Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Ноябрь
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

СКУШАВШИЕ БУДУЩЕЕ...

СКУШАВШИЕ БУДУЩЕЕ... В бедности самой по себе нет ничего фатального или рокового. Наоборот – сама по себе бедность сулит приятные ощущения на жизнь вперед. Если изначально богатый человек часто впадает в депрессии типа «нечего хотеть-нечего желать-не к чему стремиться», то у бедняка впереди перспективы роста. Человек живет, живя-работает, работая-богатеет, и с каждым годом чувствует, что стало лучше и легче. Из года в год завтрашний день сулит больше, чем вчерашний. В этом – секрет бодрости поколения наших отцов и матерей: в 1946 году они едва ли ни одну картошку жевали, но до середины 80-х постоянно восходили к лучшей жизни и чувствовали это. Из барака – в отдельную квартиру, из деревни в город, с телеги на мотоцикл, с мотоцикла – в «жигули», от чугунка с бульбой – до пышных застолий 80-х… Таков был жизненный путь наших родителей, потому они так беззаботно улыбаются нам с фотографий, порой сохранивших и отпечаток крайней спартанской скудости обстановки.

Поэтому мы и говорим: сама по себе бедность не страшна, а моментом преодоления – даже приятна. Страшна, фатальна и трагична только ЗАСТОЙНАЯ БЕДНОСТЬ – ситуация, когда люди живут, но живя – не могут работать, или работая – не могут богатеть. Дни летят за днями, годы за годами, но человек не пополняет ни стола, ни гаража, ни метража, ни гардероба. А бывает и ситуация и похуже: человек и живет, и работать пытается, а день за днем ему все хуже и хуже, горизонт возможностей сужается, перспектива сжимается, «завтра» сулит проблемы, которых не было ещё «вчера»…

Наши отцы и матери стартовали с очень низких показателей, но шли с них неуклонно вверх. Мы (благодаря им) стартовали с очень высоких потребительских показателей, но динамика у нас противоположная: мы застряли на достигнутом, а то и существенно провалились по сравнению с 80-ми годами ХХ века. Почему такое случается? Каков экономический механизм формирования Failed state, т.е. «конченной страны», несостоявшегося государства, постоянно идущего по всем показателям вниз?
 
В своей глубокой и интересной работе «Failed state. Латвия?» Иварс Иябс, доцент отделения политики Латвийского Университета, анализирует постсоветскую динамику в Латвии. Иябс пишет о «депрессии гуманитариев», критикует науки, которые «со своим мощным аппаратом терминов и методов не могут почти ничего сказать даже о ближайшем будущем». «Научные прогнозы всё больше отдаляются от точности и нейтральности, приобретая черты морали и политических убеждений».
 
«…в период посткоммунизма общепринятым стал термин «новые страны-участницы». Им обозначали страны региона, которые после распада СССР подпали под облагораживающее влияние ЕС, а потом стали участницами этой организации. Эти страны противопоставлялись странам, попавшим в орбиту влияния России, которые так и не смогли до конца освободиться от посткоммунистической отсталости и авторитаризма.
 
«Новые страны-участницы» представлялись как история успеха, а те, кто рассказывал эту историю, часто закрывали глаза на то, что происходит вокруг. Теперь этот термин, вероятно, утратит своё значение» - справедливо указывает доктор Иябс.
 
«…Латвия и Болгария, возможно, приблизятся к статусу, который Мадлен Олбрайт обозначила как «failed states»… общепринятые признаки failed states (неспособность контролировать территорию и поддерживать монополию на насилие, эрозия легитимной власти и неспособность принимать общие для всех решения, неспособность предложить элементарные общественные услуги, неспособность сотрудничать с другими странами в качестве полноценного члена международного сообщества) показывают, что мы действительно уже недалеко от этого статуса, который поставит республику в один ряд с Афганистаном, Суданом и Сербией».
 
Далее, доктор Иябс говорит про «бразилизацию Латвии»: «В последние годы в Латвии происходил анахронический процесс экономического поноса, который нельзя считать более-менее чёткой моделью организации. Одна из черт failed state – экстремальное расслоение общества. Похоже, Латвия в качестве стратегической цели выбрала Бразилию». Ученому очевидно, что в ближайшее время «Большинство работников потеряет часть или все доходы.
 
