Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 56,9838 руб.
  • Курс евро EUR: 62,0440 руб.
  • Курс фунта GBP: 73,6231 руб.
Апрель
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

​Диагноз Украине: кровожадный маразм…

​Диагноз Украине: кровожадный маразм… Наши люди вернулись из очередного гуманитарного рейда в Донбасс – чему посвящена обзорная статья этого номера(1). Слушая их сочащиеся кровью и скорбью рассказы, что называется, «из первых рук» - снова и снова пытаюсь понять природу того монстра, который называется «современная Украина». Люди, мои близкие и знакомые, разгружают лук и картофель для голодающих – а с украинской стороны по ним внезапно открывают артиллерийский огонь… Зачем? Ведь «минские соглашения» и всё такое… Я расскажу вам, зачем. Но приготовьтесь: будет страшно…

Я, наверное, вам уже надоел с темой цивилизации и дикости, но куда деваться? Я снова буду говорить о них, на примере современной Украины иллюстрируя распад цивилизации с возвратом в доисторические времена.

«Перестройка», стряхнув кучу мусора и схоластического хлама с советской реальности, заодно с мусором и разного рода извратами мысли (а мы прекрасно осознаём, что у советской власти хватало извращений) расколола саму матричную платформу человеческой цивилизации.

Далее началось «оседание грунтов», и куски расколотой цивилизационной плиты стали проваливаться в архаику самых темных и первобытных времен.

Речь идёт не о десоветизации, а о расчеловечивании.

Почему десоветизация так легко переросла в антицивилизацию?

Наверное, потому, что цивилизация невозможна без ЗАБОТЫ о людях. Забота о согражданах делает гражданина гражданином, а человека человеком. Без заботы о согражданах, их благополучии и просто выживании – он зверь и гунн.

Но вот какое дело, дорогие мои читатели: ЗАБОТА неотделима от ПЛАНИРОВАНИЯ. Собственно, это даже не два разных явления, а одно и то же явление, обозначенное двумя словами. Потому что абсолютно не могу я заботиться, например, чтобы сыновья мои были сыты, если не запланирую заранее наполнить холодильник, заранее изыскать средства и заведомо сходить в магазин. Не могу я заботиться, чтобы дети были одеты – если не запланирую замену одежды, из которой они вырастают, и не заложу в семейный бюджет расходы на эту одежду. Она не возьмётся сама по себе, из ниоткуда, её не найдут мои дети, гуляя во дворе (а если найдут – то найденное будет ношенным с помойки).

Нельзя заботиться, не планируя. Планировать, не заботясь можно, тут не спорю, и худшие из советских плановиков именно так и делали в своей порочной практике. А наоборот не получится. Заботишься о людях – планируй. Забота – это подумать о человеке, забота не бывает бездумной. А подумать (заранее) – это и называется словом «планировать».

Я совершенно убеждён, строю своё убеждение на «Монблане» из фактов, и вам советую поверить, пока мы все не погибли: отказ от государственного планирования и ненависть к планированию порождены энтропическим свищом в природе человека и являются не частью цивилизации, а её патологией.

С разрушением не только отдельных форм планирования (среди которых были, безусловно, и уродливые, и нелепые), но и самой стратегии планирования народного хозяйства – неизбежно разрушается первичная основа всякого цивилизованного бытия. Кончается история (как движение от худшего к лучшему) и начинается доисторический первобытный кошмар.

Постплановая (она же посткультура и постцивилизация) стадия распада истории – диагностируется нами, как КРОВОЖАДНЫЙ МАРАЗМ.

Это не ругательство, а научный термин, вполне оправдывающий себя в приложении к конкретным реалиям, например, Украины (впрочем, и всего человечества, ибо Украина – антиутопия и образ пост-апокалипсиса для всех).

Основные черты КРОВОЖАДНОГО МАРАЗМА, как общественного строя, я выделяю следующие:

1. Ликвидация представлений про общественное благо (лежащее в основе всех исторических сообществ людей), сведение всех мотиваций к личной сиюминутной прибыли.
2. Замена представлений о счастье, как состоянии, заслуженном квалифицированным трудом на представление о счастье, как о лотерее, смена квалифицированного труда на всеобщее, но при этом у каждого личное кладоискательство.
3. Разрыв взаимосвязей и взаимозависимости в человеческом обществе (которое после этого и обществом быть перестаёт, строго говоря). Дичайшее сочетание обжорства и пиршеств «урвавших» с расправами и убийствами тех, кто не смог или не захотел урвать куска пожирнее.

Прочитали? А теперь оглянитесь вокруг… Видите?

Можно охарактеризовать то состояние, в которое Украина уже сползла, а мы рискуем сползти – иначе, кроме как КРОВОЖАДНЫЙ МАРАЗМ?

Я полагаю, что всякий думающий человек понимает не хуже меня: цивилизация несовместима с тотальной безнравственностью, всеобщим мародёрством, шкурничеством и рвачеством.

И потому те силы, которые пропагандируют личную выгоду, как единственную цель жизни – антицивилизационные силы.

