Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 57,5118 руб.
  • Курс евро EUR: 67,8927 руб.
  • Курс фунта GBP: 75,5302 руб.
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

ПАРШЕВЕЦ ЭДАКИЙ!

ПАРШЕВЕЦ ЭДАКИЙ! Ухудшающееся состояние автомобильных дорог в России может на 100% обесценить любые усилия по улучшению инвестклимата в стране, заявил министр экономического развития РФ Андрей Белоусов, выступая на конференции газеты "Ведомости" "100 шагов к благоприятному инвестиционному климату". Он заявил об этом, отвечая на выступление губернатора Калужской области Анатолия Артамонова, который отметил, что основная проблема в сфере привлечения инвестиций в России — это неразвитость инфраструктуры, в частности, транспортной.

По словам Белоусова, пропускная способность автодорог в России падает. "У нас уже есть реальные отказы от инвестиционных проектов по пищевой промышленности из-за того, что нельзя довести продукты питания в срок до места потребления", — сказал министр.

Он напомнил, что в Советском Союзе ежегодно вводилось от 10 до 12 тысяч дорог общего пользования, в 90-е годы — до 6-7 тысяч, а сегодня — всего 2 тысячи автодорог в год.

Решить проблему, считает министр, нельзя без привлечения нефтегазовых денег из бюджета, средств резервного фонда. "Это единственная форма создания строительства дорог", — убежден Белоусов. Другие источники финансирования, заметил он, очень ограничены в связи с низкой окупаемостью таких проектов, поэтому проблема состояния автодорог в России стала сегодня самой острой.

«…Железные дороги перевозят, по большому счету, порядка 10 основных продуктов», — сказал трезвомыслящий чиновник. Вместе с тем, по мнению ректора Российской экономической школы Сергея Гуриева, эти вопросы тесно связаны. Загруженность автомобильных дорог может быть слишком велика из-за недостаточного объема перевозок по железным дорогам. Его поддержал калужский губернатор. "Я назову всего две цифры. В Германии экономически целесообразно вести грузы по железным дорогам начиная с 3,5 километра… А у нас — с 1200 километров", — сказал Артамонов.

"Именно поэтому мы возим только 10 товаров, а еду, например, не возим по железным дорогам", — отреагировал Гуриев.

Идеи, которые в 90-е годы выдвигал только внесистемный выдающийся экономист А.Паршев (за что его сторонников «ласково» и называют «паршевцами») вошли в круг и обиход государственной власти. Напомним читателю ЭиМ, что «КАЗУС ПАРШЕВА» - это снижение инвестиционной привлекательности синхронно ухудшению климата. Чем холоднее (или иным образом хуже) климат в стране – тем меньше капитал в неё стремится, тем больше стремиться из него.

Транспортную проблему России (наш транспорт – сухопутный – самый дорогой, а морской – самый дешевый – нам мало доступен) тоже первым системно описал А.Паршев. Правда, и до него Карамзин говорил о двух бедах России – дураках и дорогах, впрочем, не детализируя объективных причин так, как это блестяще сделал Паршев.

Он предложил создать новый тип карт – карт стоимости перевозок. На этих картах все приморские районы станут очень близки друг другу, а все континентальные регионы (из-за недоступности морского транспорта) – из-за дороговизны доставки грузов – отдалятся друг от друга.

Русь чиновная идеи Паршева усваивает, но медленно и очень уж фрагментарно. Министра экономического развития Белоусова отнюдь не красит совершенно детская наивность: что ЛЮБЫЕ усилия по улучшению инвестклимата способно на 100% (!!!) обесценить состояние дорог. Грустно, если кроме дорог московский чиновник не видит других проблем, равно как и других инвестиционных преимуществ – кроме хорошего состояния автобанов. По его логике получается – будь что угодно, инвестиции хлынут, лишь бы дороги были хороши!

Да и отец-прародитель «казуса Паршева» - сам великий и ужасный Паршев – тоже огорчает своим пессимизмом. Инвестиции – это вложения в дело. Там, где хорошие условия для вложения в дело – там действительно, легче вкладывать. Но там и БОЛЬШЕ НАРОДУ ВКЛАДЫВАЕТ! Иначе говоря, где лучше инвестиционные условия инфраструктуры, там и конкурентная борьба между инвесторами жестче.

С точки зрения бизнеса – частного, настоящего, инновационного, а не воровского – проблемы снижения качества инфраструктуры могут быть компенсированы снижением уровня конкуренции. Да, там хорошие дороги, но там десять претендентов на их использование; а здесь дороги плохие, но зато я один, другие не рискуют сюда соваться…

Поэтому проблемы инвестиционного климата России могут быть решены привлечением предпринимательской инициативы. Ведь сама суть бизнеса (если мы говорим о бизнесе, а не о коррумпированной растащиловке имени Ельцина) – научится использовать то, что до тебя никто не использовал.  Понимаете? Бизнесу неинтересна вещь, которую УЖЕ используют люди. Его инновационный шанс – найти применение прежде ненужному и выброшенному, как хлам.

