Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 57,5118 руб.
  • Курс евро EUR: 67,8927 руб.
  • Курс фунта GBP: 75,5302 руб.
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

​ГЛАВНЫЕ ВОПРОСЫ: ПРОСТЫЕ ИСТИНЫ…

​ГЛАВНЫЕ ВОПРОСЫ: ПРОСТЫЕ ИСТИНЫ… Ко мне подошел сын. Ему 14 лет. Он как раз мучительно ищет себя, свои ответы на вечные вопросы о смысле жизни, о мироздании. Я доволен им: он очень интересно спрашивает, и её интереснее отвечает. В этот раз сына заинтересовала книга «Биошок». Определённая мировоззренческая цитата из неё. А я в очередной раз убедился: нужно быть ребёнком, чтобы уметь задать главные вопросы…

«BioShock» - это книга по мотивам компьютерной игры, или наоборот, компьютерная игра по мотивам книги. Она интересна тем, что остро ставит и своеобразно решает главные мировоззренческие проблемы постсоветского поколения. Она умеет задавать вопросы в простом и задевающем подростков виде, следовательно, мы должны её рассмотреть, как мостик, ведущий от высоколобой академической науки (никому не понятной) – к молодёжной тусовке, к обывателю, не обремененному «чрезмерной» образованностью для чтения научных монографий…

«Я — Эндрю Райан, и я пришел, чтобы спросить у вас: разве не имеет права человек на то, что зарабатывает в поте лица своего?

Нет, говорят нам в Вашингтоне. Всё принадлежит бедным.

Нет, говорят в Ватикане. Всё принадлежит богу.

Нет, говорят в Москве. Это принадлежит всем.

Я отверг эти ответы. Вместо них я выбрал нечто иное. Я выбрал невозможное. Я выбрал … Восторг. Город, где художник не боится цензора, где великое не ограничено малым, где учёного не стесняет ханжеская мораль…

Восторг может стать и Вашим городом тоже».

Как говорил другой американец, в другую эпоху, Айзек Азимов – «а вот это правильный вопрос!». В небольшой цитате из «BioShock»а – напомню, чтива и зрелища для подростков, содержится колоссальная информационная насыщенность. Мифический Эндрю Райан не просто отвергает консенсус ХХ века – он лаконично и смачно его описывает.

Действительно, в ХХ веке Вашингтон, Ватикан и Москва спорили только о деталях и средствах. Сложилось устойчивое убеждение, что заработанное человеком на самом деле ему не принадлежит, да так плотно сложилось, что человеку родом из ХХ века приходится бежать в придуманный город-антиутопию, чтобы спастись от «социалистического кошмара»[1].

Потому что не трудно понять, что в приведенной цитате Ватикану приписан консервативный социализм, Вашингтону – утилитарно-потребительский, а Москве – неорелигиозный.

Зачем-то же люди к этим трём разновидностям социализма в ХХ веке пришли, правда? Не может же такого быть, чтобы они всем миром сошли с ума и во всех странах разом отняли у человека заработанное в пользу бедных, Бога или «всех»!

Итак, Эндрю Райан описал консенсус ХХ века. Затем он приводит причину, по которой он этот консенсус отверг. Он спросил – «разве не имеет права человек на то, что зарабатывает в поте лица своего?» и сам себе ответил, что имеет. Этим он встал в оппозицию как к Москве, так и к Вашингтону ХХ века.

Это некое новое веяние, традиционному Западу столь же чуждое, что и безвременно погибшему «соцлагерю»…

Сделана заявка, причем обоснованная заявка, на построение особой, новой идеологии, которая отличалась бы от традиционно-западной идеологии «строим тот же социализм, только медленнее, чтобы крови и насилия было меньше»[2]. Нет! - говорит «Биошок» подросткам. Не строим. Строим нечто прямо противоположное ХХ-му веку…

Неоутопия, «город Восторг» прямо отсылает нас к тому, о чем твердят статьи в рубрике «Социопатология» ЭиМ: а именно, к преобладанию эйфории чувственного начала, ликвидации рациональности, разумности (от которой произведено биологическое определение нашего вида «человек разумный»).

Производится подмена Расчета Восторгом.

Это не шутка писателя-фантаста[3], это очень точно и грамотно описанный мировой процесс, в которой рационализацию стремятся вытеснить оргазмизацией (оргазм вместо озарения «эврики»)[4].

То есть новый человек уже не вид «человек разумный», а вид «человек восторженный». Его не стесняют ни цензоры, ни «ханжеская мораль». У него «великое не ограничено малым».

Список афоризмов, грозящих сформировать душу нового поколения в «Биошоке» достаточно широк. Мы можем узнать из будней города Восторга, что «Альтруизм — причина всех грехов», что нет «никаких богов или королей. Только люди». Мы узнаём, что «Раб подчиняется. Человек выбирает».

Далее, любопытно построение о паразите и человеке:

«В чём разница между паразитом и человеком?

Человек создаёт. Паразит спрашивает: «А где моя доля?»

