Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Ноябрь
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

​МОЗАИКА ВЫЖИВАНИЯ-2

​МОЗАИКА ВЫЖИВАНИЯ-2 До того, как появились прекраснодушные социалисты-утописты, из которых позже вырос марксизм (да во многом и левый либерализм) жил очень трезвый и мрачный философ Т.Гоббс. Пережив (как и мы, наше поколение) – опыт крушения державы, чудовищный опыт гражданской войны (в его родной Англии), Гоббс в итоге вывел понятие «война всех против всех» (лат. Bellum omnium contra omnes). Кошмар пережитого заставил Гоббса поверить в том, что самое жестокое государство – лучше, чем отсутствие государства. Но вопросов возникновения государства Гоббс объяснить не мог.

Гоббс писал, что если все люди равны, то каждый руководствуется своими потребностями и интересами. Принцип поведения каждого предельно прост: человек стремится получить как можно больше благ и избежать страданий. От этого свобода человека оборачивается его правом на жизнь другого человека. Это – писал Гоббс - ведет к постоянным конфликтам, к невозможности обеспечить общественное благо и уберечься от зла. Так возникает война всех против всех.

Это гноище взаимного диффузного зоологического террора Гоббс (как и моё поколение) видел воочию. Это неприятное открытие, и мировая социология попыталась его забросать песком, как кошка задней лапкой пытается закопать то, что нагадила.

Мировой социологии приятнее витать в эйфории выдуманных миров, умозрительных построений, и ей нет дела, что в случае приложения к практике умозрительное построение рушится, словно карточный домик…

Против гоббсовой войны всех против всех бессильны как марксизм, советианство, так и либерализм, западничество. КПСС посылала людей строить коммунизм – а люди начинали массово воровать и хищничать, вырождались в целые поколения «несунов». Либерализм и западничество призывает людей на свободных выборах свободно выбрать самого достойного – но на практике оказывается, что и выборы не свободные, и побеждает на них такая жуткая мразь, что волосы после дыбом встают у избирателей…

Игнорирование открытия Гоббса, этой пресловутой «войны всех против всех» - сперва разбило хрустальную мечту коммунистов, а потом, почти сразу же следом – такую же хрустальную мечту романтиков плюралистической демократии.

В своё время анархисты придумали нелепейшую утопию о счастливой безгосударственности и радости полного разгосударствления. Либералы взяли эту бредовую утопию и слегка разбавили её компотом розового правоведения. Но суть-то не изменилась: либеральное «слабое государство» - это анархическое отсутствие государства, а либеральное «разгосударствление» - слегка разбавленная анархия.

На помойку давно пора выкинуть, не разделяя сорта дерьма, и анархистов и либералов. Потому что у либералов то же самое, что и у анархистов, но, как в народе говорят, «тех же щей пожиже влей».

Как устроена жизнь на самом деле? Я вам расскажу!

Есть жизнь. В жизни есть насилие.
Если насилию противостоит сила - то она сама может применить насилие.
Если насилию противостоит слабость, то ему ничто не противостоит
Если ботаник, спасаясь от боксёра, призвал на помощь слабого человека, то чем ему поможет слабак? А если сильного – то сильный и сам может по шее дать ботанику, вместо боксёра…

Гоббс это и подчеркнул, назвав государство «левиафаном», то есть монстром, чудовищем. Но вот вопрос, оставшийся у Гоббса неразрешённым: если против монстров призывать монстра – зачем вообще кого-то призывать? Зачем менять «шило на мыло»?

+++

Конечно, террор играет важную роль в становлении любой сверхкрупной общности. Внутренние процессы распада идут в таких общностях постоянно. Почему? А почему гниёт выставленная на улицу бочка? Почему падает крыша у брошенного дома? Всякая система в состоянии беспечности накапливает энтропию (распад). Общество – не исключение.

