Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 57,5336 руб.
  • Курс евро EUR: 68,5801 руб.
  • Курс фунта GBP: 77,3194 руб.
Сентябрь
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

​ТЕМНОЕ, ЗЛОЕ, СТРАШНОЕ…

​ТЕМНОЕ, ЗЛОЕ, СТРАШНОЕ… Это можно назвать скрепами. Или связкой. Мне больше по душе слово «сцепка» - железнодорожное, соединяющее вагоны и локомотивы. Стальное слово – сцепка… Во-первых, намертво, металлически были сцеплены, спаяны между собой граждане в странах: они отвечали друг за друга. Во-вторых, сцеплены были в диалектическое единство сторонники и противники советского проекта на Западе. Их борьба – сторонников и противников – порождала ту энергию развития Запада, которая сегодня очевидным образом исчерпана. Возможно, нам в СССР не хватало именно этой энергии диалектической борьбы двух противоположных, враждебных, но при этом неразделимых начал. Но речь сейчас не об СССР: его давно нет. Речь не о прошлом, а о будущем.

Противоборство с теми, кто стоял за советский опыт, оплодотворяло тех, кто стоял против. Запад развивался на этой диалектике, ибо противники СССР, чтобы выжить – вынуждены были напрягаться и являть нечто лучшее, чем советский опыт. Никто не спрашивал их – хотят ли они напрягаться (а они, понятно, не хотели). Это было для антикоммунизма УСЛОВИЕМ ВЫЖИВАНИЯ – хотите жить – умейте удивлять небывалыми благами и разносолами…

На Западе было то, чего теперь не стало: ВЗАИМНАЯ ГРАЖДАНСКАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ. Намертво был сцеплен между собой уровень жизни элиты и масс: не имела возможности элита пиршествовать отдельно, не обращая внимание на столы масс – её бы за это убили. Чтобы пиршествовать самой – элите миллиардеров нужно было сперва задать корма миллионам сограждан. Это была не благотворительность, не свободный выбор – это была принудительная необходимость в условиях советских пушек, нацеленных на Запад.

Крах СССР произвел расцепление сцепок. Противники советского опыта восторжествовали и загнали в темный угол деморализованных социалистов-симпатизантов Брежнева. Стало очевидным немыслимое ранее на том же Западе – то, что уровень жизни одного может вообще никак не коррелировать с уровнем жизни другого. Оказывается (а от этого все отвыкли) – кричащая роскошь прекрасно уживается рядом с кричащей нищетой. И средний уровень жизни становится просто бессмысленно вычислять, ибо он ничего уже не значит, как средняя температура в больнице. Тает «средний класс», вчерашние середняки поляризируются на кулаков и бедняков.

Великая диалектика взаимного давления социалистов и капиталистов канула в лету. Исчез генератор развития нацеленного на опережение – ибо стало некого и незачем опережать.

Есть определенный закон в развитии: торжествующее учение всегда поворачивается к людям самой паскудной своей стороной. Оно через вакуумные присоски своего торжества втягивает в себя всех подонков и пустоголовных пустомель общества. Недаром ведь говорят, что всякий спешит записаться в родители к победе…

Наверное, то же самое случилось бы, если бы полностью и безоговорочно восторжествовал социализм. Допускаю, что красное торжество стало бы пиршеством падальщиков, таким же магнитом для всех подонков и нелюдей, которым сегодня стал капитализм.

Но зачем говорить о том, чего не было?

В реальности у капитализма именно в результате его торжества нет перспектив. С окончанием диалектики противостояния исчез и соревновательный запал новаторства.

Зловещее экономическое открытие либеральных элит – «о росте личного потребления при сокращении числа потребителей» отчетливо пахнет каннибализмом. Возникла сложная архитектура систем, в которых центр-вампирически высасывает периферию: США – планету, Москва – Россию, губернские города – райцентры, районный начальник – рядовых колхозников и т.п. Город пожирает деревню, богатые народы поедают бедные народы, люди переключаются на питание людьми…

Диалектика противостояния социализму исчезла – следовательно, иссяк источник, генерирующий энергию прогресса. Все экономические системы во имя повышения прибыльности постоянно ищут себе лимитрофы: что и где можно выжрать до литосферы, чтобы пополнить свои кошельки, и повысить свой личный уровень жизни?