В Риге и других городах могут возникнуть особо охраняемые гетто богачей, где избранные смогут наслаждаться европейским уровнем жизни (одним из таких мест может стать тихий центр). Вне гетто, за оградой с колючей проволокой будут ютиться выселенные из квартир бомжи, на улицах и в парках по ночам будут жечь костры и распивать контрабандный спирт. В общем, после посткоммунизма в Латвии воцарится реальность failed state».
Ученый видит следующие черты подступающей к Латвии катастрофы:
 
- Продовольственные магазины не опустеют, однако число людей, которые ничего не смогут себе там позволить, в ближайшее время может возрасти. 
- Финансовое торпедирование правоохранительных органов может вернуть нас к старому доброму симбиозу полиции и оргпреступности. 
- развал системы основного, среднего, профессионального и внешкольного образования, который подтолкнёт часть молодёжи к карьере «с ножом за пазухой». 
- растущее насилие в семье и самоубийства.
 
Иябс обнаруживает и весьма трезвое понимание принципов ИСТОРИЗМА в изучении экономики: то, что КОГДА-ТО имело успех, вовсе необязательно принесет успех в иное время, в ином контексте. Он пишет: «Немало иронических высказываний прозвучало о возвращении к натуральному хозяйству - мол, сами будем выращивать картошку или варить варенье. Но наивно думать, что это станет выходом из кризиса. В отличие от советских лет и 1990-х годов, сейчас землевладельцы довольно эффективно реализуют своё право собственности. Поэтому ни одна голодающая жертва кризиса не сможет хозяйничать на любом свободном участке земли. Тем более, что желание заняться натуральным хозяйством во многих людях вряд ли возьмёт верх над стремлением что-то украсть или кого-нибудь ограбить». 
 
Я хотел бы предостеречь читателя от шовинистических восторгов – мол, вот, чухня, возмездие за бегство от России! Хорошо вам живется при независимости?! Дело в том, что мы и сами недалеко ушли от печальных реалий нежизнеспособной, «конченой» страны Латвии. И США падают в одну яму вместе с нами…
 
Недаром профессор Ноам Хомски в 2006 году на полном серьёзе утверждал, что под влиянием администрации Буша США сами становятся failed state. 
А совсем с другого фланга – ультраправых – об этом же заговорил и «железный Збигнев» (Бжезинский). Он вдруг появился на MSNBC с прогнозами о том, что скоро Америку поразят бунты среднего класса, вызванные экономическим бесправием. Вот дословно: «Не хочу показаться кликушей, и я не думаю, что мы приближаемся к гибели, но я думаю, что мы сползаем к интенсификации социальных конфликтов, социальной враждебности и различным формам радикализма», сказал Бжезинский, добавив, что гражданские беспорядки начнутся, когда нижний сегмент среднего класса начнёт серьёзно страдать от экономической разрухи и роста безработицы.
 
Сползание всех стран к статусу failed states с различной скоростью, но единым направлением является следствием перехода мировой экономики от ценностей «мозгового штурма» к ценностям «стабильной устойчивости». Пока человечество рвалось вперед, отрывая одну за другой технологические «Америки», оно играло с бесконечной (бесконечно возрастающей) суммой благ, заключенных во Вселенной.
 
Но уже в 70-х обнаружился эффект торможения, который далее только нарастал, по объективным и субъективным причинам. 
 
Недавно я открыл детскую техническую энциклопедию, изданную в СССР в год моего рождения, в 1974 году. Ностальгически улыбнулся, пролистав главу о связи и коммуникации: кнопочный телефон там преподносится как чудо будущего, вычислительные машины на перфокартах занимают целые здания, а телефоны-«вертушки» смешного дизайна в стиле «бим-бом» напоминают мое золотое детство.
 
Но – о, ужас! – все остальные главы в технической энциклопедии 1974 года на удивление современны! То, что преподносится, как великая новация в 1974 году в области индустрии, строительства, транспорта – и сегодня вполне выглядит новацией. Получается, что с 1974 года двигалась вперед (по причинам, которые нужно отдельно изучать) – только телекоммуникационная отрасль, все остальные топтались на месте, а то и деградировали. 
 
Но при переходе от игры с бесконечно возрастающей суммой к игре со стабильно-ограниченной суммой включаются совершенно иные экономические законы.  Математика – и то другая. В мире бесконечных чисел можно расти параллельно росту смежников. В мире конечных чисел это уже математически невозможно: здесь можно расти только ЗА СЧЕТ смежников.
 
При ограниченной сумме базового оборота более высокий текущий доход означает убыток, а не прибыль.
В формуле это выглядит так: капитал под воздействием временного фактора (t) будет равен исходной сумме, плюс начисленные проценты (p) за период (t) за вычетом затрат (z), произведенных из капитала за период (t). 
 
