Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 56,9707 руб.
  • Курс евро EUR: 62,1664 руб.
  • Курс фунта GBP: 73,4580 руб.
Апрель
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

ГИБЕЛЬ СССР: ИДЕОЛОГИЧЕСКИЙ РЕКВИЕМ

ГИБЕЛЬ СССР: ИДЕОЛОГИЧЕСКИЙ РЕКВИЕМ Основоположник логики Аристотель приложил к ней основные доказательства бытия Божия, и в этой связке нельзя выкинуть одно, оставив другое. Этого не вышло у средневековых теологов (пытавшихся открепить логику от доказательств), не выйдет и у современных праволибералов (пытающихся открепить доказательства от логики).Например, с древнейших времен для связного мышления было очевидно, что обязательность окружающей среды для любого предмета доказывает как безконечность Вселенной, так и её итоговую внепредметную сверхъестественную нематериальность. Ведь логически неизбежно понять и принять, что вмещающая все вещи Вселенная не имеет никакой внешней себе окружающей сферы, а следовательно – лишена необходимых материальному предмету (или их совокупности) параметров (размера, веса, делимости, различий с чем-то иным и т.п.)

Получается, что Вселенная включает в себя все, имеющее разные параметры, но сама не имеет параметров, она все включает в себя, но в то же время сама ни в чем не заключена.

Связное мышление не может игнорировать тот факт, что математика отражает не один, а четыре мира с разными законами: конечных множеств, ноля, единичности и безконечности. При этом любые математические формулы с влючением числа «безконечность» теряют свою алгеброичную универсальность и коллапсируют. Как ученый может такое игнорировать? Как он может не заметить, что прибавления ничего не прибавляют к безконечности, отнимания – ничего не отнимают, деления делают общее равным любой его части, умножение не умножает? Да и то, что любое число Z в формуле ZхY увеличиваются на Y, а при Y=единице – остаются сами собой – доказывает, что мир единичного живет по иным законам естества, чем изучаемый лабораторными опытами мир конечных множеств! Как мимо такого пройти – ведь речь идет не о чем-то сложном, а о самых начальных азах систематизированного сознания. ЧУДО ЯВЛЯЕТСЯ СВЯЗНОМУ МЫШЛЕНИЮ УЖЕ В АРИФМЕТИКЕ – откуда же тогда упорное отрицание возможности чудес? От усеченности конфигурации сознания?

Если каждая меньшая сила преодолевается большей, то с неизбежностью необходимо предполагать и главнейшую из сил, которая выше и сильнее всех действующих в мире сил[1]. Восходя от дробности  частных вещей к более общим определениям мы с математической необходимостью придем к неизбежной реальности высшей из абстрактных категорий – ВСЕЕДИНОМУ. Куда от этого бежать? В горячечный жар атеистического бездумного фанатизма? Но можно ли всю жизнь прожить бездумно, а главное – НУЖНО ЛИ всю жизнь бездумно повторять опровергаемые логикой мантры?

Уже самые первые ученые человечества, конечно же, не смогли и не захотели этого делать. Поэтому понятие «ЕДИНОЕ» (ἕν) - одно из фундаментальных понятий классической греческой философии. Единое принято как неизбежность и необходимость предположения начал неделимости, единства и целостности как реально сущего (вещи, души, сознания), так и идеального бытия (закон, число)[2].  О «Едином» говорили уже уста Парменида, Платона, неоплатоников,  конечно же, Аристотеля и перипатетиков. А потом – вообще всех, кто обладает неусеченным научным сознанием.

