Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 56,9707 руб.
  • Курс евро EUR: 62,1664 руб.
  • Курс фунта GBP: 73,4580 руб.
Апрель
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

НЕКОРРЕКТНО ПОСТАВЛЕННАЯ ЗАДАЧА

НЕКОРРЕКТНО ПОСТАВЛЕННАЯ ЗАДАЧА Алексей Захаров, доцент Высшей школы экономики (Vedomosti.ru, 28.03.2013), обеспокоился вопросом – «Уйдет ли Владимир Путин добровольно?» Высшую школу экономики никогда не волновало, уйдет или не уйдет добровольно Ельцин, теперь же начался странный церемониал выпроваживания за дверь собственного выдвиженца со стороны либеральной публики.

Захаров признает, что «ответа на наш вопрос не знает никто — возможно, даже сам Путин». Однако мировой опыт показывает ему, что у лидеров, засидевшихся во власти, практически всегда отсутствует стратегия выхода. «Их либо свергают, либо они умирают на своем посту».

Далее следуют длинные и путанные рассуждения про то, что в XX в. существовало более 30 национальных лидеров, которые не были монархами и которым удавалось удерживать власть в течение более чем 30 лет, и т.п.

В помощь себе Захаров призывает американского политолога Брюс Буэно де Мескита, который «называет пять правил, следуя которым лидер может продлить свое политическое долголетие. Во-первых, необходимо опираться на как можно более узкий круг сторонников. Все ключевые решения должны приниматься максимально ограниченным числом людей.

Во-вторых, эти люди должны быть легко заменимы — каждый приближенный к власти человек должен понимать, что от него в любой момент можно избавиться. В-третьих, диктатор должен контролировать основные источники прибыли.

В-четвертых, необходимо щедро вознаграждать своих сторонников. В-пятых, нужно проявлять жесткость по отношению к любым потенциальным соперникам».

То, что Мескита сказал глупость, а Захаров повторил (что вообще либералам свойственно) легко доказать от противного. Дело в том, что они перечисляют устои вовсе не диктатуры, а ВООБЩЕ ЛЮБОЙ ВЛАСТИ.

Трудно «во-первых», вообразить власть, в которой решения принимаются максимально широким числом людей. Это будет бардак и хаос, а иллюстрацию можно посмотреть в истории «перестройки» когда впавшая в маразм КПСС попыталась на практике воплотить американский идеологический миф «свободы избирать и быть избранными». В итоге менее чем за пять лет развалилась великая держава – потому что решения принимали в ней все вместе… и никто в отдельности. Решения, действительно, всегда, за исключением революционного хаоса и неразберихи, принимаются весьма ограниченным числом специально уполномоченных людей, что касается, кстати, не только страны, но и любимой либералами частной корпорации: там уборщики тоже не заседают в советах директоров.

Ещё труднее, «во-вторых», представить власть, вокруг которой люди трудно заменимы — и каждый приближенный к власти человек твердо знает, что он него нельзя никак избавиться. Это уже какая-то теория заговора, в которой за спиной безвластной формальной власти стоят неприкасаемые и несменяемые «эффективные менеджеры», против которых власть ничего не может предпринять…

Совсем нелепо «в-третьих», предположение о власти, при которой правительство не контролирует основные источники прибыли. Это предположение попросту лишает власть предметности, содержания слова, потому что кому и зачем нужна власть, не контролирующая основные источники прибыли?! Это же будет не власть, а сумасшедший в самодельной короне, который раздает приказы под смех окружающих зевак! Извечно так повелось, что власть и контроль за основными источниками прибыли – синонимы. Как будет работать, а главное – зачем нужна власть, которая не контролирует основные источники прибыли?

Ну, допустим, я сочту, что власть – это я, и начну писать приказы для соседей по лестничной клетке. С какой радости они будут их выполнять? Вот если я сумею их материально заинтересовать, тогда другое дело, но для этого мне нужны «основные» хотя бы для нашего подъезда источники прибыли, иначе я буду соседям неинтересен даже как партнер, а не то, что лидер…

Из глупости номер три вырастает и глупость номер четыре. Как говорят Мескита и Захаров, «в-четвертых, необходимо щедро вознаграждать своих сторонников». Давайте опять пойдем от противного, и представим себе власть, которая скудно или вообще никак не вознаграждает своих сторонников. Выражаясь народным языком – нахрена она тогда нужна кому-то?! Разве что мазохистам, которые любят унижение без вознаграждения…

Пятый пункт Мескиты и Захарова – «нужно проявлять жесткость по отношению к любым потенциальным соперникам».