K+t = K+p(t) – z(t)
 
Тут нет ничего сложного или нового, эту банальную формулу знает любой вкладчик банка: если он положил деньги на год, и ничего не снимал, то в конце года снимет капитал плюс годовые проценты. Если он положил капитал, и снимал кое-что на свои текущие расходы, но меньше, чем сумма процентов за год, то его капитал все равно увеличится. Если вкладчик все годовые проценты ежемесячно снимал – он получит к концу года исходный капитал.
 
Если вкладчик снимал больше, чем сумма процентов, то к  концу года его капитал сократится относительно начала года.
 
Этот хорошо знакомый всем и сверху-донизу детально изученный механизм («чем больше забрал, тем меньше базовый капитал») действует и в момент формирования «конченых государств». Частная текущая выгода толкает их влиятельные группы к доходам, которые выше естественного прироста не пополняемого общенационального капитала.
 
Результат в итоге как бы противоречит процессу: доходы растут, а экономика разваливается, при чем тем быстрее, чем быстрее растут доходы. Частный интерес, желание получить «побыстрее-побольше» толкает граждан страны к разрушению всего хозяйственного механизма страны.
 
То, что Адам Смит называл источником богатства народов – частная выгода и инициатива – оборачиваются противоположностью схеме и уничтожают как богатства народов, так и всякую перспективу их умножения.
 
Сиюминутная выгода противоречит долгосрочным интересам: фигурально выражаясь, «проедается посевной фонд» по принципу «лучше ложка, да сегодня, чем мешок, но через год».
 
В ситуациях с «кончеными странами» беда усугубляется тем, что проедаемый капитал – общенародный, а снятые с него проценты – идут в частный, личный карман. Если в крестьянском хозяйстве домохозяину принадлежит как посевной фонд, так и будущий урожай, то в «конченых странах» посевным фондом распоряжаются люди, призванные обеспечить будущий урожай не только себе, но всему обществу. Поэтому возможна ситуация, выражаемая формулой:
 
 z(t)< K >k = z(t)
 
Иначе говоря, изъятия меньше, конечно, всего общенационального капиталооборота, но вполне сопоставимы с личной долей в этом капиталообороте его распорядителей. Грубо говоря, мне выгоднее получить тысячу рублей лично себе в руки, чем 50 тысяч, но на всех моих соседей по многоквартирному дому. Все это способствует расхищению невосполняемого общего капитала, путем изъятий, превышающих его естественный прирост. 
 
Да, собственно, и весь либерал-монетаризм со времен Тэтчер, с 1979 года – это длинный цикл проедания основного капитала через рост краткосрочных выплат на руки. Ведь у современной индустрии циклы очень длинные.
 
Если мы остановим все и всяческие работы по авиастроению, то имеющийся авиапарк нам ещё прослужит от 30 до 40 лет. Если мы прекратим подготовку любых преподавателей, то уже обученные преподаватели смогут поддерживать обучение ещё 20-30 лет. Если в 1979 году мы хапнули в личный карман «экономию» по авиастроению или фундаментальной науке, то последствия аукнутся только в 1999-2009 гг. Доживем ли мы, расхитители 1979 года, до этих негативных последствий – большой вопрос…
 
Именно так рассуждали Тэтчер и Рейган, когда запускали «рейганомику» и добивались денежного роста в обороте при сокращении государственных расходов. Им казалось, что они открыли вечный двигатель, который позволит ехать бесконечно, не заправляя бензобак машины; на самом деле, экономя на дозаправках, они просто выжигали внушительные остаточные запасы прежде залитого топлива…
 
Конечно, Западу с его колоссальными, многовековыми запасами труда и благ, для того, чтобы стать «конченной страной», нужны 40-50 лет. Они уже идут, но ещё не завершились. Итог рейганомики для Запада будет тем же, что и для Сомали, только Сомали свалилось в состояние «конченности» гораздо раньше, почти сразу, как только провело «либерально-рыночные реформы». Это и неудивительно: запасы проедаемого «фонда будущего» в Сомали и США несопоставимы: это все равно как пропивать наследство миллиардера и наследство бедняка.
 

Александр Леонидов; 12 октября 2012

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • МИР И ОБЕЗДОЛЕННЫЕ

    МИР И ОБЕЗДОЛЕННЫЕ От редакции: кратко выраженная суть нашего противостояния с западниками заключается вот в чём. Западники хотят вести нас чередой прозападных либеральных революций, каждая из которых всё глубже погружает нас в задницу. А мы не хотим погружаться в задницу. А либералы западники не хотят, чтобы мы этого не хотели. Они хотят, чтобы мы уподобились украинцам, у которых лесенка майданов сводит общество в каменный век, рождая в массах восторг и эйфорию «избавления от культуры»…

    Читать дальше
  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.