской школой дарвинизм – она нашла себе лидера, воплощавшего её и морально, и физически: тупой, по мужицки-ограниченный, но очень жестокий алкоголик, решительны й и волевой эгоист, ради личной власти пустивший по ветру наследие веков. Ельцин был чужд патриотизма – как и любой другой высокой, или просто абстрактной идеи (включая и либерализм).
Его ум неандертальца неспособен был на широкие обобщения или дальновидность. Но у него были звериное чутьё и звериная нахрапистость. Ельцин вёл себя в «посудной лавке» истории как крупный хищный зверь: терзал человечину, набивая брюхо себе и своей стае хищников, презрительно отбрасывал любой предмет, который выше понимания зверя, насмерть загрызал любого, в ком видел себе угрозу – но при этом щедро делился добычей с шакалами и гиенами, сопровождавшими его, крупного плотоядного монстра, на всём его пути.
Почему Ельцин правил в два раза дольше Горбачёва, ушёл сам, и умер своей смертью, а не на плахе, где ему место по законам божиим и человеческим? Потому что Ельцин идеально соответствовал разложившемуся в морально-бытовом отношении позднесоветскому начальству, воплощал в себе все их социал-дарвинистские представления о жизни, безоговорочно и безнаказанно позволял им всё то, что они мечтали себе позволить в робких фантазиях девственной брежневской коррупции…
Ельцин был жестоким «богом-идолом Молохом всевластия» для алкашей и дегенератов. И родным отцом, «паханом добрым» - для мафий, криминала, для разложившегося «братства» партийных и хозяйственных боссов. Ельцин имел (а ельцинизм продолжает иметь) под собой мощную опору в лице хорошо вооруженных и жёстких, неразборчивых в средствах доминирования, лишенных даже тени морали, банд, которым отдал на откуп всю страну. В этом звериная сила ельцинизма, с которой нельзя не считаться.

Но обычно все разговоры о «выборах без выбора» заканчиваются либеральной шарманкой – «так обеспечьте же реальный выбор, дайте народу альтернативу!».

На это нужно кому-то наконец твёрдо и ответственно сказать: демократия чаще всего перерождается в «общество спектакля», в котором демократические процедуры имитируются.

Но ничего хорошего не будет даже если поставить «огненных херувимов» с небес на каждом избирательном участке. Даже если каким-то чудом обеспечить абсолютную честность выборов – результат их может шокировать добродетельного человека. Почему?

+++

Например, бесконечные разговоры о выборах оставляют в стороне вопрос – а кто, собственно выбирает? Кто попало, что ли?

Сам по себе механизм «честных» выборов столь же несовершенен, как и «нечестных». Вопросы добра и зла не могут быть решены простым механическим большинством или меньшинством голосов.

Зло не перестанет быть злом, даже если за него проголосуют все (озверев или будучи обманутыми). И с добром та же самая история: оно остаётся добром, много или мало у него сторонников…

Ещё одна претензия к «честным» выборам – в том, что на них все участники ведут себя крайне аморально: хвастаются, занимаются самовозвеличиванием, похвальбой, лгут о своих качествах, бахвалятся перед всем народом. И самый бахвалистый хвастун побеждает! А ведь должно-то быть наоборот!

Человека украшает скромность, а не им самим проплаченная реклама. Выборы – даже самые честные – увеличивают в обществе лживость и аморализм, делят соседей и друзей на враждующие лагеря («наши выиграли – ваши проиграли»), создают ложную самоидентификацию человека (который уже не просто гражданин и патриот, но теперь адепт какой-то партии-секты, ненавидящий все другие партии).

+++

Демократический процесс своими «заморочками» технического характера уводит нас в сторону от вопроса благодати и добродетели.

Он вообще по ту сторону добра и зла – он служит чаще кривым, но иногда и прямым зеркалом для рожи общества, никак не улучшая это общество, никак не работая над искоренением массовых пороков или воспитанием в массах добропорядочности.

Между тем, отцы-основатели современной демократии предполагали демократический процесс в качестве контролирующего органа МОРАЛЬНОГО БОЛЬШИНСТВА за правящими персонами, которые сами по себе очень вёртки и скользки (что ещё раз доказал жуткий опыт ельцинизма, "эпохи раскрепощённых начальников").

Изначально-то голосовал не кто попало, а христианская община, приход, возглавляемый приходским священником и собиравшийся, кроме выборов – ещё и на богослужения каждый воскресный день. Это и было то моральное большинство, которое должно было присмотреть за людьми, отягощенными слишком большими соблазнами руководящего положения…

И никто тогда не думал – а что выйдет из демократии, если большинство станет аморальным, если речь пойдёт не о голосовании церковного прихода, а голосовании распутного притона?

Если толпа, подавляющим большинством голосов, начнёт орать «Распни Его, распни!» - как уже было, вы помните в какой момент истории…

Если отцы-основатели демократических идеалов об этом не подумали, самое время подумать об этом нам сегодня, читатель!

Николай ВЫХИН, специально для «ЭМ»; 7 октября 2016

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..