У централизованного террора есть две стороны. Есть хорошо заметная критикам: произвол, беззаконие. Сила иной раз капризничает, и остановить некому, ибо сила – она сама. Но есть и другая сторона: централизованный террор, вводя правила и нормы, ликвидирует диффузный горизонтальный зоологический террор, снимает взаимообразное всепожирание. Сила не даёт всем жрать всех. Она монополизирует за собой право жрать. Мол, я могу, а ты не смей: ведь ты не я…

Гоббс совершенно верно отмечал, что больше всего террора в обществе, в котором нет вертикальной иерархии власти. Нам для этого Гоббса на нужно – достаточно вспомнить конец 80-х, начало 90-х годов и ту бездну диффузного, зоологического террора, который ни из какого центра не направлялся, а был просто сам по себе: Петя убил Ваню, Стёпа убил Петю, и ни с каким Берией в Москве они это не согласовывали, никаких судебных «троек» не собирали…

+++

Теперь самое главное! Следите за логикой! Для того, чтобы звериный террор "всех против всех" стал централизованным и направленным – нужны критерии его централизации и направления. Так ведь? А как иначе?

Для того, чтобы люди стали убивать и мучить друг друга не просто так, а за дело, с предъявлением конкретных обвинений – нужно что? Правильно, ИДЕОЛОГИЯ.

Если мы её снимем, как в 90-е в процессе ДЕИДОЛОГИЗАЦИИ, где мы окажемся?

А где мы оказались, помните?

Мы окажемся в первобытной среде зоологического разнонаправленного террора. В 90-е мы там оказались не случайно, не потому, что Ельцин был выродок (хотя, конечно, он был выродок), и не потому, что нам выпал худой жребий. Это не игра случая, поймите, а закон социологии.

Деидеологизация не снимает террора. Она снимает КРИТЕРИИ террора, некие заданные параметры террора. И тогда река террора, извлечённая из трубы идеологии, широко разливается кровавым половодьем.

Вот мы говорили про внешний контроль – армия, карательные органы. А как им вести террор, если КРИТЕРИИ СНЯТЫ?! Или им перестать вести террор, то есть перестать быть армией, карательными органами, разойтись по свету с узелками бродяг… Или им вести террор уже зоологически, как самим поблазится, что в голову стрельнуло – то и воплощать…

Поэтому внешний контроль, поддерживающий общество, всегда вторичен. Он несамодостаточен. Наличие принуждённых доказывает, что есть достаточное количество добровольцев, вызвавшихся принуждать. Не будет этих добровольцев – некому и принуждать станет…

А что первично? Внутренний (само)контроль – т.е. религия, а шире взяв - идеология.

Она и определяет правила сперва в личном союзе решивших совместно выживать (что можно, а чего нельзя в общении друг с другом, раз решили выживать совместно). А потом – в автоматическом побратимстве сверхкрупной общности, без которой членам данной общности не выжить.

[Союз личный] => [автоматическое побратимство]

Если выжимать сухой остаток, то закон для индивида в общности: принцип неухудшения положения общности своей принадлежности.

Проще говоря – «не гадить, где живёшь».

Когда этот закон идёт на слом – вылезает звериное рыло первичной индивидуальности, которой нужно урвать любой ценой, разбогатеть, побольше заиметь. Зверя не смущает аморальность поступков: убийство и тем более хищение – его исходное, природное ремесло и естество. У зверей эти поступки декриминализированы, они не караются, а являются основой существования большей части живых видов…

Но если решил жить в одиночку, как зверь – то помни, что мир-то не первобытный, а современный. И за зверем идут охотники, хорошо экипированные, спаянные внутренней солидарностью, поддерживающие у себя сложные технические системы. А ты – зверь. Ну и бегай, прячься: в норы, в пещеры, в дупла, ибо сам себе такую судьбу избрал…

Скажу немного еретическую вещь. Поскольку сверхкрупные общности противостоят друг другу как поглотительные системы, их идеологии (веры) противостоят друг другу не ценностями, а персоналиями.

С одной стороны, объективные законы выживания требуют от ВСЯКОЙ идеологии вполне определённых норм, без которых обществу не выжить. И потому всякая идеология идёт путём конвергенции ценностей (или погибает) – в итоге выдавая идеал, единый для всех людей.