Развитие предпринимательской инициативы (если не понимать под этим воровства и грабежа, как у нас сегодня принято) через инновационную смекалку предпринимателей, соревнующихся за прибыль методами оригинальности технологического решения – это и есть кратчайший путь освоения любых пустошей. Не ограбления действующих и лучших промплощадок, как при Гайдаре, а освоения пустырей и гиблых топей.  Предприниматель, преследуя наживу, идет туда, куда другому и не хочется, и незачем идти.

Но, восхваляя предпринимательскую инициативу, мы должны понимать, какая это тонкая и опасная инструментальная система! Государство должно строить свои отношения с бизнесом, оставляя за собой ЦЕЛИ, ЗАКАЗЫ И ЦЕНЫ, и предоставляя бизнесу СПОСОБЫ РЕШЕНИЕ ЗАДАЧ и ЭКОНОМИЮ на ножницах себестоимости и госцены.

РФ ведет себя с 1991 года, в  общем, и по сей день, противоположным образом. Оно никаких целей бизнесу не ставит, никаких цен не контролирует и ничего не заказывает, думая, что «рынок сам все отрегулирует». При этом государство лезет туда, куда лезть как раз не нужно – в технологии, процессы, промежуточные операции бизнеса.

Поясню примером. Допустим, я купил лесопилку. Кто мне нужен? Заказчик, который ждет определенное количество пиломатериалов определенного качества по обговоренной цене. Если он появился – я начинаю работать. Мой интерес в том, чтобы сделать ДЛЯ СЕБЯ товар дешевле, чем оплатит по договору заказчик. И моя мысль начинает лихорадочно работать в этом направлении – я ищу пути и методы, как бы сделать пиломатериалы ДЛЯ СЕБЯ дешевле, чтобы увеличить ножницы разницы между себестоимостью и заявленной ценой выкупа.

Это – предпринимательская энергия, очень личная, внутренняя, индивидуальная, и заменить её нечем, и её не хватало даже в горячо любимом нами Советском Союзе.  Ведь всякое открытие только потому открытие, что до сего момента было закрыто, а всякое изобретение (рационализация) – лишь потому изобретение, что до сего момента было неизвестно никому. Как же может Госплан СССР или кого угодно ЗАПЛАНИРОВАТЬ открытия, изобретения, озарения смекалки, связанной с особыми качествами личности, штучно-индивидуальной в каждом отдельном случае?

Госплан (вот ошибка СССР!) и не должен этого планировать. Он должен планировать совсем другое: например, запланировать выкуп по справедливой для имеющихся технологий выкуп продукта производства. Это буквально сдетонирует взрыв творческого поиска предпринимателей: если нельзя заработать, продав дороже всех – то остается один способ заработать – СДЕЛАВ ДЕШЕВЛЕ всех.

Вернемся на мою условно-выдуманную пилораму. Вместо того заказчика, о котором мы говорили – то есть нормального человека, поставившего перед подрядчиком задачу и гарантировавшего выкуп по заранее обозначенным ценам при заранее обозначенном качестве, явился шизофреник.

Он постоянно снует по моей лесопилке, во все сует свой нос, дает массу советов, как улучшить работу, что делать, а чего не делать МНЕ С МОЕЙ ЛЕСОПИЛКОЙ. При этом на мои вопросы – сколько он купит теса? За сколько кубометр? – он отвечает, что «все решит рынок, а ты пока делай, пили». Он не знает, сколько ему нужно пиломатериалов, и не знает, сколько будет завтра готов за них выложить – но при этом, на манер министра Белоусова, вдруг обнаруживает, что возле моей лесопилки плохая дорога и принимается её вдруг мостить «из средств нефтегазовой копилки».

За дорогу, конечно, спасибо. Но выложи он дорогу хоть изразцовым кафелем – моя лесопилка не будет работать, пока не получит достаточно заказов по устраивающей меня цене. Дорога – конечно, хорошо, но ведь не в ней же суть! Оплаченный товар я вывезу и по плохой дороге; а неоплаченный не буду вывозить, хоть мне ковровую дорожку расстели…

        Суть в том, что государство печатает деньги и раздает их. Часть денег оно раздает напрямую, часть – через своих финансовых индукторов – т.е. представителей власти в пределах предъявленной суммы.

        Сейчас поясню. Вот, смотрите, вошел в магазин какой-то сморчок, и вытащил денежную купюру со всеми атрибутами государственной власти: гербом, символикой и т.п. Но ведь ему запрещено такое делать на своем личном бланке, например. Его накажут, если он на бланк частной фирмы нанесет герб РФ. Или напишет за своей подписью что-то от имени Российской Федерации…

Почему же его не наказывают за ношение госсимволов на его личных купюрах? Отвечаю: наказывают, если он их украл. В иных случаях он – осуществляя платеж – является представителем государственной власти, финансовым индуктором, распределяющим определенную часть финансового потока страны. Поэтому никто не карает за государственные гербы на личных деньгах.

