Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 56,3131 руб.
  • Курс евро EUR: 61,5052 руб.
  • Курс фунта GBP: 72,1258 руб.
Апрель
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

ВЫСОКАЯ КУЛЬТУРА СБЫТА

ВЫСОКАЯ КУЛЬТУРА СБЫТА Реальная, объективная цена (необходимая составляющая в совокупности случайностей ценообразования), или, как мы говорим, техномическая цена складывается из цены сырья, цены энергии, цены труда и риска залёживания продукции. Последнее очень существенно отличает техномическую цену от такого хорошо известного всем понятия, как СЕБЕСТОИМОСТЬ. Кроме материальных затрат производства есть не менее (а может быть, и более!) значимые затраты времени сбыта. Рост затрат времени сбыта может сделать очень дешевую по себестоимости вещь очень техномически дорогой. Например, любой автомобиль старше 40 лет считается ныне раритетом и стоит бешеных денег. Почему же все не кинулись вкладывать деньги в консервирование новых машин для последующей их продажи как раритетов? Ответ прост: инвесторов в этом бизнесе отталкивает 40-летний период ожидания выгодного сбыта.

Общая масса несбытых товаров ложится удорожающим грузом на цены сбываемых товаров: энергия-то и время были потрачены, пропали втуне, а уровень дохода предпринимателя не может упасть ниже определенного критического уровня – иначе он выйдет из дела и своим выходом сократит конкуренцию, что способствует росту цен. Поэтому чем выше гарантии сбыта, тем ниже готов сбытчик установить норму собственной прибыли (навара) и наоборот. Растут риски по сбыту – наценка растет в точной пропорции с ними.

Поэтому гарантии сбыта есть реальный способ снижения цен в макроэкономическом масштабе. Например: килограмм меда в 2012 году в Уфе стоил на рынке около 300 рублей, а Потребкооперация брала его только по 50 руб. за кг. Почему она могла себе позволить скинуть цену на 250 рублей разом? Потому что она гарантированно берет любой объем и сразу, а на рынке неизвестно сколько простоишь, неивестно, кто подойдет, неизвестно сколько купят – словом, масса рисковых неизвестных. Поскольку Потребкооперация на нехватку меда не жалуется, становится ясно, что 250 рублей в цене меда – доплата за риск, прилагаемая свободным рынком к 50-рублевому товару. Не слишком ли?!

«Анархизм капиталистического производства» часто стоит производителю состояния, здоровья и жизни. Но и потребителю, как видим, он обходится недешево. При этом гарантированный сбыт порождает порой со стороны производителей такие сказочные скидки, что мы, экономисты, люди к «чудесам» привычные, и то диву даемся.

Иначе говоря, можно вполне уверенно говорить о пропорциональности ГАРАНТИЙ  сбыта и величины НАЦЕНКИ: при росте гарантий сбыта наценка снижается, и наоборот, при риске затоваривания наценка растет. Такова техномическая (объективная) природа наценок и маржи, поскольку на поверхности иное: чем хуже товар уходит, тем, казалось бы, нужно дешевле его продавать (резать свою наценку), и наоборот – чем лучше он идет, тем больше имеет смысл заламывать.

Именно так, например, поступили российские сыроделы при введении новых пошлин на импортные сыры. Вместо того, чтобы отвоевать у вздорожавших импортных сыров часть их рынка (а импорт покрывает до 60% сыропотребления России!), российские производители сыра поспешили «догнать» своими ценами импортную продукцию. Чем увеличивать сбыт – лучше, решили они, увеличить нагрузку на потребителя. Свое получим, а возни меньше…

Однако не будем путать людскую субъективную алчность и техномические закономерности, говорящие о ВОЗМОЖНОСТИ снижения цен при росте гарантированности сбыта. Рост рисков при сбыте продукции обязывает всех участников товарообмена наращивать свои наценки: единственной альтернативой тут может быть только выход из дела.

Например, при сбыте 100 единиц по себестоимости 100 рублей каждая наценка в 1 рубль даст чистую итоговую прибыль в 100 рублей. Но если не будет продан только один продукт из 100 (а 99 успешно проданы) – наценка в 1 рубль уже невозможна объективно, ибо лишит участника торга всякой прибыли. При сбыте только 98 единиц товара наценка в 1 рубль уже произведет 100-рублевые убытки у продавца и т.п.

