Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,9325 руб.
  • Курс евро EUR: 68,6623 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,5828 руб.
Июль
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

​ВКЦ: ВЕЛИКИЙ КРИЗИС ЦИВИЛИЗАЦИИ

​ВКЦ: ВЕЛИКИЙ КРИЗИС ЦИВИЛИЗАЦИИ Обрушение советских конструкций, величественных, но возведенных с нарушением всех норм сопромата – ударило по каркасу самой человеческой цивилизации, и сдетонировало обвал человеческого образа жизни, как такового. Падающие балки советизма, вовремя не подкрепленные необходимыми опорами, пробивали насквозь этаж за этажом всего строения человеческой культуры…

На руинах возникли сумасшедшие идеи мракобесов – «списать пару веков истории», вернувшись к «кровавому рабочему законодательству Тюдоров», или «пару десятков веков истории» - вернувшись в средневековый Халифат. Эти идеи на руинах – находили и находят самое широкое признание.

При этом наиболее реакционна даже не идея радикальных исламистов, для которых последние тринадцать веков истории – ошибка, а идея ультра-либералов, для которых ошибкой выступает ВСЯ история. Если исламисты хотят вернуться в Средневековье ВСЕГО ЛИШЬ, то либералы-рыночники проповедуют социал-дарвинизм, т.е. возвращение в первичные джунгли с их борьбой за существование и естественным отбором.

Однако, на наш взгляд, в современной чудовищной оргии мракобесов, дерибанящих историю и растаскивающих локомотив прогресса на металлолом – есть и доля вины КПСС. Эта доля вины связана с преступной халатностью правящей группы СССР, с неспособностью и неумением (нежеланием) – отразить нашествие мракобесия и чудовищной, зоологической реакции.

Правящая партия Советского Союза отличалась доходящей до идиотизма инфантильностью, наивностью, полным непониманием социальной психологии масс, грубыми вторжениями в органику социального организма. К тому же она запятнала себя множественными вкраплениями прозападного сатанизма-дегенератизма, которые бессистемно проглотила и сделала частью своего строения .

Говоря научно: КПСС и Современная западная либерально-рыночная идеология определили «прогрессивными» целый ряд дегенеративных идей и практик. Набор объявленных прогрессом патологий оказался во многих чертах общий.

Вы, конечно, спросите причину. И она в рамках научной социопатологии известна.

И КПСС, и Запад порождены были единым ВКЦ (Великим Кризисом Цивилизации), суть которого в надрыве связок человечества между его вековечными целями и новейшими техническими средствами. В начале XIX века средства попытались отделиться от породивших их целей и мотивов. Например, дарвинизм как бы замкнул круг: изначально (тысячи лет) люди занимались наукой, чтобы отделить себя от зверей, подчеркнуть разницу между человеком и зверем – и вдруг наука как бы «доказала», что разницы этой нет!

Будь рядом с Дарвиным социопатолог (вроде меня) – он сразу спросил бы по-дружески:

-Слушай, Чарлз, а зачем нужна наука, если зверем можно быть и без неё, и даже удобнее?!

ВКЦ – глобального масштаба, означает обессмысливание в процессе движения той цели, ради которой, собственно, движение и начиналось. Но если цели, ради которой оно начиналось, более нет – зачем тогда оно само?

И вот: некогда единое движение распадается на множество нелепых и ограниченных двигательных судорог, похожей на агонию дерготни.

ВКЦ – это разрыв гравитации смыслового ядра человеческой истории с вращающимися на орбитах вокруг него узко-специальными знаниями.

Последние стали слишком весомы, слишком объемны, обрели иллюзию самоценности – и под действием собственной тяжести начали отпадать от смыслового ядра, некогда их породившего – породившего с узкой, технической целью служения его идеалам.

У человека со времен пещер, шкур и дубин есть два великих и вечных вопроса: «Как?» и «Зачем?». Обычно вопрос «как, каким образом?» обслуживает вопрос «Зачем, для чего?». Ведь если мне чего-то не нужно – к чему мне средство его получения?