Каково государство – таковы его и индукторы: ведь оно вольно назначить тех, кто ему больше нравится. ПОЭТОМУ ЛЮБОЙ ЧАСТНЫЙ ПЛАТЕЖ – ЭТО ПРОДОЛЖЕНИЕ (ПРИДАТОК) ГОСУДАРСТВЕННОГО ПЛАТЕЖА. Следовательно, любой платеж – часть ГОСУДАРСТВЕННОЙ политики.

Как это? – спросите вы. Если частное издательство продало книгочею книгу – причем же тут государственная политика?  Ответ прост: книгочей представляет определенную профессию. Какая профессия лучше оплачивается – та своими платежами и решает судьбу книжного рынка. Если богата интеллигенция, то больше издается умных сложных книг, если вахтовики – то больше глупых и шаблонных. Финансовые индукторы через механизм финансовой индукции формируют государственную политику в любой отрасли.

При перемене индукционного процесса может быть полная перемена в вопросах рентабельности или нерентабельности деятельности…

Поэтому если государство хочет «свободы рынка», то оно должно отказаться и от монополии печатания денег. А поскольку ни одно государство на свете до такой глупости ещё не дошло, цепко удерживая в своих руках монополию на производство денег, то становится ясно, что и свободного рынка никто не хочет.

В нормальном разговоре о развитии предпринимательской инициативы речь должна идти не о свободе действий (что вам, город – джунгли, что-ли?!) а о вознаграждаемой свободе поиска общественного блага. Только криминал переводит эту свободу поиска средств для поставленной цели в свободу бесцельности. Это делается для удобства ворья, потому что больше свобода действий ни на что не годиться.

На той территории, где государство «не вмешивается» в бизнес-процессы, будет только шабаш криминала и пиршество мошенников. Для стимулирования бизнес-инициативы (и создания благоприятного инвестиционного климата, с чего мы начали разговор) необходима внятная и последовательная позиция власти в области требований, гарантий и целеполагания.

Государство говорит бизнесу: имею вот это. Хочу иметь вон то. За перевод «этого» в «то» дам тебе столько-то. Переводи. Что выкроишь – все твое… В бизнес-среде начинается конкурс проектов, и выигрывает тот из множества, кто нашел самое простое и эффективное решение обозначенной государством проблемы.

КАК ИМЕННО СДЕЛАТЬ? - тебе это лучше знать, бизнес; но ЧТО ДЕЛАТЬ - я, государство, знаю лучше тебя...

В Российском государстве выигрывает тот, кто просто урвал быстрее и больше других. Почему? Потому что цели не поставлены, и цены не оговорены. Делай что хочешь, и при этом живи как хочешь… Удивительно ли, что бизнесу такое государство не нужно и неинтересно, оно предстает тупым вымогателем, а не партнером. Это – зеркальное отношение, в точности повторяющее отношение государства к бизнесу.

Государство не должно развивать бизнес ради бизнеса (как оно порой пытается это делать). Оно создано, чтобы развивать бизнес ради общества, ради себя, как законного представителя общества. Оттого, что толпа воров украдет льготы и скидки – ничего хорошего и нового не случится и не выйдет. Обогащение предпринимателя – есть плата ему за улучшение условий общественной жизни, а не случайный приз в азартной игре.

Возвращаясь к инвестиционному климату: да, ему вредят и холодный климат, и плохие дороги. Но сама суть бизнеса – переделка бесполезного в полезное, невостребованного в востребованное. И, казалось бы, бизнес создан, чтобы эти проблемы решить. Поэтому не климат и не дороги «на 100%» подрывают инвестиционные перспективы, а ШИЗОФРЕНИЯ ГОСУДАРСТВА, которое само не знает, чего хочет и не конструирует никаких мегапроектов.

Ведь не в том суть, чтобы бизнесу «создать условия». Сказать так может только шизофреник, это все равно, что сказать – «поселите гостя в…». Оборванная фраза, иначе говоря!

Бизнесу создают условия ДЛЯ ЧЕГО-ТО! Для той или иной цели, которая должна быть достигнута, и которую бизнес обслуживает. Для одной цели создают одни условия, для другой – другие.

Если цель утрачена, то и условий невозможно создать ни для чего, кроме воровства и безобразия…

Инвестиционный климат в России улучшится только тогда по настоящему, когда государство научится вести последовательную, ясную, вменяемую, общественно-полезную политику. Бог знает, какие в этот момент будут дороги – но не в них проблема: дороги чинятся руками, которыми управляют головы. Задача в том, чтобы сделать эти головы здоровыми, нормальными, вменяемыми. 

Николай ВЫХИН, специально для «ЭМ»; 6 декабря 2012

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.