Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 56,7560 руб.
  • Курс евро EUR: 63,6689 руб.
  • Курс фунта GBP: 73,0677 руб.
Май
пн вт ср чт пт сб вс
01 02 03 04 05 06 07
08 09 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

ОБЩЕСТВО И ЛЮДИ: ВЕЧНОСТЬ И СМЕРТНОСТЬ

ОБЩЕСТВО И ЛЮДИ: ВЕЧНОСТЬ И СМЕРТНОСТЬ ​Одной из самых острых проблем современного человечества – если не самой острой – является беспочвенная болтовня людей о предметах, им неизвестных и непонятных, разговоры и мысли БЕЗ ДОСТАТОЧНОГО ОСНОВАНИЯ, которые глушат своей колоссальной массой всякую здравую мысль и обессмысливают в итоге и речь и мышление. Познание мира и его законов сменилось «самовыражением». Из передатчика опыта достижений для улучшения жизни слово стало передатчиком патологий: оторвалось от практики, от объективной реальности. Вопреки выражению «мораль сей басни такова» оно превратилось в басню без морали. И – вопреки поговорке «сказка ложь, да в ней намёк» в сказку без намёка. Результат этого – развитие человечества сперва замедлилось, а затем и вовсе прекратилось.

Начался всё более заметный регресс – как материальной цивилизации, так и её духовного отражения: мысли, слова, знания, образования. Пустословие обесценило слово, как фальшивые деньги обесценивают настоящие.

Потеряв связь с реальностью, Мысль потеряла и свою власть над человеком, и свою притягательность, авторитет.

Думать «вышло из моды», появилась мода на примитив, связанная с тем, что при всём тупоумии дикари ошибаются всё же реже сумасшедших, и лучше не вести совсем никакой умственной деятельности, чем вести нелепую.

Мыслитель перестал быть «властителем дум», перестал быть "образцом для юношества", что, кстати говоря, перечёркивает перспективы цивилизации.

Интуитивизм, звериное чутьё, волчья хватка, здоровый и цепкий инстинкт – отодвинули бандитскими плечами безумствующих демагогов, подчеркнув молча и значительно, что со времён Ф.Бэкона ЗНАНИЕ перестало быть СИЛОЙ, и в современном его жалком виде представляет, скорее слабость человека.

Ведь силён был человек, обладавший здравыми мыслями, а не пустыми и вздорными.

Знания, соответствующие действительности, делают человека сильнее, а знания ложные, бредовые, построенные на фантомах и галлюцинациях – наоборот, ослабляют его.

Не всякая работа мысли человеку на пользу. Есть такая работа мысли, которая имеет отрицательный знак, то есть ниже(хуже) ноля. Она ослабляет человека относительно простой, бездумной отключённости сознания. В итоге получается часто наблюдаемый парадокс: люди, которые «ни о чём не думают» (т.е. думают о самых простых и примитивных вещах) – оказываются успешнее людей, думающих обильно и сложно, выдвигаются на первые роли в жизни, добиваются успеха «вперёд умников» и т.п.

Этот парадокс я могу объяснить очень просто: продолжая мою аналогию, скажу, что «0», конечно, меньше «+1», но он существенно больше «-1».

То есть мысль обоснованная, с достаточным основанием, делает человека царём зверей с их примитивными инстинктами. А мысль необоснованная, пустая, без достаточного основания – делает их слабее примитивного существа, уязвимее и слабее тех организмов, которые руководствуются только простейшими (но зато уж и бесспорными) рефлексами.

Такое позорное положение Мысли, Знания в современном обществе, когда общество перестало видеть в них авторитетное мнение, перестало им поклоняться и служить, перестало их чтить, холить, беречь и развивать, перестало трепетать над ними, защищая именно их в первую очередь в случае любой опасности – для цивилизации убийственно.

Ведь цивилизация – это последовательное и преемственное накопление знаний. Для цивилизованного человека нет ничего важнее, чем познать, осмыслить мир вокруг себя, и к тому же передать это знание потомкам, ничего не потеряв, в целости и сохранности. Расточение знаний впустую – означает разрыв преемственности и обрушение общества во тьму дикости.