Чем выше уровень цивилизации – тем сложнее, многообразнее её святыни и всё то, что нынешние барыги презрительно именуют «пафосом», периодически требуя от спичрайтеров «убрать пафос» из того или иного текста.

Деградация чувства сакральности и почтения к святыням, воспитание кощунников и циничных насмешников – путь не в будущее, а к Зверю. Этим «баловались» большевики – за что и получили свой позорный финал в 90-х, но хуже и круче этим «балуют» либералы-рыночники, у которых, в буквальном смысле слова, ничего святого – а всё только на продажу…

Не знаю, что либералы-рыночники думают о себе, но я скажу их объективный статус: они существа, стоящие на самой низшей ступени общественного сознания, все их поступки и мотивации зверины. Их мировоззрение – это глубочайшая архаика мысли, свойственная самым диким племенам, всегда сочетавшим срезание скальпов с бойкой меновой торговлей.

Индейцы Северной Америки погибли, прежде всего, потому, что были дикарями, а именно: так и не смогли, вплоть до самого конца, осознать общность интересов всех краснокожих перед лицом бледнолицых, и постоянно (до самого конца) стремились рыночно выгадать от истребления соседнего племени-конкурента. Представление Общего Блага, которому нужно служить, порой себе лично в ущерб, на которое нужно работать – свойственно цивилизованному человеку и отсутствует у примитивного дикаря.

То же самое я могу сказать по вопросу о квалифицированном труде и личном кладоискательстве. Счастье в жизни можно заработать или найти. Можно запланировать и своими руками построить благополучие, а можно на него случайно набрести. Ну, скажем, найти во время бродяжничества большой золотой самородок… Удача? Безусловно. С точки зрения звериной она куда предпочтительнее, чем долгий и честный труд: отнимает меньше сил и даёт более высокий результат…

Поэтому личным кладоискательством занимается не только современный рыночник, но и каждый примитивный дикарь, и дикий зверь. Они тоже не откажутся найти корешок послаще, а дичь – пожирнее…

Поэтому личное кладоискательство опирается на зоологию и никакого отношения к цивилизации не имеет. Это общезвериное свойство – мечтать случайно набрести на удачу. Не только бомжи, но и псы, и драные коты ходят с этой мечтой по помойкам.

Другое дело – системный квалифицированный труд в рамках Общего Дела. Он есть порождение цивилизации. Он не уповает на случайное счастье лотереи, а строит это счастье от этажа к этажу. Да, он тяжел, и на первых этапах – малопродуктивен, но он является единственной дорогой в цивилизацию. Его (всеобщий квалифицированный и согласованный труд) нельзя заменить личным кладоискательством, как мечтают урвавшие кусок в «приватизацию» (растащиловку) рыночные либералы. Труд обогащает нескоро – зато всех. А клад, в лучшем случае, найдёт один из тысячи, остальные же пойдут лапу сосать (если не сказать – сосать чего похуже).

Ну, наконец, третье. Как может сочетаться с цивилизацией и культурой расправа над теми, кого рынок называет «лузерами» прямо и непосредственно поблизости с обжорством т.н. «винеров» (успевших урвать)? Да никак они не могут сочетаться! Звериное торжество хищника, совершенно равнодушное к пожиранию ему подобных – явление, конечно же, сугубо первобытное. Сочетание лопающихся от обжорства особей с особями, умирающими от голода в одном лесу, одной саванне – дело, для природы обычное. Для ДИКОЙ природы.

Разрушители советского наследия так и не сумели понять – КАК ГЛУБОКО УХОДИТ КРОЛИЧЬЯ НОРА учинённого ими погрома. Наверняка они хотели избавиться ТОЛЬКО от диамат-схоластики, «Истории КПСС» и прочих сектантских вывертов советской идеологии (душная, тесная и спёртая атмосфера начетничества в которой – является отражением её сектантского происхождения).

Конечно, большевики (особенно ранние) – были сектантами. Но кто такой сектант? Это человек, который берёт Истину, и добавляет к ней некую свою нелепую отсебятину. Или, наоборот, берёт Истину и отсекает от неё лично ему неинтересный сегмент, ту или иную составную часть. Этим и грешили «дети Троцкого»: лепили к цивилизационной Истине всякий собственный вздор – и одновременно отрывали от неё «с мясом» важные куски. За это они и получили от думающих людей заслуженное осуждение.

Но осуждение сектантских извращений не может и не должно переродиться в осуждение самой исходной Истины, иначе выйдет такая беда, по сравнению с которой сектантская узость мысли покажется (и уже кажется!) – сущим пустяком.

Одно дело, если чокнутый вождь заставлял всех есть хлеб с какой-нибудь горькой приправой, которая всем в итоге набила оскомину и надоела до чертиков. И совсем другое дело – если в порыве «освобожденчества» вместе с горькой и лишней приправой выкинули сам хлеб, и решили вообще не кушать – потому что «знаем, кушали, это очень горько»…

Те, кто хотели освободить советский строй от сектантской узости мысли – не учли сильной тяги, идущей по каналу энтропического свища человеческой натуры. В итоге испепеляющий огонь с самовольных пристроек перекинулся на основное здание цивилизации, как таковой.