Ориентация только на рост уровня жизни, причем не в среднем (как раньше) а личный – разрушает человечность на самом базовом уровне. Восторжествовала система безответственности за ближнего своего – который сперва становится «никто», а потом логично перетекает в категорию «пищи».

+

Долгое время соревнование систем противопоставляло свободу ответственности. Совершенно справедливо рост свободы связывали с ростом безответственности, а несвободу с повышением ответственности. Эту сложнейшую диалектическую проблему нельзя решить тупым торжеством одной из сторон. Крикнуть «да здравствует свобода!», заведомо смирившись с тотальной безответственностью всех и вся – не решение дилеммы, а её (и цивилизации) разлом.

Именно предельной безответственностью, полной непредсказуемостью результатов стал «марш свободы», организованный торжествующими США. Делая своё дело мировая империя не думала о последствиях. Хищник преследовал личную сиюминутную выгоду нефтяных, финансовых и иных магнатов – погружая при этом в хаос целые континенты.

Проблема единства и борьбы частного интереса и общего блага была однозначно решена в пользу частного интереса, хотя противоположности не могут друг без друга. И без хотя бы минимальной общей выгоды никакого частного интереса тоже быть не может…

…Но то, что придется потом платить –

Так это ж пойми – потом!!!

Уровень жизни одних рос стремительными, невообразимыми темпами – оторвавшись от сцепки с массой, за счет полного разрушения среды обитания у ближних.

США не несут никакого (пусть даже самого жестокого) нового порядка; они лишь мародерствуют и курочат нации с помощью старого, как мир, хаоса. Разграбив какую-либо территорию, США оставляют её ВООБЩЕ БЕЗ ЗАКОНОВ, гниющей в бесконечной мятежевойне всех против всех.

Торжество сиюминутной выгоды над долгосрочными последствиями – это отражение «свободы» по-американски, т.е. свободы частной инициативы от «нудного пафоса» коллективизма и общей пользы.

+

Все эти общие соображения нашли свое отражение на Украине. Украина – слабое звено в атакуемом мировом порядке, а где тонко – там и рвется. Поэтому украинское «сегодня» - это всемирное «завтра» мировой некролюции хаоса.

Долгие годы Украина была ЛАБОРАТОРИЕЙ ЭТНИЧЕСКОЙ МУТАЦИИ. Здесь упорно выводили искусственную и нежизнеспособную в естественных условиях породу людей. Главной особенностью мутантов было противоестественный приоритет отрицания над утверждением. Если для любого народа Земли национальная идея заключается в формуле «мы являемся…», то для украинцев её загрузили в виде «мы не являемся…».

Отрицание русской природы у части русских людей – вот что такое весь украинский проект. Нигде в мире больше такого нет: выстроить национальную идентичность на голом отрицании – абсурд, последствия чудовищных экспериментов оккупантов над покоренным населением русской окраины…

Я вовсе не утверждаю, что все и всюду должны любить русских и кланяться им: но, мягко говоря, странно видеть смысл жизни в изготовлении подлянок соседу…

То же самое относится и к социализму. Мир реального социализма – опасен, и мы в ЭиМ, в ЕврАПИ относимся к нему с немалой долей тревожности. Реальный социализм в русской истории начинался с Троцкого и Ленина, он круто замешан на русофобии, и на это нельзя закрывать глаза. Сегодняшние украинские проблемы – отголосок той русофобии, которую СССР до конца не сумел преодолеть даже в поздние годы своего существования. 

В самом деле, кто, кроме русофобов мог до того откормить украинскую чушку, чтобы в ней оказались и Донецк, и Харьков, и Луганск и Крым? По совести, если и создавать где Украинскую ССР – то только за Днепром. Но советские вожаки думали иначе, и никто этого из истории не вычеркнет.

Однако критическое и опасливое отношение к социализму – одно, а голое отрицание, истерическое ниспровержение – совсем другое. Камни в фундаменте моего дома могут мне не нравится по качеству – однако их замена – сложная и длительная инженерная операция, а не мгновенное выдергивание.

Эта проблема волновала и П.Столыпина: «Надо начать с замены выветрившихся камней фундамента» - аллегорически говорил он об обустройстве России – «и делать это так, чтобы не поколебать, а укрепить постройку».