Если вы приедете в маленький образцовый американский городок 1970-го года и посмотрите отношение соседей друг к другу, то вы обнаружите все советские нормы этики и морали! Воровство и зазнайство там так же осуждаются, а добрососедство и честность – так же поощряются. Мироедство там не в чести, а отзывчивость и человечность – приветствуются. И т.п.

В соревновании двух систем каждая из систем либо возьмёт у другой все удачные находки, наработки, либо погибнет. Отсюда и популярная в ХХ веке теория «конвергенции» социализма и капитализма, в которой капитализм всё меньше становится капитализмом, а социализм – социализмом, и в итоге они оказываются одним и тем же индустриальным обществом.

В чём тут ошибка?

Да, идеологии конвергируются и оказываются в итоге идентичными. Но не просто идентичными. А зеркально-идентичными.

Ведь не забудьте, что речь идёт о поглотительных организмах. Они заимствуют наш успешный опыт не от любви к нам, а потому что собираются нас ловчее поглотить, переварить, употребить в пищу. Это уловка охотника: «чтобы убить утку – думай, как утка».

Повторю: ценности у всех идеологий оказываются в итоге одинаковыми. Противостоят не они. Противостоят персоналии носителей.

Есть, допустим, престижная работа. Я на неё хочу. И вы хотите. Наши ценности совершенно идентичны, мы хотим стать одним и тем же. Но очевиден и наш антагонизм. Я мешаю вам, а вы мне стать тем, чем мы оба хотим стать…

+++

Отсюда и следует, что наша идеология всегда верна для нас.

И она же для врага – всегда неверна.

Она не является верной или неверной сама по себе. Если наши отцы избрали себе коммунизм – вообще не вопрос, правы они были или неправы. Отцы не бывают неправы. Отрицая их выбор, мы отрицаем их. А мы – производное от них. Отрицая их – мы отрицаем себя.

Ляпнув «газом в лужу», что наши отцы были преступниками, мы автоматически принимаем иски на компенсации от чеченцев, прибалтов, поляков, недорезанных помещиков, потерявших латифундии и т.п. Ляпнув на весь мир о неправоте наших отцов – мы сами себя объявили преступным явлением, подлежащим зачистке. Ведь мы – плод преступления! Какого же уважения к своим правам мы хотим после этого? Никто же не жалеет вора, у которого отобрали угнанную им машину, что он остался без машины. Жалеют того, кто признан потерпевшим.

+++

Нам кажется, что мы ищем истину. Но хочешь истины в чистом виде – ступай в монастырь, в затвор и молчи пять лет, глядя в стену, чтобы разглядеть чистоту замыслов Творца… Тайна сия (подлинной истины) велика есть, ибо «Бога человеком невозможно видети, на Негоже не смеют чини Ангельстии взирати» (песнь 9: Ирмос).

А наши земные идеологии – они продукт выживания, а не постижения вечных истин. Они все в равной степени правы, и в равной степени неправы[1]. Они нужны не сами по себе – а как щит и опора носителям.

Что случается при отказе от коммунизма отцов? Подчеркну: не коммунизма абстрактного, а коммунизма отцов, родового?

Утрата идеологии сверхкрупной общности.

Что она (утрата) делает?

Она разваливает наш фронт единства перед фронтом поглощения.

Итак, у нас есть два вектора, центростремительный и центробежный. Когда в древние времена (и сегодня НИЧЕГО не изменилось, кроме техники) мы поняли, что на нас идёт сильный враг, у нас возникли варианты поведения:

-Защищаться
-Пресмыкаться
-Бежать

Те, кто решили защищаться – затеяли КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЮ (в широком смысле слова, но и включая коллективизацию на селе в сталинские годы тоже). Чтобы противостоять – надо быть едиными, сплочёнными, быстро перебрасывать резервы с места на место и т.п. Это и есть коллективизация в широком смысле слова: под знаменем НАШЕЙ идеологии, под железной (не скрою) пятой НАШЕЙ власти, для которой ценность – НАШЕ благо, так же как для власти чужой ценность – ЧУЖОЕ благо.

Что противостоит коллективизации? Слабость и ничтожность единоличника, грязь и беспросветное существование вечного раба или беглеца.