Странно, что этот пункт адресован Путину, а не Ельцину, расстрелявшему собственный Парламент, и не США, которые года не прожили в новейшее время, не напав на какого-нибудь «потенциального соперника». Странно, что диктаторы должны стыдиться самозащиты, а демократии не должны, потому что они хорошие и им все можно…

На самом деле, конечно, ВСЯКАЯ ВЛАСТЬ НИЧЕГО НЕ СТОИТ, ЕСЛИ НЕ УМЕЕТ ЗАЩИЩАТЬСЯ. Это не лозунг – просто научная формула. Если власть не умеет защищаться, её завалят в пять минут, и её уже не будет, так что и рассуждать о ней станет нечего…

Мескита и Захаров ругают Путина за поглощение «Роснефтью» ТНК-BP, за отставку министра обороны Сердюкова, за коррупцию (ярким символом которой как раз и был Сердюков) и за политические репрессии.

Далее следует роскошное обобщение:

«Диктатор, следуя пяти правилам политического выживания, почти всегда действует вопреки интересам общества и в ущерб экономическому развитию».

Но, как мы уже успели убедиться, это не какой-то диктатор следует пяти правилам политического выживания, это ЛЮБАЯ ВЛАСТЬ (и власть в США, конечно, не исключение) следует пяти правилам политического выживания. Нельзя их нарушить, чтобы при этом не развалилась страна.

Но доценты ВШЭ рассматривают их только в приложении к неугодным Американской Империи режимам, которые объявляются диктаторскими, тогда как все угодные США режимы, подобно жене цезаря, вне подозрений.

Конечно, если следовать логике, заданной в условии задачки, то ответ станет очевидным: «Если Путин не уйдет сам и будет продолжать цепляться за власть, то его изгнание — мирное и в конституционных рамках — станет главной задачей для российского общества».

Однако вне искусственно данных условий задачки все далеко не так очевидно. Дело в том, что сам по себе уход или неуход Путина не значит ровным счетом ничего.

Катастрофа неминуема при проведении политики в духе 1991 года, либерально-реформаторского курса, при чем совершенно безразлично, будет ли её продолжать Путин или любое другое лицо. Опять же, изменить катастрофический вектор может и сам Путин, если вдруг захочет этого, и какое-то другое лицо.

Таким образом главный вопрос – о политическом векторе – подменяют совершенно второстепенным вопросом о личности проводника.

Причина – ЛОЖНАЯ ИСХОДНАЯ ТЕОРИЯ, которая выдумана в США для показушно-пропагандистских целей, и заключается в раздаче разным лидерам ярлыков (прямо как в Орде) – на «демократию» или на «отсутствие демократии». 

При этом если орда новых кочевников ярлыка на демократию не выдала, то начинаются стоны об «отсутствии стратегии выхода», как у Путина или Каддафи. Можно подумать, что у дряхлых, облезлых Ротшильдов и Рокфеллеров (недавно объединивших бизнес) есть какая-то «стратегия выхода». Они сидят над США уже не первую сотню лет, и чего-то на выход не торопятся. ПРАВДА В ТОМ, ЧТО ИЗ РЕАЛЬНОЙ ВЛАСТИ НЕТ ВОЗМОЖНОСТИ ЛЕГКО ВЫЙТИ.

Стратегия выхода есть только у тех, кто никогда и не заходил во власть, у разного рода клоунов, отобранных на кастингах предвыборного фондрайзинга (это смотрины на которых Ротшильды смотрят актеров и решают, кому дать роль, спродюссировав предвыборную компанию). Эти клоуны все чаще – профессиональные актеры, потому что с дилетантами масонерии надоело возиться.

Конечно, такого комического персонажа, как Блин Клинтон легко выгнать из власти, с той только оговоркой, что властью-то он никогда и не был. Реальная власть в США базируется на судебной системе, где действуют очень жесткие и недемократичные принципы отбора и поддержания единомыслия судейского корпуса. Американский же президент – игрушка в руках судейского корпуса, у судей есть возможность в любой момент оттаскать его за уши, или, как Блина Клинтона, заставить продемонстрировать свой половой орган судебному присутствию.

Но даже и в декоративно-опереточной американской выборной власти все чаще мелькают на высших должностях отец и сын (Буши), муж и жена (Клинтоны) и т.п. семейственность. И потому, когда раздаются ярлыки на демократию и диктатуру, уместно спросить: А СУДЬИ КТО?

По условиям задачки, поставленной доцентом Захаровым, выходит, что есть, якобы, такие страны, в которых диктатура, а есть такие, в которых народ сам правит собой и никем не попирается. Если бы это было так, тогда, понятное дело, и решение задачки очевидно: конечно, здорово, когда народ сам собой управляет, и это не заканчивается катастрофой через четыре года, как в 1991-м году!

Беда вся в том, что "демократия" западного типа – на самом деле, конечно же, никакая не демократия, а олигархия масонерного типа, с САМОДЕРЖАВНОЙ ГРУППОЙ во главе, с коллективным, и потому бессмертным самодержцем, не стесненным никакими законами и общественными (народными) контролями.

