Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 57,5118 руб.
  • Курс евро EUR: 67,8927 руб.
  • Курс фунта GBP: 75,5302 руб.
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

О ДЕМОКРАТИИ - ЧЕСТНО.

О ДЕМОКРАТИИ - ЧЕСТНО. Если говорить о ДЕМОКРАТИИ честно и по-взрослому, без истерик в стиле «чёрной сотни», но и без отвратительного сюсюканья записных западников-либералов – то есть шанс понять: КАК ОНО ВСЁ ЕСТЬ НА САМОМ ДЕЛЕ. Демократия бывает разных видов. Бывает античная: 20% граждан, и 80% неграждан, метеков и рабов. В современной политологии такую системы называют иным словом: «олигархия». Трудно представить себе современную демократию, при которой 80% жителей официально лишены прав голоса и гражданства…

Между тем англосаксонская модель «демократии» в позднем средневековье и Новом Времени пыталась копировать именно античные модели «демократии»-олигархии[1]. Что неудивительно в силу её генезиса. Её папа – британский парламентаризм – это воплощение мечты об абсолютном и вечном неравенстве людей – когда за низшие слои никто не смеет заступаться, даже король. Когда бароны пробивали «Великую хартию вольностей» - они боролись вовсе не за «права человека», а за свои права делать что угодно со своими подчинёнными[2].

Если социализм был попыткой перейти от вертикального равенства (всех перед царём) к горизонтальному (друг перед другом), то рыночный парламентаризм Западной Европы стал попыткой выстроить «многоэтажное человечество» с морлоками и элоями, с итоговым биологическим расщеплением единого человеческого вида на биологически-прирождённых рабов и таких же господ.

Попытки дать свободы меньшинству, поработив и лишив голоса (а сегодня – ещё и мозгов – путём их психотропного промывания) большинство общества – не новы. Они восходят к античным полисам с их более чем специфическим понимание «демоса» и его прав (сочетаемых с рабами – «говорящими орудиями»).

Кроме такой, западной модели «демократии» (я называю её «демократией огораживателей»[3]) имеется модель представительской демократии и модель предОставительской демократии.

Представительскую демократию Аристотель называл «охлократией», т.е. властью толпы, и очень ругался. Суть её – в механизме, чуждом как разума, так и морали. Толпа выбирает своих представителей (отсюда – представительская) – под влиянием самых разных факторов, чаще всего выбирает ловких проходимцев и отпетых аферистов, умеющих льстить толпе.

Как писал Николай Бердяев про ЭТОТ тип демократии: «демократия знает только формальный принцип волеизъявления… В демократии нет никаких гарантий того, что воля народа будет направлена к добру…». Ну, добавим от себя – нет никаких гарантий разумности выбора ТОЖЕ. Мало ли чего толпе пригрезится? Мы насмотрелись на её избранников в конце 80-х, это был подлинный паноптикум…

ПредОставительская демократия ближе всего к социализму, и, возможно, является правовой стороной сформировавшегося социализма. Суть её в том, что она не представляет толпу, а ПРЕДОСТАВЛЯЕТ какой-то гарантированный набор благ каждому из граждан (подданных).

Это предоставление необходимых благ каждому закреплено в законах и традициях, и является главной сутью системы. Формальные институты при этом не очень важны.

Это связано и с общей теорией права: право может быть предоставлено человеку только третьей стороной, а не участником двусторонней тяжбы[4]. Не обязательно быть юристом, чтобы понимать: заинтересованное в нарушении ваших прав лицо не может быть надёжным их гарантом. На практике это выглядит так: когда выборы проводятся и голоса подсчитываются теми, кого там выбирают, то это бред и вакханалия преступности. Если в суде судья связан с интересами одной из сторон, то он не может быть честным и беспристрастным судьёй.

Отсюда и теория гражданского общества Г.Гегеля. В ней честные и справедливые выборы могут быть организованы только монархией (в его варианте – прусской монархией), коя заинтересована услышать истинную волю людей, а не себя избрать любой ценой (монарха не избирают, он свободен от предвыборных страстей).

Действительно, опыт и царской, и советской Россий доказал, что выборы лишь тогда имеют исходный смысл (выяснить подлинное мнение низов), когда сложился союз низов с верховной, монархической властью против средних слоёв (олигархии).

Во всяком ином случае выборы превращаются в профанацию, или кроваво-криминальную (как в РФ 90-х), или в выхолощенно-карнавальную (как в США и Европе с их масонерным типом власти). Власть не может избрать саму себя – как Мюнхгаузен не мог сам себя вытащить из болота за косицу.

+++

В сущности, единственной жизнеспособной формой демократии является близкая к советским (и европейским социал-демократическим) образцам модель предОставительской демократии. Олигархия не является демократией уже в силу того, что она олигархия. Не так ли?

Охлократия «народной воли» без дна и берегов, когда народ мечется по площадям, выбирая то одного, то другого – умирает в силу своего буйства и производимой ею величайшей разрухи.

Остаётся лишь одна демократия – демократия пайка, представляющая блага, в которых и заключаются права человека.

Гарантии сперва выживания, а потом и благополучной жизни КАЖДОГО, обременяющие власть в силу закона и традиций – единственная перспективная форма демократической идеи. Это доказывают очень разные – но конвергирующие в итоге исторические опыты СССР и Швеции с Норвегией.

Сумма гарантированных благ в обмен на лояльность и гражданскую ответственность – единственная перспектива цивилизации.

Иные формы уже экспериментально доказали, что ведут к озверению людей, в тупик и в никуда…



[1] До появления «советской угрозы» всеобщего избирательного права не было решительно ни в Великобритании, ни в США, и Томас Маколей, историк и член британского парламента, писал в середине XIX века, что это понятие «совершенно несовместимо с существованием цивилизации». Он считал, и отнюдь не без оснований, что бедные воспользуются голосом, чтобы отобрать имущество у богатых, а бедных всегда больше.

[2] Английское самоуправление на местах – игнорировало власть короля, но ни в коей мере не было демократическим. Оно уже в средневековье предстает перед нами, как власть узкого круга взаимной поддержки и заговора. «Дворяне же в графствах, пользуясь органами самоуправления, саботировали исполнение законов против огораживаний». «Самоуправление» реально избиралось 2-3% населения округа, было независимо от большинства местных жителей, и при этом - независимо и от королевской власти.

[3] Огораживание - насильственный сгон крестьян предпринимателями (крупными собственниками) с земли (которую затем огораживали изгородями, канавами и т. д.). Классическое выражение нашли в Англии кон. 15 - нач. 19 вв. Основной причиной сгона с земель, которые стали использоваться как пастбища, послужил рост цен на шерсть и развитие суконной промышленности. Крестьяне, лишенные земли, превращались большей частью в бродяг и нищих. Король пытался бороться с огораживаниями, хотя не очень успешно. После т.н. парламентские разрешенные (актами парламента) огораживания (18 - нач. 19 вв.) привели в Англии к исчезновению крестьянства.

[4] Право бессмысленно, если нет треугольника «потерпевший-злоумышленник-гарант», в котором закон защищает потерпевшего от злоумышленника руками гаранта.

Виктор ЕВЛОГИН, обозреватель "ЭиМ".; 28 сентября 2017

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..