Решил бежать? Беги, но помни: земля не бесконечна! Рано или поздно упрёшься в Ледовитый Океан, в Японское море, и поймёшь, что дальше-то бежать некуда…

Реальная жизнь, в отличии от фантазий и галлюцинаций, на которые щедро наше время – даёт народу только два варианта:

[коллективизация] - [расчленение]

Если вы отделили себя от страны и решили, что расчленение страны не есть ваше личное расчленение – то поверьте, что враг совсем не разделяет такого вашего оптимизма. Вы для врага (для того же НАТО) – преодолённая угроза, которая будет навсегда изжита только тогда, когда будет полностью, на физическом уровне уничтожена…

+++

Наше разрушение социопсихическим оружием, этой мегабомбой новой войны – связана с обрушением самоутвердительных мировоззренческих конструкций (высших смыслов) и погружением человека во мглу первичного зоологического примитива.

Что было в начале долгого пути обществ? Известное дело: исходный примитив (наиболее вероятное соотношение элементов – наиболее примитивное). Те, кто оттуда не вышли – стёрты.

А те, кто вышли – занялись коллективным самоутверждением, связанным с коллективными верованиями. От этого пошла Созидательная деятельность (усложнение примитива).

Возможен обратный процесс? Нелепый вопрос! Можно ли разрушить здание, которое кто-то когда-то строил?

Что происходит при обрушении коллективного самоутверждения?

Зоологическое личное самоутверждение и коллективное самоотрицание. Система есть механизм, элементы которого пригнаны друг к другу по какому-то общему замыслу конструктора.

Если элементы будут самостоятельны – система прекратит существование. Да и элементы тоже.

Пример: вы нашли деталь от прибора, который вышел из употребления. Что вы с ней сделаете? Так она была запчастью, а теперь-то она мусор!

Наше общество через демонтаж идеологии осуществило сползание к изначальному примитиву. Перестав быть системой – мы перестали быть нужны и сами по себе. И началось наше истребление – со скоростью, невиданной не только в мирные, но даже и в военные времена. Смертность в ельцинской России находилась на уровне… 1942 года! Но там Гитлер вышел к Волге, а тут?

А тут на помойку выбрасывали бывшие запчасти от несуществующего более и не употребляемого механизма… Этими «бывшими запчастями» были мы с вами. И мы можем снова ими стать (а многие и не перестали – ведь деельцинизация не проведена в полной мере!).

Идиотизм, например, украинствующих, заключается в том, что они нахально лезут в «сыновья» к чужим родителям. В системы, которые создавались не ими, не для них и в которых они нахрен не нужны – как в бане пассатижи…

А у тех родителей есть СВОИ сыновья, понимаете? И всякий отец, всякая мать хочет блага СВОЕМУ ребёнку, а не чужому за счёт своего!

И не понимать этого может только идиот, которых, впрочем, слишком много стало в современном человечестве, избалованном изобилием ХХ века…



[1] В основе любой идеологии лежит в качестве социально-экономической программы Увеличение конструмента, Улучшение инструмента, Смягчение кводомента для своих сограждан. То есть, чтобы сограждане имели с чем работать (конструменты), имели чем работать (инструменты) и как можно больше вознаграждались за эту работу, как можно легче решали все свои бытовые проблемы, как можно больше имели досуга, свободного времени и т.п. К сожалению, самый простой путь к такой разлюли-малине для сограждан лежит через разорение и порабощение неграждан, чужаков…

Александр Леонидов; 30 марта 2017

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • МИР И ОБЕЗДОЛЕННЫЕ

    МИР И ОБЕЗДОЛЕННЫЕ От редакции: кратко выраженная суть нашего противостояния с западниками заключается вот в чём. Западники хотят вести нас чередой прозападных либеральных революций, каждая из которых всё глубже погружает нас в задницу. А мы не хотим погружаться в задницу. А либералы западники не хотят, чтобы мы этого не хотели. Они хотят, чтобы мы уподобились украинцам, у которых лесенка майданов сводит общество в каменный век, рождая в массах восторг и эйфорию «избавления от культуры»…

    Читать дальше
  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.