Однако крушение авторитета Мысли и Знания связано с длительным периодом симулирования смысла в словах и текстах, когда ложь и безумие совершенно заглушили слово полезное, ценное, важное.

Грохочущие водопады самой разнузданной демагогии, когда узко-корыстной, а когда бредово-вредительской, не могли не привести к девальвации уважения к «мыслящему классу».

Разница между полезным знанием, которое усиливает и возвышает человека и захламлением головы всяким вычурным вздором заключается в ЗАКОНЕ ДОСТАТОЧНОГО ОСНОВАНИЯ, предписанном мышлению ещё на заре становления логической науки.

Кратко говоря – Слово (отражение мысли) важно, если имеет под собой достаточное основание, и пусто, бессмысленно – если основания под собой не имеет. Например, для развития науки даже ошибка может принести большую пользу, если в своё время была убедительно обоснована.

Наоборот, даже предельная истина, найденная случайно, наобум, без обоснования – при всей своей истинности для развития науки ничего не даёт.

Можно угадать открытия будущего – но истинным их автором будет только тот, кто сумеет их обосновать, а не случайно озвучить.

То есть: разговор о предмете имеет значение только тогда, когда говорящий понимает предмет. Если же говорящий предмета не понимает – то он занимается пустой болтовнёй, выдумывая или повторяя за другими вздорные домыслы о неизвестном ему предмете.

Но понимание предмета невозможно без понимания породивших его причин. Собственно, предмет и есть совокупность собственных причин. Без них предмета бы не было, а если причин было бы больше – предмет был бы другим.

Так возникает зависимость здорового и полноценного мышления от причинно-следственной связи. Стремясь понять предмет, мы пытаемся понять его причины, а понять причины нельзя без их собственных причин.

В этой цепочке сознание восходит к понятию о Первопричине, то есть к идее Бога, Творца, Абсолюта – по пути, проделанному до нас и Аристотелем, отцом логики, и всей человеческой цивилизацией, всегда религиозной, за исключением исторических периодов разложения и распада.

Сознание не может схватить предмет так, как будто бы он существует сам по себе, вне его прошлого, его контекста и его возможного будущего. Попытки «хватать умом» предметы изолированно от череды восходящей к Первопричине причин – приводят к абсурду и бессилию мысли. Что мы можем знать о яблоке, если не изучаем яблоню? Ведь яблоко созрело на яблоне, и в себе содержит зёрна будущих яблонь… Так как же мы можем познать яблоко, не познав порождающее его древо?! И так с любым предметом…

Закон сохранения вещества и энергии учит нас: ничто не возникает из ниоткуда и не исчезает в никуда. Всё, что есть – было всегда, и лишь меняло форму. То, чего нет – не может взяться из ниоткуда.

Поэтому знание, изолированное от представлений единства и всеобщности мира – ничего не стоит, никакой реальности, кроме безумия, не отражает, и может носителю сильно повредить.

Кроме причинной зависимости и закона сохранения я подчеркнул бы ещё важнейший для здравой мысли закон единоначалия.

Очевидно, что некое Единое Начало обнимает собой все вещи в мире – иначе как бы они могли друг с другом соприкоснуться, как могли бы быть сопоставлены друг относительно друга?

Ведь очевидна же некая всеобщая соединительная ткань, для которой всё существующее прямо или опосредовано связано между собой, а что не связано с другими вещами никак – то несоизмеримо с ними и не существует вовсе.

Попытки игнорировать принцип всеобщей соединённости могут породить только один тип мышления: а именно, разорванный и бессвязный.

Тут мы и подходим к величайшей проблеме логики – к проблеме осознания Бесконечности. Материальный мир, который доступен нашим оценивающим замерам, точной приборной оценке, бесконечности не знает, бесконечности принципиально лишен. Бесконечное не познаваемо, познаваемое не бесконечно! Это связано с необходимостью в процессе изучения вместить предмет в сознание (постигнуть его), а вместить можно только то, что обладает границами, пределами, внешней средой.