Не только общая (логическая) методология науки пронизана ТЕИЗМОМ, но и вся её классификация, её иерархии и соподчинения (как пишут историки науки) вырастают из богословских реалий и отражают феодальные градации. Царство грибов, царство растений… А чего же не республики? Выдерните богословский скелет из современной науки – она станет безсмысленной по сути[3] и развалится по форме[4]. Этот эксперимент, по сути, уже на глазах нашего поколения провела советская наука, погребенная обломками СССР. То, что вскормившая эту науку держава не получила от своей науки никакой помощи, то, что эта наука занималась какой-то ерундой, а главное проглядела и в главном оказалась совершенно безпомощной, неубедительной – глубоко симптоматично.  Это связано с психотравмой большинства советских ученых, у которых в строго логическом смысле никак не могли (в рамках советианства) сойтись концы с концами…

        Конечно, не всякий логик называет Бога словом «Бог». Это ясно хотя бы из того, что англичане называют Бога словом «God», испанцы словом «Dios», а арабы – словом «Аллах». Это не значит, что речь идет о разных понятиях, просто слова разные.  Философы порой употребляют слова «Абсолют», «Мировая душа» или, как в античной греции – «Единое». Опять же, звуки разные, а по смыслу – имеется в виду одно понятие. И как не играй словами – от понятия Бога логическому мышлению никуда не уйти.

Идея Бога – это самые азы логического мышления. Допустим, мы поняли (вдруг) что есть частные случаи и общее. Значит, должно быть нечто САМОЕ общее. Увиливая от слова Бог, атеисты говорят – Вселенная. Ну, то есть ВСЕ в ней, поэтому и ВСЕ-ленная. Она материальна или нематериальна? Говорят – материальна. А как же парадокс протяженности?[5]

Или время. Оно сотворено? Нет? Тогда оно безначально, вечно присутствует? А как же тогда логический парадокс времени?[6]

В основе материального мира лежит безплотный дух? Нет? А что тогда? Самая элементарная (уже далее неделимая) частичка вещества? А она может быть материальной? Нет – говорит чисто логический парадокс самой элементарной частички[7].

Замечательный советский философ А.Ф.Лосев обосновывал бытие Бога из диалектики, согласно которой ничто не существует без своей противоположности[8]. Как же может материальный мир быть самим собой и в себе без всякой себе противоположности? Можно отрицать диалектику, которую так любил А.Ф.Лосев, но тогда останется только метафизика, а это вообще уже, ленинскими словами говоря, «чистая поповщина».

Конечно, никто из людей целиком и полностью познать сущность Бога не может. Православный Ирмос[9] отражает эту истину так: «Бога/ человеком невозможно вйдети,/ на Негоже не смеют чини Ангельстии взирати;/». Это никогда не смущало верующих, как не печалит астрономов безконечность Космоса. Скорее, наоборот, астрономы радуются, что их науке никогда не будет конца, и никогда не откроют звезду, которая стала бы во всем Космосе последней. Так же и в отношении человека к Богу. Непознаваем? Да. Но и обойтись без Его присутствия человеческое мышление тоже не в состоянии, в обратном случае оно оказывается без начала, без конца, без руля и без ветрил.

Может показаться, что мы говорим о психотравме ТОЛЬКО ученого люда, только 1-5% советского населения, поскольку для обывателя, варящего бульон, проблема начала или безначалия вселенной мало задевает. Бульон уваривается по законам, не имеющим отношения к постановке космологических споров.

Такой подход – отчасти верен, но в общем и целом все же иллюзия. Действительно, КОСМОЛОГИЧЕСКИЕ  коллапсы, завязанные на физику, метафизику и математику, мало влияют на обывателей. Образно говоря, эти люди с очень средним образованием не решают космологических задач, а просто смотрят готовый ответ в конце учебника. Но и от готового ответа, который бездумно переписывают в свою обывательскую жизнь, очень многое меняется самым кардинальным образом.

Идея Бога необходима для ЖИЗНЕУТВЕРЖДЕНИЯ. Иначе говоря, Бог нужен нашему разуму, чтобы заблокировать суицидальные  склонности человеческого мышления. Эта необходимость не столько доказывает бытие Божие, сколько бытие человеческое: хочешь жить, научись веровать.