Истерический украинский антисоветизм не имеет ничего общего с критическим изучением наследия социализма. Он именно некритический, инфантильно-слабоумный погромщик. «Давайте выкинем социализм на помойку!»

И с чем останемся?

Выкинуть на помойку социализм – означает выкинуть туда общество, всякий общественный интерес и всякий коллективный смысл. Торжество крайности – есть торжество паскудства.

+

Неудивительно, что все больше и больше становится очевидной ИНФЕРНАЛЬНОСТЬ торжествующего Запада. Я не хочу сказать, что он всегда был таким, или что мы были всегда и во всем «империей Добра». Упаси Бог от крайностей.

Речь не о том, что мы были «Империей Добра». Речь о том, что мы были противовесом. А наличие противовеса не дает распоясываться.

Сейчас смешно уже говорить о «протестантской этике» капитализма по Веберу, ибо чопорное протестантское ханжество давно вытеснено разного рода сатанинскими и демоническими культами.

Могло ли быть иначе? В создавшихся условиях – не могло.

Ибо культ – это предельное, высшее обобщение практики. Он с неизбежностью содержит в себе ОПРАВДАТЕЛЬНЫЕ МОТИВЫ для человеческого поведения, во многом, именно для этого культ и нужен. Я что-то делаю. Мне говорят, что я дурак или сволочь. Я говорю – нет, отнюдь, и показываю пальцем место в священных скрижалях, где мое поведение обобщено заповедью.

Поэтому разные модели поведения делают священными разные скрижали. Человек от природы нуждается в обобщающем оправдании своей деятельности, какой бы она не была.

Если мы будем говорить о христианстве – то в нем очень сильны и практически неискоренимы приоритеты коллективизма, общественного блага, подчинения личности надличностным идеалам и т.п. Христианство было и остается путем интеграции человечества в единый организм, о чем напрямую говорят его священные тексты: люди в них уподобляются органам, членам, клеточкам единого тела. 

Данный ноосферный мотив христианства несовместим с капиталистическим индивидуализмом, конкурентностью, социал-дарвинизмом и прочими «прелестями» надвигающегося кошмара «свободы личности» (прежде всего, от норм морали и приличий).

Для обобщения западных практик христианство совершенно непригодно. Как бы ни купировали его тексты, как бы не извращали его – все равно получается, что эгоист-гедонист в нем только безобразник, и ничего больше.

Практика, опираясь на миллионы частных случаев, конкретных ситуаций потребовала искать иных обобщений. Таким сперва стал атеизм, как переходная ступень. Но что такое атеизм? Это ноль смысла. Смысла нет у человеколюбия, но смысла нет и у человеконенавистничества. Ляг и умри поскорей, ибо жизнь есть ошибка игры стихий…

Ноль никого и ни в чем не может обвинить; но он никого и ни в чем не может оправдать. Атеизм для оправдания практик – все равно что пустой стул в суде вместо судьи. Чего распинаться прокурору и адвокату перед пустым стулом?

Для оправдания социальных практик нужна другая идеология. Не ноль, а мир отрицательных чисел. Так возникает из нужд и потребностей повседневной практики Запада обобщающая гравитация сатанизма

Именно туда ведет человека искание смыслов при паскудном бытовом поведении.

Можно, конечно, смыслов вообще не искать. Но чисто эволюционно, дарвиновски – такого нелюбопытного вышвырнет на обочину. Человек, не умеющий обобщать, суть есть животное, и шансов выиграть в конкуренции (за лучшие места) у него нет. Бездумный – это почти то же самое, что и безмозглый…

Потребности антисоциалистической практики заставили Запад искать сближения с носителями «древнего знания», с сатанинствующими тайными орденами. Только эти «носители» могли заменить «ноль смыслов» в атеизме на вполне подходящий текущей практике смысл. 

Заблокировав всякий контакт и обмен опытом с социализмом, отрицая все социалистические поползновения – силы антисоветизма не оставили разуму иного выхода, кроме как быть втянутым в сатанизм.

Бывший христианский Запад сменил кожу. Он презентует себя в новом, содомо-ваалическом, дохристианском формате. Сначала на Украине… Далее – везде…

А. Леонидов-Филиппов.; 29 апреля 2014

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..