Поэтому всё, что тысячелетиями делало человечество – было заточено под его вековечные идеалы, которые оно пыталось воплотить в реальности. Это понятно – ведь если не работаешь на результат – зачем тебе действие? Зачем тебе ехать в ту сторону, куда тебе совсем не нужно приехать?

Ту же письменность – к примеру – придумали, чтобы записывать религиозные тексты. Когда письменность, средство укрепление религии, стали использовать для разрушения религии – возник, конечно, великий кризис цивилизации, ибо средство восстало против породившей его цели. Этим восстанием средство обессмыслило самое себя, ибо самоцелью оно быть не может, учитывая его технически-прикладной, узкопрофильный характер.

Так что же случилось с человечеством? Тысячелетиями оно преследовало цель «обожения» и приближения к Богу (как своему высшему идеалу) в условиях, описанных как райские.

Т.е. целью тысячелетий истории и технического прогресса было построение рая. Вполне конкретный образ рая описан весьма подробно в самых древних текстах ЭТОЙ цивилизации. Вся без исключения цивилизация Европы – это поиск технических средств для построения идеала, обозначенного в самом начале пути.

Чем более смутным в процессе движения становился идеал – тем более нелепыми и бессмысленными, порывистыми и безумными становились рывки культуртрегеров-прогрессоров-цивилизаторов. Это тот случай, когда учитель перестаёт сам понимать преподаваемый предмет…

Вначале всё было ясно: рай был, рая нет, рай нужно вернуть. Этому мешали постоянно и много кто: хищные звери и хищные кочевники, погода и климат, заговоры и предательства «тёмных сил» - паразитов истории, войны и экономические провалы, недостаток знаний и техники и т.п.

Тем не менее, образ рая и жизни в раю – через века и тысячелетия упорно сохраняется в человеческой психике, как устойчивый идеал. Столетиями преодолевая технические преграды – люди Европы не просто шли в рай, они ломилось в рай.

Если бы не это стремление – европейская история вообще бы не начиналась. Она ведь не началась, например, на 10 или 20 веков раньше – хотя человек современного типа тогда уже был…

Вся человеческая история – это переход из джунглей в рай. Отсюда весь её накал и драматизм. А кризис её заключается в том, что повреждение исходного, первичного ядра её идеалов – обессмысливает как движение, так и его конечный пункт.

Это как если бы человек, едущий на поезде, забыл в дороге, куда, к кому и зачем он едет. Зачем он тогда выезжал? Зачем находится в дороге и переносит её тяготы? Зачем ему томиться в душном и тесном вагоне, не лучше ли сбежать на первом полустанке и бродить в лесу, срывать цветы удовольствия?

Ведь чтобы жить в джунглях (к тому же экологически чистых) и заниматься там борьбой за существование – вовсе не нужны механические приводы, паровые машины, атомная энергетика и космические полёты. Считаешь правильным в каменных джунглях вести естественный отбор – так это и обезьяне вполне доступно.

Не потому ли обработанные либеральными ценностями массы так быстро превращаются в обезьян?

***

Советская мечта ещё содержала в себе исходный образ-идеал, ради которого и затевалась вся многовековая кутерьма истории, образ Рая. Но этот образ был уже в силу многих причин сильно помят, деформирован, смыслы из него подтекали, как масло из-под разбитого автомобиля.

Поэтому следует различать в советском проекте нечто исходно-смысловое (стремление к раю) – и разного рода маразматические «отсебятины», налепленные на исходный идеал суетными сынами века сего.

Они и сделали советский проект надтреснутым, раскололи его изнутри, ибо не обеспечена была концептуальная целостность проекта. Он был не единой книгой, а сборником текстов написанных разными людьми, в разное время и с разными целями. Часто один элемент его культурного кода входил в неразрешимое противоречие с другим элементом.

Например, даже в раннем детстве меня приводили в полное замешательство похвалы дезертирам с германской войны в 1917 году и проклятия дезертирам с германской войны 1941 года. Старательная аргументация права солдата на дезертирство входила в неразрешимое противоречие с такой же старательной аргументацией недопустимости дезертирства. Конечно, само по себе это курьёз из моего детства, но советская социопсихика вся была нашпигована такими большими и малыми противоречиями.