Поэтому мировой экономике необходима, конечно, ФЬЮЧЕРИЗАЦИЯ[1]  сбыта, чтобы реально, техномически снизить издержки и, как следствие, реальные цены на продукцию предприятий. В этом смысле у ОБЩЕСТВЕННЫХ ФОНДОВ  ПОЛЬЗОВАНИЯ есть одно очень важное преимущество перед ЛИЧНЫМ ЗАРАБОТКОМ, а именно: полная загрузка производственных мощностей. Предметы личного пользования, изолированные хозяином от потребления соседей, чаще всего не раскрывают до конца своего производительного потенциала, остаются «вещами в себе», если в экономике допустим этот кантианский термин. Если нечто открыто всем, то им обязательно кто-то пользуется, не один, так другой. Если же нечто закрыто только для личного потребления отдельного домохозяйства, то пользуются предметом редко, большая часть его производительной потенции тратится на простой.

Здесь мы выходим на интересное пересечение проблемы общественных фондов и проблемы МАКРОПОЛИИ (объективной техномической выгодности крупносерийного производства относительно мелкосерийного). Эффект МАКРОПОЛИИ связан с тем, что НПР (необходимые пороговые расходы) для производства чего либо и ВПЭ (величина полезного эффекта) не всегда увязаны между собой. Традиционная ситуация, когда «растут издержки – растут и доходы» в макрополии не действует. В ней доходы растут без всякого роста издержек.

Возьмем НПР водяной мельницы: это наличии водного потока и энергии падающей воды.  На реке может стоять одна водяная мельница, может 10, а может и 100. При этом НПР 100 мельниц примерно равен НПР одной. Но можно ли уровнять 100 мельниц и одну? Конечно, нет! А это значит, что одна мельница в силу своего неоправданного одиночества не раскрывает весь потребительский потенциал потока воды. Для того, чтобы забить один гвоздь, нужен молоток. И для забивания 1000 гвоздей нужен тот же молоток. Неужели один гвоздь равен 1000?! Нет, просто речь идет о НПР – молоток нужен для любой партии гвоздей, но окупится он на большой партии куда скорее, чем на малой. Это касается и любого другого, на порядки более сложного оборудования. Фигурально выражаясь, макрополия штрафует за стрельбу из пушки по воробьям.

В этом смысле опережающий рост общественных фондов (благ, предоставленных всем) существенно оптимальнее опережающего роста личных заработков. Главный упрек к этому нашему тезису – общественные фонды якобы РАСТЛЕВАЮТ трудящихся, пользование общедоступными благами задарма лишает труд стимулов.

Возражая на это, отметим, что развитые общественные фонды очень мощно стимулируют производство через скрытое субвентирование[2]  инвестора. Например, эксперты отмечают, что экономическое чудо Ирландии вплоть до последнего кризиса, строилось на колоссальных безвозмездных вложениях в государственное образование. Подготовив высоко-квалифицированные кадры для бизнеса БЕСПЛАТНО (бери и пользуйся!) Ирландия, во всем остальном весьма непримечательная, переманила к себе огромное количество частных инвесторов. В данном случае открытое всем хорошее бесплатное образование есть Общественный Фонд, снижающий издержки при платежах всех видов и способствующий росту экономики. Ситуация изменилась в последнее 10-летие, когда Ирландия решила отпустить все на волю либерального рынка, уменьшила расходы на образование, и в итоге стала терять инвестиционную привлекательность.

В завершении подчеркнем, что ОБЩЕСТВЕННЫЕ ФОНДЫ, конечно же, есть широкое поле деятельности для ПРОФСОЮЗОВ – причем как по вопросам их формирования, так и по вопросам очередности пользования ими. Рост ОБЩЕСТВЕННЫХ ФОНДОВ в ХХ веке сделала ПРОФСОЮЗЫ активным инвестором национальных экономик, придал к их традиционным функциям защиты труда новые функции непосредственного управления и распоряжения коллективной (общественной) собственностью. За которой – в очень многих отраслях – безусловно, будущее!



[1]Фьючерсный контракт – от слова «фьюче» - будущее время, контракт, согласно которому заказчик обязуется оплатить твердо оговоренную цену за поставку твердо оговоренного количества товара в более или менее отдаленном будущем.

[2]Субвенция – безвозвратная выплата, выданная с целью развития чего-либо для общественной пользы. Например, хорошая бесплатная дорога – субвенция государства транспортным фирмам, зарыбление водоемов мальком – субвенция рыболовам и т.п.

 

Александр Леонидов; 13 сентября 2012

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше
  • ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

    ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Говоря о проблеме частного предпринимательства, мы должны разъяснить те стороны вопроса, которые не понимали коммунисты, и не понимают либералы. КПСС после Сталина (подчеркиваем – ПОСЛЕ Сталина) вообще обходилась без частного предпринимательства, что и сделало систему в определённом смысле инвалидом, и предопределило во многом её крах. Либералы же – напротив, думают заполнить всё и вся частным корыстным интересом, думая, что «тут-то и жизнь хорошая начнётся». Но жизнь устроена не так, как думают коммунисты. И не так, как думают либералы. Истина – оказалась между двух основных стульев, на которые сел ХХ век…

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..