Если в формуле Х-Y = X мы видим видеть в Y ноль, ничто, отсутствие, то именно такое же отсутствие мы обязаны будем видеть в человеческой жизни: Безконечность времени и вселенной минус краткие сроки человечекой жизни равно все та же безконечность времени и вселенной. При вычитании ничего не убавляется, что означает (и некоторые смелые философы перед самоубийством написали это) – мы просто отсутствуем. Но как же так? Вот ведь мы, мы есть, мы существуем, мы чувствуем себя – МЫ ЕСТЬ! Но логический коллапс атеизма в том и заключается, что это ощутимое всеми органами чувств бытие он заставляет считать иллюзией, оптическим обманом, потому что при вычитании человека (да и всего человечества) из числа, обозначающего Вселенную, ничего не убавляется. И безконечность времени – отними от неё хоть сто, хоть двести лет – останется все той же безконечностью нашего отсутствия, ни на секунду не станет короче…

Такого рода коллапсы, повторюсь, в отличии от ранее приводимых парадоксов естествознания, не доказывают само по себе бытие Божие, но выводят его из его категорической необходимости для жизни человека. Бытие Божие выступает тут необходимым достаточным основанием (см. достаточного основания закон[10]) для возникновения и функционирования человеческой жизни и мышления.  Всякое свойство либо имеет высшую степень, либо отсутствует. Ведь любой ряд степеней – это большее или меньшее соответствие заранее принятому эталону. Мы ничего не можем измерить без единицы измерения. Как можно говорить о смысле чего-либо, если нет Высшего Смысла? Относительно чего будут «более» или «менее» достойными действия? Только когда наша деятельность апеллирует к божественному образцу, она имеет смысл, и динамику движения – «ближе»-«дальше». Вне исходного образца все оказывается одинаково правильным и одинаково неправильным, всякое человеческое действие и всякая человеческая мысль неизбежно подпадают под категорию БЕЗСМЫСЛЕННЫХ и ПРАЗДНЫХ чудачеств, которым всем одна цена – или, что то же самое – никакой цены.



[1]Над ней пытался шутить булгаковский Берлиоз, именно этот  ход мысли отражает роман М.А.Булгакова прямо в первой главе, и правильно делает: куда связному мышлению дется от противоборства сил и торжества самой главной из сил? Впасть в тот абсурд, что отрицать существование разных сил? Или впасть в другой абсурд, настаивая, что все силы равны друг другу, больших и меньших среди нет? Но против это же будет ежедневно вопиять бытовая практика!!!

[2] В математике античности единое (единица) служит началом и мерой числа, которое, по определению Евклида, есть «множество, составленное из единиц» («Начала», 7, опр. 2); в геометрии, астрономии, музыке единица - мера величины (длины, площади, скорости, долготы звука и т. п.), однородная с измеряемой величиной. Для философии понятие единого так же важно, как и понятие бытия; в зависимости от того, какое из этих понятий признается верховным началом, можно говорить о двух типах метафизики - метафизике единого (генологии) или метафизике бытия (онтологии).

[3] В чем смысл, например, медицины? В вере, не побоюсь этого слова, слепой – в необходимость помогать ближнему. Уберите из красного креста крест – и останется только красный цвет. Зачем лечить болезни? – уже сейчас спрашивают социал-дарвинисты. Чтобы продлить жизнь уродам и калекам, испортив при этом генофонд человечества? Чтобы дать ущербным возможность оставить потомство? А как же естественный отбор? А как же селекция, которая мудро оставляет выживать только самых сильных, самых жизнеспособных? Уберите из медицины христианство – вот и кончилась медицина…

[4] Даже на сайте «Атеизм.ру» пишут: «…труды богословов-схоластов отличала аргументированность, внимание к терминам, знание предыдущих авторов, стремление охватить все аспекты реальности. Это была ПЕРВАЯ ПОПЫТКА рациональной систематизации человеческих знаний... Под эгидой Церкви в Европе была создана система высшего образования… можно сказать, что из нее и проистекают требования к "простоте" и "красоте" теорий, облегчающей их запоминание и преподавание. Кроме того, невозможно переоценить влияние, которое оказала на развитие философии в целом традиция диспутов, на которых решались важнейшие проблемы богословия… первыми шагами в области естественных наук так же стала систематизация огромного объема фактического материала... Трудно сказать, мог бы быть выполнен подобный труд без опыта СХОЛАСТИКИ…

