Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 59,2490 руб.
  • Курс евро EUR: 69,6531 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,3542 руб.
Август
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

КАК НАНЯТЬ АВОКАДО?

Особенности «болической теории» инвестирования

КАК НАНЯТЬ АВОКАДО? Простейшая форма финансового капитала – ссудный капитал – имеет математическую формулу функции линейного возрастания (х+t = x+Q), в котором простое механическое прибавление к величине капитала (х) фактора времени (t) означает столь же простой рост величины. Например, на 12% за год, на 24% за 2 года и т.п. Ссудный капитал предполагает собственный возврат и рост вне зависимости от хода дел заемщика. Как говорится – «должен-отдай». При чем тут удачи или неудачи в делах? Этим ссудный (он же в кейнсианстве – «паразитарный») капитал отличается от инвестиционных активов, чья цикловая репродукция определяется более сложными графическими функциям. Если мы графически изобразим прирост ссудного капитала, то это будет возрастающая под тем или иным углом (в зависимости от процента) линия.

Динамика сперва падающей, а затем растущей доходности инвестиций отражается на графике ПАРАБОЛЫ. Неудача в инвестициях, то есть падающая без роста  ликвидность ценностей – отражается графиком ГИПЕРБОЛЫ. Отсюда и возник авторский термин «болизм» как констатация параболичности удачных и гиперболичности неудачных инвестиций. Ивестиционный болизм в данном исследовании автором рассматривается в качестве неотъемлемого аспекта инвестиционной практики не только венчурных, но и любых «развилочных» финансовых вкладов.

Западная прикладная теория кредитных расчетов предполагает в отношении ссудного и т.н. «бездеятельного» капиталов характер противоположности, а неокейнсианство – даже обратную симметрию процессов капитальных доначислений. Считается, что капитал вне оборота (имеющий характер «сокровища») не только содержит фьючерсный компонент «упущенной прибыли», но и «штрафуется» инфляцией и ростом цен. Неокейнсианство даже полагает, что доход ссудного капитала формируется из естественной убыли «мёртвых капиталов в чулках», т.е. здесь как бы соблюдается закон сохранения энергии. В данном случае речь идет о финансовой энергии. Действительно, рост ссудного процента стимулирует инфляционные процессы, и наоборот. Но специфика России демонстрирует, что ОДНОВРЕМЕННО показывать отрицательную доходность могут как ссудный, так и бездеятельный капитал. То есть вы проиграете, положив деньги в банк, и проиграете, спрятав их в сундук, иногда проигрыш будет даже одинаков.

Болизм отражает симметричные падение/рост финансовой репродукции инвестиционного капитала на темпоральной оси циклооборота, при этом венчурным вложениям характерен параболизм, мейнстриму – более сглаженный, умеренный гиперболизм.

Инвестиционный капитал в начале своего циклооборота (в чем его основное отличие от ссудного) не только не даёт углохронического возрастания своей финансовой наполненности, но и резко теряет её. В определенный момент инвестиционные вложения теряют всякую ликвидность, оказываются убыточными по отношению к альтернативности вложений (ссудной и «бездеятельной», внеоборотной).

Эта сторона болизма может быть охарактеризована, как «первичная убыточность  вложений». Затем болизм приходит ко второй стадии – равновесия, когда доходность вложенного капитала перестает падать, но ещё и не растет. Третичной фазой правильно построенного инвестиционного болизма является стремительный, (значительно превышающий углоосевой) болический рост доходности вложений.

Мы уже говорили, что упавшая ликвидность может вовсе не подняться уже никогда, инвестиционные вложения могут пойти как ПО ПАРАБОЛЕ, ТАК И ПО ГИПЕРБОЛЕ.

Вторым (после симметричности траекторий потерь/прибыли) следствием инвестиционного болизма является такой показатель, как «уровень ввода цикла (УВЦ)».

Фактор УВЦ для определения приоритетов в инвестиционной деятельности оказывается решающим. Вообразим себе график параболы, который, как и положено, симметричен относительно своей осевой.

Инвестор входит в этот график потери/роста прибыльности вложений на определенном уровне, на определенной линии, когда часть капитальных вложений уже сделана кем-то до него. Соответственно, от инвестиционного УВЦ зависит сокращение или даже вовсе упразднение первичной и вторичной стадий болизма инвестиций.

В прикладной экономической теории этот УВЦ называется «задел» или «наследие» и позволяет минимизировать убыточный и стагнационный лаги инвестирования. «Задел» может на практике означать что угодно – от залежей природных ископаемых, самим Богом приданных инвестиционному проекту, до индустриальной инфраструктуры. Тут вам и уровень рабочей квалификации на местности, доступность зданий, дорог, лизинга оборудования, транспортное плечо и т.п. А разве можно исключить влияние  климата, ценовой политики в области энергоносителей, или прямого дотирования некоего бизнеса государством или иными (скажем, диаспорами) финансовыми структурами?

На графике параболы хорошо видны три этапа инвестирования. Это убыточность (падение ликвидности) вложенного капитала, нулевая фаза его доходности, затем рост доходности капитала. Что очень важно – рост симметричен предварительному падению. Иначе говоря, экономически малые вложения обещают малую доходность, а большие, (в случае их успешности, конечно) – большую.

Это только кажется, что на один и тот же фрукт в разных странах разные затраты. Затраты всегда одинаковы, разным бывает только уровень субвентированности инвестора. С точки зрения технологической на производство, скажем, авокадо определенной кондиции и в Исландии, и на Экваторе, и даже в Антарктиде неизбежно будет затрачено единое стандартное количество единиц тепла и света.  Сколько нужно – столько и будет, иначе фрукта не получить нигде. Таким образом, материальные вложения в процесс выращивания авокадо (как и любого другого товара) теоретически равны. Почему же тогда мы растим авокадо на Экваторе, а не за Полярным кругом?

Ответ прост: в момент вложения капитала в производство, в период «убыточной первичности вложений», когда инвестор переводит эталон ликвидности, деньги в низко-ликвидную стадию предметов, часть затрат берет на себя НЕЧТО ИЛИ НЕКТО. Юг как бы дотирует производителя определенным количеством дарового тепла и света. Чем дальше на север – тем более скупо дотирует производство природа. Соответственно растет убыточность вложений на первом этапе производства.

Таким образом, дотации и льготы вложений капитала определяют его степень готовности к инвестированию. Для того, чтобы инвестор принял решение организовывать производство в определенном месте, необходимы те или иные, явные или скрытые дотации инвестору. Главная задача инвестора – не заплатить, а недоплатить. И от его возможности снизить необходимые первоначальные вложения и зависит его инвестиционный выбор территории. Из двух мест возможного вложения средств инвестор всегда выберет то, которое потребует меньше изначальных расходов на обустройство производства. Это и есть главная тайна инвестиционной привлекательности.

А. Леонидов-Филиппов.; 18 июня 2012

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..