Человек творит. Паразит говорит: «А что подумают соседи?»

Человек изобретает. Паразит говорит: «Осторожно, не наступи Господу Богу на мозоль…».

Наконец, из созданной картины мира вырастают вполне закономерно афоризмы маньяков:

«Я не трону тебя, я только хочу посмотреть что внутри!» или «Когда Пикассо наскучило рисовать людей, он начал представлять их в виде кубов и абстрактных форм. Мир назвал его гением! Я всю свою карьеру хирурга был занят тем, что повторял одни и те же скучные формы: вздернутый носик, подбородок с ямочкой, полная грудь. Как прекрасно было бы делать ножом то же самое, что старик-испанец-кистью!».

Перед нами вовсе не буйство фантазии мрачноватых мизантропов, стремящихся шокировать публику своим эпатажем. Нет, перед нами достаточно связное и развёрнутое учение о мироздании, которое мы давно хотим получить, и никак не можем – от наших оппонентов-либералов.

Конечно, «Биошок» описывает картину мира из либерализма, причем не со стороны фасада, а со стороны кулис. Он не только декларирует прекраснодушные эпистолы, как официальный либерализм, но он и осмысляет их, приспосабливая к практике.

***

Как объяснить ребёнку, которому 14 лет – что «не имеет права человек на то, что зарабатывает в поте лица своего?». Такова моя родительская задача – и такова задача публициста, быть убедительным даже для тех, у кого разум ребёнка? Чтобы не пошли они с факелами на мариупольский «марш хоробрих» - тупое шествие тупых нацистов…

Попробую.

Вообразите, дети, 1941 год. Фашисты пока побеждают, и огромные массы наших пленных загоняют на огороженные колючей проволокой поля. Там их содержат под открытым небом, а главное – не кормят. Никакой в этом злобы особой нет: просто немцы – нация порядка. Отпустить военнопленных они не могут, потому что идёт война. Кормить военнопленных им нечем: начальство не выделяет. Конвоирам, что, свой паёк отдать?! Да не хватит того пайка…

Так на огороженных кусках поля начинались голодные обмороки и смерти. Ладно ещё, если поле было пшеничным или свекольным: жевали, что найдут. А если это кусок клеверного поля?! Клевер жевать? Да не насытит он…

Теперь вернёмся к вопросу «имеет или не имеет права человек на то, что зарабатывает в поте лица своего?»

Почему военнопленные на куске клеверного поля не стали работать, зарабатывать, обмениваться продуктами труда? Почему не построили рыночной экономики – и не прокормили друг друга? Неужели им так хотелось умереть?!

Мы выходим на важнейшую в экономике взаимосвязь, которую должен понимать даже ребёнок, любой ребёнок со школьной скамьи: ТРУД ЧЕЛОВЕКА НЕОДЕЛИМ ОТ РЕСУРСОВ, КОТОРЫЕ ПО СУТИ СВОЕЙ – ДАРЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ.

То есть мало готовности, желания трудиться. Мало самого труда. Вопрос в том, к чему труд прилагается. К какому ресурсу он прилагается. Если есть ресурс, к которому он приложим – то всё хорошо. Если такого ресурса нет, или доступ к нему заблокирован – тогда труба! Никакой, даже самый упорный труд – ничего не создаст и ничего не заработает.

Что толку «зарабатывать в поте лица своего»? Без необходимой ресурсной базы можно изойти на пот при толчее воды в ступе – ни людям, ни тебе самому ничего хорошего от этого не будет…

Так мы выходим на другую базовую проблему экономики: обладание ресурсами. Кто ими обладает, на каких правах, и что имеет право потребовать взамен их предоставления?

До каких пределов может дойти его шантаж перед тем, кто нуждается в ресурсе?

Важнейшая неразработанная проблема в экономике СССР – долевая собственность его граждан или «ресурсный кондоминиум». Гражданин, не являясь частным собственником, имеет, тем не менее, права совладения всем имуществом державы. Он принимает участие в управлении этим имуществом (на правах как бы акционера), ему ОБЯЗАНЫ выделять долю с прибылей на это имущество, и т.п. Затем человек лишается долевой собственности. Сперва это не так заметно, как конфискация личного имущества. Но не менее болезненно! Потому что собственник превратился в неимущего. Он, чтобы выжить, нанимается к шантажисту на условиях шантажиста. Вопрос не только в том, что в СССР он зарабатывал больше, чем в РФ (это на поверхности, но не самое главное). Вопрос в том, что он был совладельцем, на правах члена семьи – стал же бесправным батраком. Он получал своё и по ззакону, а теперь получает хозяйскую подачку по прихоти хозяина…

Описанные в «Биошоке» Вашингтон, Ватикан, Москва (т.е. потребительский, консервативный и неорелигиозный социализмы) исходят из принадлежности национальных ресурсов нации.