Для отвода глаз эта самодержавная группа вывела в сторонку труппу комиков, кривляющихся под видом выборной власти, регулярно обновляемых без всяких потрясений, незаметно для общества. Роль этой труппы комиков в СССР играл советский аппарат, выборная и активно критикуемая, часто сменяемая советская власть под контролем вышестоящего «ордена меченосцев» - партии.

Естественно, смена президента в США может пройти незамеченной широкой публикой, как и советская публика мало заморачивалась насчет смены председателя Верховного Совета СССР, формально высшей власти в стране.

Причина проста: МЕНЯЕТСЯ НЕ ВЛАСТЬ, А ЛИЦО, ИМИТИРУЮЩЕЕ ВЛАСТЬ. Меняется актер в сериале, но сериал продолжается с прежним продюсером и режиссером.

Вот почему у клоунов всегда есть стратегия выхода, а У ЛИЦ, РЕАЛЬНО ПРАВЯЩИХ, – её нет и быть не может.

Если человек был у власти несколько лет – и при этом никто не жаждет его крови, никто не требует над ним расправы – ЗНАЧИТ, ЭТОТ ЧЕЛОВЕК ПРОСТО НИЧЕГО НЕ ДЕЛАЛ!

Нельзя делать серьёзное, большое дело так, чтобы никого при этом не ущемить и никакой социальной группы не разозлить. Развалил Россию – разозлил русских. Не дал развалить – разозлил сепаратистов в Чечне.

А как можно сделать так, чтобы ни те, ни другие не злились на тебя? Как можно провести сколько-нибудь значимое решение, не навлекая на себя угрозу расправы и страх перед уходом?

Клоунов, у которых нет никакой власти, которые на выборах раз в 4 года развлекают почтеннейшую публику демократической буффонадой, это не касается. При отсутствии реальной власти нетрудно и отказаться от власти: чего не было, того и не будет, всего и делов!

Поэтому у Путина (который выглядит гораздо моложе и дееспособнее Ротшильдов и Рокфеллеров, посмотрите их современные фото) нет стратегии выхода. Как вот уже 200 лет нет её и у настоящих правителей США. Как нет её у любого реального политического деятеля, берущего на себя ответственность за происходящее.

Но СТРАТЕГИЯ УХОДА была и сработала у Д.А.Медведева, этого собрата Блина Клинтона по трудному делу пародирования власти возле трона.

Всякий, кто на самом деле ЧТО-ТО РЕШАЕТ, не может уйти просто так. Это – ещё один закон политологии, который не отменить заклинаниями либерал-шаманов в стенах ВШЭ.

Человек, не обладающий полнотой власти, ничего не сможет сделать для людей, а человек, обладающий полнотой власти, не может уйти без громких потрясений и катастроф. ВСЯКИЙ ПОЛНОВЛАСТНЫЙ ПО ОПРЕДЕЛЕНИЮ НЕЗАМЕНИМ. Незаменим, несмотря на свои отличия от другого полновластного. Это и масонская система, управляющая США с имитацией выборов, и А.Лукашенко, и У.Чавес, и Ш. Де-Голль, и Л.Брежнев.

Дело в том, господа из ВШЭ, что ЛЕГКОЗАМЕНЯЕМЫЕ НИКОМУ НЕ НУЖНЫ. Враги легко от них избавляются, а друзей у них нет, потому что в легком уходе и отказе от всех своих полномочий кроется ИЗМЕНА ДРУЗЬЯМ. Потому ни друзьям, ни врагам легкозаменяемые не нужны. Покривлялся 4 года, и свалил в небытие. Лицом твоим попользовалась система, и хватит. Нашлась другая маска в процессе кастинга – фондрайзинга…

Такова реальность, такова жизнь, которой нужно смотреть в лицо, а не обманывать себя и других заведомо некорректными условиями задачки про демократов и диктаторов, все время почему-то оказывающихся синонимами друзей и врагов США…

Алексей КУЗНЕЦОВ, обозреватель "ЭиМ".; 28 марта 2013

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше
  • ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

    ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Говоря о проблеме частного предпринимательства, мы должны разъяснить те стороны вопроса, которые не понимали коммунисты, и не понимают либералы. КПСС после Сталина (подчеркиваем – ПОСЛЕ Сталина) вообще обходилась без частного предпринимательства, что и сделало систему в определённом смысле инвалидом, и предопределило во многом её крах. Либералы же – напротив, думают заполнить всё и вся частным корыстным интересом, думая, что «тут-то и жизнь хорошая начнётся». Но жизнь устроена не так, как думают коммунисты. И не так, как думают либералы. Истина – оказалась между двух основных стульев, на которые сел ХХ век…

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..