[5] Всякая совокупность материальных предметов сама есть материальный предмет. У всякого материального предмета есть окружающая среда. А у Вселенной нет. Если у неё была бы окружающая среда, то она не была бы ВСЕвмещающей Вселенной, что-то находилось бы вне неё. Что же это за материальный предмет такой, который не имеет окружающей среды? В чем тогда он? Или наоборот – получается все в нем, а сам он ни в чем…

[6] Все, имеющее временную протяженность зависит от предшествующих периодов. Например, сейчас осень, потому что сезоном ранее было лето. А если бы сезоном ранее было бы лето, то сейчас была бы не осень, а весна. При смещении причин во времени смещаются и их следствия. Как же можно говорить, что время безначально? Никакая протяженность процесса несовместима с безначальностью! Если бы время не имело начало, тогда все, что происходит сейчас, произошло бы уже безконечно давно! Неужели не понятно?

[7] Может объем, вес, диаметр и т.п. самой элементарной, далее неделимой частицы быть больше ноля? Нет. Всякое число больше ноля делимо, следовательно, всякое число больше ноля не элементарно, состоит из более мелких частиц. Только ноль не делится. Но тогда получается, что в основе всех вещей лежит ноль материи, нечто совершенно нематериальное!

[8] Например, Лосев спрашивал, все ли относительно? Если нет, то тогда есть Абсолютное, а это одно из имен Бога. А если все относительно, то относительно и то, что все относительно, следовательно, опять же есть Абсолютное. Абсолют с незбежностью открывается логическому мышлению, независимо от того, все или не все относительно.

[9] Вступительный, оглавный стих, показывающий содержание прочих стихов канона.

[10]Зако́н доста́точного основа́ния — закон логики, который формулируется следующим образом: всякое положение для того, чтобы считаться вполне достоверным, должно предоставить достаточные основания, в силу которых оно считается истинным. Ни одна из человеческих практик без предположения Боготворения, не имеет достаточных оснований для существования: ни размножение (атеизированные нации вымирают, возлюбив «планирование семьи»), ни соблюдение закона (преступность в атеизированных нациях принимает статистически-чудовищные, гомерические масштабы), ни гуманность (социал-дарвинисты требуют селекции атеизированных наций, чтобы слабые уничтожались), ни само простое выживание (Шопенгауэр в итоге вывел, что самоубийство – лучший выход для человека). Если в достаточно строгой по части религиозной цензуры царской России количество смертных приговоров преступникам измерялось единицами, то демократизированная Франция вынуждена была казнить уже сотни преступников в год, а современные демократии ведут счет на сотни тысяч казненных по чудовищным уголовным преступлениям. Лев Николаевич Толстой - в статье, обличающей правительство, напоминал, что "В России... самого последнего времени по закону не было смертной казни. Помню, как гордился я этим когда-то перед европейцами...". Но пришло атеистическое просвещение, за ним – «Бога нет, все дозволено», и Россия с 1905 года быстро стала догонять Европу по  массовости смертной казни… Все это дает нам право не только предполагать, но и утверждать вполне уверенно, что атеистическое мышление не содержит в себе достаточных оснований для жизнеутверждения в социально-приемлимой форме. 

 

А. Леонидов-Филиппов.; 29 сентября 2012

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше
  • ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

    ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Говоря о проблеме частного предпринимательства, мы должны разъяснить те стороны вопроса, которые не понимали коммунисты, и не понимают либералы. КПСС после Сталина (подчеркиваем – ПОСЛЕ Сталина) вообще обходилась без частного предпринимательства, что и сделало систему в определённом смысле инвалидом, и предопределило во многом её крах. Либералы же – напротив, думают заполнить всё и вся частным корыстным интересом, думая, что «тут-то и жизнь хорошая начнётся». Но жизнь устроена не так, как думают коммунисты. И не так, как думают либералы. Истина – оказалась между двух основных стульев, на которые сел ХХ век…

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.