А что такое цивилизация в двух словах?

Это рациональная организация всех человеческих усилий в рамках единого проектного планирования.

Если бы это было не так – самые древние пирамиды и зиккураты не были бы построены. Если бы это было не так – роды не объединились бы в племена, племена – в союзы, а союзы – в державы. Каждый так и ходил бы по первобытной саванне с личным интересом урвать себе добычу повкуснее – а история вообще бы не началась!

Вакханалия десоветизации на постсоветском пространстве – степным пожаром моментально перекинулась на всю планету. И все достижения человеческой (а не только советской!) культуры полетели в костры новых варваров. Гитлер, например, сжигал книги, ибо видел в них угрозу; а сегодня неофашистам и не нужно ничего сжигать – ибо люди в массе своей уже не читают и разучились читать!

***

Теперь об Украине, как антиутопии, как о возможном мрачном будущем всего человечества. В силу многих причин этот кусок щедрой южной земли оказался самым слабым звеном цивилизации и первым вырван из неё.

Не кто-то абстрактный, а мы лично, организаторы гуманитарных конвоев в Новороссию, держа на руках окровавленные трупы друзей – увидели воочию Зверя. Со зверем нельзя договориться – на него можно воздействовать только страхом. Зверь не может держать слова – потому что у зверя и слова-то нет, одно рычание или мурлыканье.

Этот зверь, которого мы видим, не имеет никакой собственной светлой мечты. Единственное, что заменило ему светлую мечту – это жажда растоптать чужую светлую мечту, разрушить чужую цивилизацию. Ведь своей зверь не имеет…

Не стоит обольщаться «Минсками 1, 2, 3…» и т.п.

Мы имеем дело с хищным зверем, утратившим всякое связное представление о человеческой цивилизации.

Зверь долго жил среди людей, и он поневоле копирует некоторые особенности человеческого поведения. Например, зверь играет в «государство» - потому что видел государство у людей, среди которых раньше жил. Но при этом он (зверь ведь!) – лишен даже приблизительного представления о том, что такое государство, как оно создаётся, для чего, и чему служит.

Такое озверение бывших людей связано с тем, что из них в рамках десоветизации вытравили представление о планировании, а тем самым (не понимая) – вытравили и представление о заботе, лежащее в основе НАСТОЯЩИХ государств.

Люди ведь вообще-то объединяются не для того, чтобы друг друга убивать и пытать, а для совместного строительства. Но какое строительство, тем более совместное, может быть у орды дикарей, которые заняты (и очень увлеченно) – растаскиванием остатков погибшей цивилизации по своим логовам и норам?

У дикарей, воспитанных в пиетете перед приватизационной растащиловкой, выросших со звериным приматом мародёрства над служением ближнему, с единственной целью в жизни – урвать себе кусок?

***

Ребята, товарищи – ведь всё это уже было! Орды варваров грабили города, растаскивали (приватизировали?) сокровища дворцов и храмов…

А потом требовались века и века, чтобы просто выйти на потерянный уровень цивилизации! Вы понимаете – века и века! А можно ведь и вообще не выйти…

Вот майя, к примеру – однажды ушли в джунгли, и так и не вернулись, доселе там каменными орудиями зверей глушат…

Рынок в джунглях идеальный: ни тебе административных барьеров, ни налогов, ни поборов на социальную защиту неимущих, ни чиновников, ни ГАИшников – рай либерала! Выборы в племени свободные и честные – никаких подтасовок в бюллетенях, потому что и бюллетеней-то, как и вообще бумаги и письменности, нет!

Да вы хоть отдаёте себе отчет, что мы с этой безумной идеей «мирового рынка» и «свободы торговли» идём прямиком в джунгли и придём туда в итоге? А кое – кто уже пришел. Я имею в виду украинский фашизм, бессмысленный и беспощадный.

Пусть вас не смущает, что они пока одетые, и пока членораздельно говорят.

Одеты они всё нелепее, а говорят из дня в день всё меньше.

Убивают же, как и положено хищному зверю, всё больше. Атавизм своё возьмёт.

Но, самое страшное – мы недалеко от них ушли. И с этим нужно что-то делать!

---------------------------------------------------------------------------

(1) http://economicsandwe.com/909C242ABB9CF9B7/

А. Леонидов-Филиппов.; 29 февраля 2016

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше
  • ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

    ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Говоря о проблеме частного предпринимательства, мы должны разъяснить те стороны вопроса, которые не понимали коммунисты, и не понимают либералы. КПСС после Сталина (подчеркиваем – ПОСЛЕ Сталина) вообще обходилась без частного предпринимательства, что и сделало систему в определённом смысле инвалидом, и предопределило во многом её крах. Либералы же – напротив, думают заполнить всё и вся частным корыстным интересом, думая, что «тут-то и жизнь хорошая начнётся». Но жизнь устроена не так, как думают коммунисты. И не так, как думают либералы. Истина – оказалась между двух основных стульев, на которые сел ХХ век…

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.