Поэтому обыденное человеческое сознание делает распространенную ошибку, воспринимая явление бесконечности, чаще всего, просто как «нечто очень большое», «нечто, невообразимо большое.
Это совсем не так. Во первых – «большая куча» чего бы то ни было, как бы ни велика казалась, очень четко ограничена, имеет вполне конечные параметры. Во вторых, бесконечность находится ВНУТРИ самого мелкого и ничтожного предмета, который мы можем подержать в руках.

Бесконечность – не просто одно из доказательств Бытия Божия. Огромная масса доказательств бытия божия является умозрительной, тогда как бесконечность оказывается опытно-достижимым, эмпирическим, чувственно-воспринимаемым бытием Бога (абсолютного субъекта, немыслимого в качестве объекта исследования) в мире.

Бесконечность – это чудо, данное нам в опыте и ощущениях. Бесконечность везде и одновременно с тем нигде конкретно. Она лишена каких бы то ни было контуров, параметров и всякой внешней окружающей среды, оболочки, что совершенно невероятно и непостижимо для любого иного предмета.

Предмет материального мира, реальный предмет, сущий, вообще предмет «от мира сего» в обязательном порядке постижим умом, изучаем, исследуем – иначе бы он превратился в сказочное «то, чего не может быть».

А бесконечность – удивительна тем, что вполне фиксируема, ощущаема, присуща и очевидна, и в то же время непостижима, принципиально неизучима, не подлежит никакому исследованию в корне и в принципе.

Парадокс одновременных постигаемости и непостижимости бесконечности – по всей вероятности, лежит в основе разделения человеческого разума и животных, зоологических форм сознания, мировосприятия.

Животное сознание бесконечности не понимает – и потому не может развиваться.

Человеческое же сознание, утратившее интерес и понимание бесконечности – перестаёт принципиально отличаться от животного, и происходит постепенная конвергенция сознания такого человека с сознанием зверя.

Ведь все прочие отличия человеческого разума от звериного имеют только количественное, а не качественное измерение. Причем количественное превосходство человеческого разума (в области памяти, скорости операций, уровне абстракций и т.п.) возникло не просто так, а под влиянием идей и представлений о бесконечности и служении ей.

Удаляя из мышления этот «человекообразующий кристалл» - мы запускаем процессы деструкции всего, что вокруг него выкристаллизовалось, наросло, оформилось под его нужды и запросы.

Человек, игнорирующий в своём воображении бесконечность, вечность – всё то, что мы назвали термином «инфинитика» - превращается во «временщика», искателя кратковременной выгоды и животных, зоологических по происхождению удовольствий.

Этот поиск постепенно захватывает всё его существо, как наркотик постепенно захватывает всё сознание наркомана, и в итоге мы имеем хорошо знакомый нам по современным реалиям процесс расчеловечивания, механизм формирования дегрода.

Дегрод же бесполезен не только для человечества в целом, для цивилизации, как цепи преемственности знаний и находок, но и для себя самого в плане долгосрочных угроз, потому что он лишен способности видеть долгосрочную перспективу.

Поэтому в своей погоне за животными наслаждениями дегрод погибает, как погибают бабочки, летящие на огонь.

Опирающийся на инстинкты дегрод не может от них получить сведений обо всех опасностях, представление о которых может дать только развитый интеллект.

+++

Не всякое развивающееся общество религизно; но всякое развивающееся общество – инфинитическое.

Стремление служить вечным ценностям заложены если не в религию, то в его идеологию, культуру, книги, песни, пословицы и поговорки, в модели воспитания и поведения, в повседневный этикет и бытовую мораль. Например, советский гимн: «Союз нерушимый республик свободных сплотила НАВЕКИ великая Русь»: слово «навеки» - инфинитическое, и оно по смыслу текста незаменимо. Вообразите, что его попытались бы заменить, придать сплочению временный характер, заверить, что Союз сплотился лишь на время», союзный договор – срочный… Получилась бы бессмыслица.