СССР умудрялся быть одновременно империей и рыхлой конфедерацией, проповедником монашеского аскетизма – и в то же время звериного социал-дарвинизма, СССР обещал «лучшее – детям», но со времен Хрущева убивал этих детей во чреве матери… В,.Высоцкий не зря же так спел про иконы: «они богатство нашего народа, хотя и пережиток старины…» В этом смешном (если не вдумываться) противоречии – весь СССР. Оттого он так легко и треснул.

Мы в «перестройку» были во многом неправы, во многом грешны и безумным. Но в одном мы были правы – когда требовали ясности «или-или». Не могла существовать держава, которая ни по одному вопросу не умела твёрдо сказать – на чьей она стороне…

***

Только теперь, спустя годы, выстроив описание основ социопсихики и социопатологий, я могу объяснить вам (да и самому себе) – что это было. Социально-экономический и геополитический хаос порождается смутой в головах. А смута в головах порождается разрушением ядра базовых догм, РАДИ КОТОРЫХ ВСЁ И ЗАТЕВАЛОСЬ!

Понимаете, друзья? Мы, конечно, вольны строить рай, о котором мечтали предки, или отказаться от строительства. Но мы не можем строить его, в то же время и отказавшись от строительства, отрекшись от идеалов, породивших саму идею его строительства!

Цивилизация в описании ученого-социопатолога, на мой взгляд – это двуединство подвижности средств и неприкосновенности целей. Только при соблюдении этого двуединства цивилизация может двигаться, не разваливаясь на ходу. Отказ от технического совершенствования средств – означает застой и болото. Но отказ от неприкосновенности целей, ключевых образов, идеалов – превращает технические средства в машину, убивающую шофера.

Развитие средств книгопечатания не должно содержать в себе отрицания книжного чтения. Развитие домостроения – не должно в итоге лишить человека дома: квартиры должны становиться больше, технически лучше, но оставаться в пределах исходного нашего представления о человеческом жилище. Развитие агрономии и селекции должно увеличивать количество, доступность продуктов питания – но не менять их качество, не превращать и в генно-модифицированных монстров.

Грубо говоря – развитие цивилизации – это когда молока всё больше и больше, но оно остаётся молоком. Количественный рост не должен сопровождаться изменением качества – иначе вместо развития мы получаем патологические двигательные судороги разлагающейся цивилизации…

***

Непонимание этих основных законов и привело в XIX веке к ВКЦ – великому кризису цивилизации. Обретение могучих технических средств вызвало у людей зазнайское презрение к предкам, их воззрениям и идеалам. Не понимая роли и вклада предков в получение этой супер-техники, считая себя и только себя её создателями, поколения «нового времени» занялись чудовищными экспериментами в области социопсихики.

Шараханья ума, отвязавшегося от базовых догм (вокруг которых строилось и упорядочивалось всё древо знаний) – породили социально-экономические и геополитические катастрофы. Человеку, которому казалось, будто он видит и понимает всё – на самом деле не было видно и понятно ничего.

Люди вздорно вздумали считать, что техника, созданная конкретной верой под конкретные цели, может обслуживать их при любых их умственных извращениях, потому что, мол, техника и знания независимы от веры. На самом деле, это конечно, не так.

Колесо, оторванное от автомобиля, может, безусловно, ещё какое-то время катиться само по себе, ВНЕ КОНТЕКСТА движения автомобиля. Но вопрос – куда оно прикатиться в итоге, и зачем оно туда прикатиться – оставим открытым.

Цивилизация есть целостность. Строящая рай на земле цивилизация – это целостность, её нельзя забрать кусками, это всё равно, что оторвать электроприбор от питающей его электросети. Несоблюдение этого правила погубило и культуру марксистов в СССР, и культуру дарвинистов на Западе. Итогом их кривляний и камланий стали джунгли и халифаты. И это – далеко ещё не предел падения в «тёмные века», падения, порожденного узколобым чванством, сектантским «всезнайством», разрывом связи времен и непрерывности традиции.

А. Леонидов-Филиппов.; 1 сентября 2015

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..