Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 56,9838 руб.
  • Курс евро EUR: 62,0440 руб.
  • Курс фунта GBP: 73,6231 руб.
Апрель
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

НИЩЕТА «ПО СОБСТВЕННОМУ ЖЕЛАНИЮ»

НИЩЕТА «ПО СОБСТВЕННОМУ ЖЕЛАНИЮ» Министр труда и социальной защиты Максим Топилин считает, что для решения проблем российского рынка труда необходимо создать 25 миллионов рабочих мест. Об этом говорится в интервью, которое министр дал газете «Ведомости». «Создание 25 миллионов рабочих мест – основная задача, которая поставлена сейчас перед экономическими ведомствами», – заявил Топилин в интервью, опубликованном во вторник. По словам министра, низкая производительность труда в настоящий момент является одной из основных проблем рынка труда в России. «Если модернизация заработает на полную мощность, думаю, ее удастся постепенно решить. И решение этой проблемы повлечет за собою решение остальных», – отмечает Топилин.

По его мнению, государство должно обеспечить соответствующий инвестиционный климат, решить проблемы администрирования, вопросы таможни и прочее. «Если мы сможем расчистить бюрократические барьеры, экономика начнет работать по-другому», – считает глава Минсоцразвития. Топилин. Он также предлагает выработать стандарты оценки производственных рисков, с тем, чтобы для работодателей появились экономические стимулы сокращать рабочие места с неблагоприятными условиями труда.

Все это красиво звучит, хотя, к сожалению, совершенно не соответствует текущей практике. Ключевые особенности российской модели рынка труда не до конца осознаны даже экспертами, не говоря уже о политиках или общественном мнении. Общая картина обычно теряется за обсуждением многочисленных парадоксов и "нестандартных" механизмов приспособления. Российский рынок труда воспринимается скорее как нагромождение аномалий, чем как целостная и по-своему внутренне стройная система. Опыт, однако, свидетельствует, что рынок труда в России в своих проявлениях не хаотичен, а подчиняется вполне определенной логике, вытекающей из особенностей сложившейся модели.

Это уникальное российское явление «работающей бедности» и даже «работающей нищеты», когда бедняком и нищим являются люди, трудоустроенные на полный рабочий день. Во всех других странах мира бедными и тем более нищими числятся только безработные и лица, живущие случайными заработками, поденные и сезонные рабочие.

Российский рынок труда продемонстрировал миру небывалый юридический нигилизм, дав возможность работодателям платить зарплаты ниже прожиточного минимума или вообще ничего не платить, ограничиваясь обещаниями. Это вытягивало статистику с отчетностью: занятость в российской экономике оказалась на удивление устойчивой и, якобы, не слишком чувствительной к шокам переходного процесса.

За весь пореформенный период ее отчетное падение составило 12-14%, и было явно непропорционально масштабам сокращения ВВП, которое, по официальным оценкам, достигало 40% (в нижней точке кризиса). Таким образом, колебания в занятости были слабо синхронизированы с колебаниями в объемах производства. Причина – людей сокращали фактически, по деньгам, но не формально, по документам.

В большинстве постсоветских стран картина была иной: между темпами сокращения занятости и темпами экономического спада поддерживался примерный паритет. Численность занятых уменьшилась в них на 20-25% при сравнимой или даже меньшей величине падения ВВП. Другими словами, в России занятость снижалась, якобы, не столь активно, как в странах Европы – и это при том, что переходный кризис был в ней намного глубже и длился намного дольше.

Другая, не менее парадоксальная черта – доминирование практики добровольных увольнений. Это связано с чрезвычайной криминализированностью рынка труда в РФ, когда работодателю выгоднее всего «надавить» на работника, заставив его уйти самого, а не сокращать его официально, со всеми положенными компенсациями.

В странах центральной и восточной Европы основная часть выбытий приходилась на вынужденные увольнения. Ситуация на российском рынке труда была иной. Увольнения по инициативе работодателей якобы не получили на нем заметного распространения. Высвобожденные формально работники составляли не более 1-2,5% от среднесписочной численности персонала, или 4-10% от общего числа выбывших. Преобладали увольнения по собственному желанию, добровольно-принудительные, достигавшие 16-20% от среднесписочной численности, или 65-74% от общего числа выбывших. Легко усомниться, что подавляющую часть покидавших предприятия работников составляли те, кто делали это по собственной инициативе.