Поэтому мы и говорим, что для развития и сохранения обществу необходима инфинитика – комплекс представлений о вечности и бесконечности и идея служения им параллельно или даже вопреки личным временным интересам. Есть то, что проходит, и то, что остаётся навсегда (в варианте советской песни – Родина, «то, что остаётся навсегда). Чтобы душою не стареть – советская песня предлагала «смотреть на звёзды чаще». Звёзды подразумеваются не как астрономическое явление, а именно и только как символ Вечности и бесконечной протяжённости.

Конечно, символы с эпитетами «бескрайний», «вечный», «нерушимый», «абсолютный» и т.п. – можно придумать и другие. Но сама потребность в этих символах – не только необходимый компонент, но и изначальная причина возникновения Культуры. И, естественно, человеческого общества. Если оно есть - в нём господствуют Служители Вечных Ценностей, успешно противостоящие временщикам.

Там же, где временщики одержали верх – развитие заканчивается и начинается процесс разрушения, растащиловки, вытекающий из самой природы временщика: рвача, преследующего личную выгоду в краткосрочной перспективе.

От окончательного распада и гибели общество удерживает (если удерживает) то или иное количество служителей вечности. Или они ЕЩЁ есть. Или общества УЖЕ нет. Таково научное описание знаменитой религиозной притчи о десяти праведниках, ради которых сохраняет Бог развратный город[1] или народной поговорки «не стоит село без праведника».

Село действительно не стоит без праведника – в том смысле, что без людей, выступающих на стороне Вечных Ценностей, заступниками за Вечное, общество разлагается, перерождается в войну всех против всех и погибает в кровавых корчах. Потому что парадокс в том, что яростно сражаясь за личные эгоистические интересы дегроды на самом деле отстаивают не их, а свою погибель.

Если общество будет представлено только искателями личной наживы, временщиками, не озабоченными вечными вопросами - то оно развалится, потому что личная выгода почти всегда прямо противоположна общественным интересам.

Индивиду чисто арифметически всегда выгоднее взять у общества больше, чем отдал, и отдать меньше, чем взял.

Но если так поступает каждый – то общество истощает, деградирует, дичает – достигая естественного равновесия только в виде диких джунглей, где регресс социального останавливается вследствие исчерпания этого социального, полной смены его на примитивные биологические инстинкты.

А.М.Горький писал об этом так: «совесть каждому выгодно иметь в соседе, и невыгодно в себе».

Ф.М. Достоевский выражал это так: «Злодейство не только должно быть дозволено, но даже признано самым необходимым и самым умным выходом из положения всякого безбожника». По мудрому предвидению Ф.М. Достоевского – «…уничтожьте в человечестве веру в свое бессмертие, в нем тотчас же иссякнет не только любовь, но и всякая живая сила, чтобы продолжать мировую жизнь. Мало того: тогда ничего уже не будет безнравственного, все будет позволено, даже антропофагия… для каждого частного лица, например как бы мы теперь, не верующего ни в Бога, ни в бессмертие свое, нравственный закон природы должен немедленно измениться в полную противоположность прежнему, религиозному… эгоизм даже до злодейства не только должен быть дозволен человеку, но даже признан необходимым, самым разумным и чуть ли не благороднейшим исходом в его положении».
И.С. Тургенев, размышляя о тех же вопросах, вкладывает в уста своего героя Базарова следующие слова, обращённые к Аркадию: «А я возненавидел этого последнего мужика, Филиппа или Сидора, для которого я должен из кожи лезть и который мне даже спасибо не скажет.. . Да и на что мне его спасибо? Ну, будет он жить в белой избе, а из меня лопух расти будет, ну, а дальше? ».

То есть западник, один из самых последовательных европеизаторов России, И.С.Тургенев в данном вопросе полностью согласился со славянофилом и учителем православного мессианизма Достоевским.

Мы же видим, что, по сути, все они обсуждают ИНФИНИТИКУ.