Почему ты ОБЯЗАН работать на тех, кто не имеет доступа к ресурсу? Да потому, что без доступа к ресурсу ты и сам ничего бы не заработал! Ни копейки! Ни одного зёрнышка! А ты хочешь взять национальный ресурс, утилизировать его в благо (кстати, с ущербом для общей окружающей среды) – и ни с кем при этом не поделиться?!

Означает ли это, что портной, шьющий одежду, ничего не должен отдавать за ткань?! Ведь по сути ресурсы нации – это ткань для того, кто «шьёт костюмы» производственной деятельности. Не рассчитавшись с обществом за эту ткань, за её предоставление – он превращается в ВОРА.

В ХХ веке это прекрасно понимали и в Вашингтоне, и в Ватикане, и в Москве. Правда, в ХХ веке по Мариуполю не ходили факельные шествия со свастиками (по крайней мере, после 1945 года – точно).

Вот так, мои юные друзья, открывается ларчик либерализма: под красивые рассуждения, что мол «имею заработанное в поте лица своего» и ни с кем делиться не обязан – скрывается обыкновенный вор и мародёр. Да ведь и пират – если задуматься – прежде чем ограбит торговое судно, изрядно попотеет. И разбойник с большой дороги. И форточный вор – протискиваясь в узкое отверстие…

Почему же – если на суде они заявят о «заработанном в поте лица своего» - над ними посмеются? Что тут смешного? Они не потели?! Нет, точно знаем, что потели… Так в чем же тогда «шутка юмора»?

Она – в попытке разделить права с обязанностями. Мол, имею право взять. А отдавать не обязан. Имею право жить красиво. А другим красивую жизнь обеспечивать – не обязан. На самом деле, мои юные и не очень друзья, права с обязанностями не делятся.

Я понимаю, что уголовщина, пришедшая к власти в СССР в 1991 году, хотела бы иного – но не делятся права с обязанностями! Никак! Нельзя иметь «все права» и при этом «никому быть ничего не должным». Кто так делает – тот, во-первых, вор и социопат, а во-вторых (самое главное) – тащит свою общность к гибели, скорой и ужасной...



[1] Именно ВСЕМИРНЫМ КОШМАРОМ предстаёт социализм и перед либеральной Юлией Латыниной: "Еще одной европейской ценностью в настоящий момент является социальная справедливость… с моей точки зрения, несправедливо грабить тех, кто работает, чтобы отдать их деньги тем, кто бездельничает. Какое это отношение имеет к европейским ценностям?

Во времена расцвета Европы вся забота о социальных благах — о воспитании детей, содержании родителей, медицине, образовании и пр. — была переложена на семью и ее главу, и общество жесточайше противилось любым попыткам переложить бремя этих расходов на общество.

"Я не понимаю, почему люди, рассуждающие о терпимости, социальной справедливости, всеобщем избирательном праве, демократии и пр., — говорят о «европейских ценностях». Это не «европейские ценности». Это социал-демократические ценности. Это ценности, которые не имели ничего общего с теми ценностями, которые исповедовали Колумб, Ньютон, Васко да Гама и даже Томас Джефферсон. Эти ценности появились в конце XIX века, а укрепились благодаря победам левых на выборах и диверсионно-идеологической мощи сталинского СССР.

Это также не «общечеловеческие ценности». Эти ценности не исповедовали ни Джон Локк, ни Адам Смит, ни авторы Декларации независимости".

[2] Известный либеральный публицист Леонид Радзиховский, например, в двух своих интервью ещё 2010 года открыто говорит, что русский народ недостоин свободы, в частности, свободных выборов. Он по своей природе склонен к национализму и даже фашизму и только внешние силы или такие политические титаны, как Ельцин и Путин, способны на время обуздать его истинную сущность. «Так вы что же - ПРОТИВ свободы ?!» - спрашивают Радзиховского. Он бодро рапортует: «Так точно. Категорически - ПРОТИВ свободных выборов. В результате свободных выборов в России непременно победят националисты!». Строго говоря, фашизм всегда имел признаком отмену регулярного народного волеизъявления. Что такое фашизм, опирающийся на свободные выборы - спросите Радзиховского.

[3] «BioShock» — компьютерная игра в жанре шутер от первого лица с ролевыми элементами, разработанная 2K Boston/2K Australia.

[4] Сложилось мощное течение, в котором социализмом принято называть любую упорядоченную систему, любую законность. Вот яркий пример: Владимир Гусинский, один из творцов и кардиналов 90-х, говорит: «Издалека Израиль казался мне прекрасным государством, но здесь я разочаровался, так как увидел социалистическую страну - страну, в которой сочетаются социализм и бюрократия. Это было странно...». Гусинский вел себя в Израиле, как в России, но в Израиле закон пожестче, чем в РФ, и Гусинского стали тянуть по судам. Он стал рваться в Россию, потому что законность, к которой он не привык, жжет ему пятки, да так, что покойный Немцов недоумевал: «Зачем же так прогибаться перед Путиным?», слушая просьбы Гусинского о возвращении в РФ.

Александр Леонидов; 22 декабря 2015

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..