По данным «Яндекс.Работы» на лето 2011 больше всего открыто вакансий менеджеров, продавцов, инженеров, бухгалтеров и водителей. Во всех регионах России рейтинг отраслей по уровню зарплат почти одинаков. Самые большие зарплаты обещают работникам сырьевого сектора и IT-специалистам.

Среди требований в описаниях вакансий работодатели чаще всего указывают необходимое образование и опыт работы. В каждой третьей вакансии указаны ограничения по возрасту кандидатов. Самый большой выбор у тридцатилетних соискателей. В 88% случаев пользователи Яндекс.Работы интересуются вакансиями в своем городе. Чаще других ищут работу в других городах пользователи с Дальнего Востока и Северного Кавказа. Эти регионы также являются наименее привлекательными с точки зрения поиска работы – в них почти не ищут работу пользователи из других регионов.

После Москвы и Санкт-Петербурга самые популярные города для поиска работы – Нижний Новгород и Краснодар. При этом спасает положение катастрофа с другой стороны: высвобождающееся от занятости население вымирает, безработные перемещаются на кладбища.

Трудоспособное население России к 2030 году уменьшится на 12%, что приведет к масштабному дефициту на кадровом рынке. Расчеты чиновников Минэкономразвития в этой сфере подтверждают и независимые эксперты. По их словам, в первую очередь пострадают такие отрасли, как обрабатывающий сектор, образование, а также военное производство.

О серьезных кадровых проблемах, с которыми нам предстоит столкнуться в ближайшие десятилетия, говорят как российские, так и западные эксперты. В прошлом году организация Oxford Economics представила доклад, в котором утверждается, что Россия занимает первое место среди 25 стран с самым сильным сокращением рабочей силы в ближайшие 20 лет. По данным Oxford Economics, к 2030 году численность трудоспособного населения в стране снизится на 17 млн. человек. В свою очередь, лаборатория прогнозирования трудовых ресурсов Института народнохозяйственного прогнозирования РАН в своем исследовании предсказывает сокращение численности занятых в экономической деятельности россиян на 12,9%. При этом, конкретизируют ученые, в обрабатывающем секторе до 2025 года количество персонала сократится на треть, сектор образования покинет каждый пятый сотрудник, а сектор энергетики и ЖКХ лишится седьмой части занятых в нем работников.

И самое негативное из всего: российский рынок труда переполнен мигрантами с низкими профессиональными качествами. Как сообщил секретарь Совбеза Николай Патрушев «из всего состава привлекаемой в Центральный федеральный округ рабочей силы только 2% — инженерно-технические специалисты, 4% — квалифицированные рабочие. Только 5% иностранных работников заняты на предприятиях металлообрабатывающей и машиностроительной промышленности».

Миграционный прирост населения в РФ идет на фоне сокращения населения практически во всех субъектах Федерации, кроме Москвы, Подмосковья и Белгородской области. По экспертным оценкам, в России в 2010 году нелегально осуществляли трудовую деятельность более 2 млн. иностранных граждан. Для РФ вопросы реализации государственной миграционной политики крайне актуальны. За семь месяцев текущего года на территорию округа прибыло свыше 3,6 млн. иностранцев. Это почти на 7% больше, чем за такой же период прошлого года. В РФ выявлено свыше 380 тыс. нарушений миграционного законодательства.

Где в этой картине мира, становящейся на глазах немирной, отыскать место для 25 млн. новых рабочих высокотехнологичных места – ума не приложим!

Николай ВЫХИН, специально для «ЭМ»; 1 июня 2012

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше
  • ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

    ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Говоря о проблеме частного предпринимательства, мы должны разъяснить те стороны вопроса, которые не понимали коммунисты, и не понимают либералы. КПСС после Сталина (подчеркиваем – ПОСЛЕ Сталина) вообще обходилась без частного предпринимательства, что и сделало систему в определённом смысле инвалидом, и предопределило во многом её крах. Либералы же – напротив, думают заполнить всё и вся частным корыстным интересом, думая, что «тут-то и жизнь хорошая начнётся». Но жизнь устроена не так, как думают коммунисты. И не так, как думают либералы. Истина – оказалась между двух основных стульев, на которые сел ХХ век…

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.