Если вечность есть – то есть и смысл в общественно-приемлемом поведении, в социализации личности. Если вечность выкинуть, и мыслить только отрезками времени, пусть бы даже и большими, и только ограниченным пространством – то возврат к чисто-звериным мотивациям становится неизбежен для мыслящего человека.

Но если каждый, памятуя афоризм Горького, будет искать совесть только в соседе, а не в самом себе – каждый! – то ведь очевидно, что никакой совести нигде и ни в ком не останется. Тогда и начнётся неприкрытое людоедство, стыдливо именуемое Достоевским «антропофагией».

Вызов «Небу» (имеется в виду не верхняя часть пейзажа с облаками, а образ Бесконечности, Вечности) всегда с неизбежностью оказывается и вызовом обществу, общественному устройству, и призывом к асоциальному, гнусному поведению (даже если призывающий этого не понимает, витая в эмпиреях чистой теории, чему, кстати, Достоевский и посвятил роман «Братья Карамазовы»[2]).

Поэтому, естественно, становлению любого общества, чем либо превосходящего хищную стаю или тупое стадо животных, с неизбежностью предшествует возникновение МЕТАФИЗИЧЕСКОЙ ОСНОВЫ для его жрецов вечных истин, какого-либо учения, которое призвано усовестить колеблющихся сограждан и осудить неисправимых эгоистов. Это мы и видим повсюду в истории.

В уста обладающего связным, логическим мышлением атеиста Ивана Карамазова Достоевский вкладывает великий парадокс: «Бога нет» - убеждён Иван, понимая, в то же время, что «Цивилизации бы тогда совсем не было, если бы не выдумали Бога… И коньячку бы не было».

Но это действительно невыносимый парадокс, который убивает не только Ивана Карамазова: появление всего в цивилизации от египетских пирамид до «коньяка» - связано с выдумкой, обманом?

Поэтому «парадокс Ивана Карамазова» является одним из доказательств бытия Божия, хоть и косвенным: не может отсутствовать необходимая причина появления человечества: ведь тогда не было бы и человечества – если нет необходимой для его появления причины!

Тысячелетия история были бы невозможны без идей вечности и бесконечности. К этому пришёл Достоевский, к этому и мы с читателем своим путём пришли – размышляя о разрушительной силе человеческой ограниченности (кстати в быту выражение «ограниченный человек» имеет ругательный смысл). Но немыслимо полагать, что тысячелетия развития разума связаны лишь с допущенной этим разумом на его примитивной стадии ошибкой.



[1] Бытие, Глава 18:23 - И подошел Авраам и сказал: неужели Ты погубишь праведного с нечестивым? может быть, есть в этом городе пятьдесят праведников? неужели Ты погубишь, и не пощадишь места сего ради пятидесяти праведников, в нем?.

Не может быть, чтобы Ты поступил так, чтобы Ты погубил праведного с нечестивым, чтобы то же было с праведником, что с нечестивым; не может быть от Тебя! Судия всей земли поступит ли неправосудно? Господь сказал: если Я найду в городе Содоме пятьдесят праведников, то Я ради них пощажу все место сие (…)

Авраам сказал: да не прогневается Владыка, что я скажу еще однажды: может быть, найдется там десять? Он сказал: не истреблю ради десяти. (Бытие 18:32).

[2] Главный смысл романа в том, что проповедь Ивана Карамазова, теоретика атеизма, толкает его незаконнорожденного брата, лакея Смердякова на убийство (а перед этим толкает к русофобии, ненавистной Достоевскому, отразившему эту ненависть в самой фамилии глубоко несчастного и ущербного лакея: «Я всю Россию ненавижу…» - говорит Смердяков – «В двенадцатом году было на Россию великое нашествие императора Наполеона французского первого, и хорошо, кабы нас тогда покорили эти самые французы, умная нация покорила бы весьма глупую-с и присоединила к себе. Совсем даже были бы другие порядки. »

Александр Леонидов; 27 октября 2016

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.