Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Ноябрь
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

АНАТОМИЯ МИЗАНТРОПИИ

АНАТОМИЯ МИЗАНТРОПИИ Тот, кто снизил бизнесу налоги, накладные расходы, помог с кредитом, помещением и прочими благами – подобен накормившему голодного рыбой. Тот же, кто создал бизнесу стабильный спрос – подобен дарующему голодным удочку. Рыба накормит единожды, удочка будет кормить всегда. Этого не понимают наши рынкофилы, у которых при их политике «змея спроса» кушает себя саму с хвоста через «оптимизацию расходов». Прежде всего: «СВОБОДА ТРУДА» - которой нам прожужжали все уши рынкофилы – никому даром не нужна. Если дать людям свободу труда – люди просто перестанут трудиться, да и все! Труд по определению тем отличается от досуга, что имеет принудительный, неприятный характер. Если движение и действие приятно, то это – хобби, досуг, забава, что угодно, но только не труд.

Что же имеют в виду под «свободой труда» рынкофилы? Конечно же, свободу хищений! Сказать так прямо они не могут – некрасиво получится. Поэтому вместо правды – «Я хочу неограниченно брать!» они говорят эвфемизм – «Я хочу, чтобы мой заработок не ограничивали!». А зачем человеку заработок? Чтобы платить за товары, так ведь? Значит – если заработок никто не ограничивает посторонний – человек просто получает возможность неограниченно и без спроса брать все, что захочет…

В каждом из нас с детства живет мечта. Она – основа капитализма, но и наивного атеистического коммунизма тоже. Это мечта о большом магазине, в котором – любой из мыслимых товаров и благ лежит, а продавцов и охранников нет! Ходи, бери себе что захочешь, и не накладно, не нужно безпокоиться за свой кошелек…

Безконтрольность потребления – доступна в первую очередь, конечно, тем, кто повыше рангом. Именно поэтому чем выше поднимается человек, тем отвратительнее ему сдерживающие его механизмы. Наоборот, для низкопоставленного простого общинника механизмы ограничения желанны: если высокопоставленные возьмут себе все – простым не останется ничего. Поэтому и нужны механизмы, которые ограничивали бы в «шопинге» тех, кто входит в магазин первым (высокопоставленных), чтобы и тем, кто входит последними, тоже что-то оставалось.

Все очень просто: чем хуже человеку, тем больше он уповает на выравнивающие механизмы. Чем ему лучше – тем больше он проклинает выравнивающие механизмы. Для бедных налоги с богачей – источник жизни, а для богатых налоги – «проклятая обдираловка».

Знаменитый менеджер Ли Якока с трогательной наивностью вспоминал, что в молодые годы, будучи студентом, голосовал за демократов, потому что они были за высокие налоги с богатых. Когда он стал топ-менеджер, то стал голосовать за республиканцев, поскольку они были против высоких налогов. Но когда его карьера пошатнулась, снова стал присматриваться к демократам - ведь они укрепляли систему соцобеспечения...

С точки зрения чистого интеллекта правы, конечно же, бедные. Не потому, что они умнее, а просто потому что так совпало. Объясним простым примером.

На определенной территории, приносящей 100 мешков муки, жили 100 человек. Каждый, допустим, получал 1 мешок муки в месяц.

100 мешков : 100 человек = 1 мешок на 1 человека

Предположим, что за счет улучшения хозяйства территория стала приносить 200 мешков муки.

200 мешков : Х человек = ?

Если оставить старую норму выдачи, то население может вырасти в два раза: 200:200 = 1 мешок на 1 человека. Но для такого роста населения нужно, чтобы работали уравнительные механизмы. Если уравнительные механизмы не работают, то может быть вариант

200 : 100 = 2 мешка на 1 человека.

Или даже вот такой вариант:

200 : 50 = 4 мешка на человека; словом – Х мешков, разделенных на Y человек = Z мешков на одного человека.

Могут спросить: а зачем одному человеку столько муки? Он же столько не съест! А вот зачем: набрать рабов, которые будут прислуживать, на четвереньках тапочки подносить - чтобы получить пригоршню муки из руки своего полновластного хозяина. Одно дело - если муку распределяют по закону; и совсем другое - когда по прихоти её хозяина, никаким законом не ограниченной...  Узнаете современное общество с вымирающим коренным (полноправным) населением в окружении пухнущих рабских слоев "гастарбайтеров"?

Теперь, после нашего простого примера, вы понимаете, почему потребительское общество, в котором заблокированы уравнительные механизмы распределения смыкается с ВЫМИРАНИЕМ и лоббирует любую возможность сокращения населения (едоков).  А потому стремления богачей к самовысвобождению от всякого социального, общинного тягла – хоть психологически понятны, но в сердцевине своей – деструктивны и дегенеративны.

Прогрессивный налог – это лишь калькированная на сухой язык закона религиозная максима – «кому много дано, с того много и спросится».  Соответственно, налог плоский и тем более регрессивный – это выраженный на юридическом языке религиозный гимн типа «сдохни, бедный, сдохни, слабый!». Православие, например, категорически несочетаемо с плоской и регрессивной шкалой налогообложения. Обратите, например, внимание, что в евангельской притче о талантах каждый, кто получил больше, и отдавал хозяину больше. Этот принцип отношения Бога и человеков Православие провозгласило сразу и недвусмысленно.

Рынкофилы утверждают, что при активной социальной политике трудолюбивые кормят ленивых, и это подрывает базу трудолюбия. Это было бы справедливо, если вести речь о двух людях, один из которых приплачивает другому при абсолютно равном доступе к производственным и природным ресурсам. Если есть два гектара, у меня гектар и у соседа – тогда, конечно, пусть сам себе картошку выращивает, я ему ничего не должен. Но если я забрал себе оба гектара – то я, получается, задолжал безземельному соседу даров Божиих. Где безземельный может вырастить себе картофель, если я забрал всю землю? У себя в карманах? В цветочных горшках?

Ничего не должен неимущему только тот, кто не использует никаких дармовых, нетрудовых ресурсов. А даром доставшийся картофелеводу ресурс – это не только плодородная почва (которой он, естественно, не производил своими  силами), но и собственно пространство, протяженность посадок в длину и ширину.

Рынкофилы справедливо утверждают, что СВОЕ дело человеку БЛИЖЕ ЧУЖОГО, навязанного извне, принудительного дела. Любому человеку, конечно же, в глубине души хочется, чтобы им никто не управлял, не командовал, чтобы он делал только желанное и интересное ему лично, а получал бы при этом как можно больше денег и благ.

Понятно, что СВОЕ по определению человеку ближе, чем ЧУЖОЕ, если бы чужое стало бы ближе, то оно стало бы своим, перестало бы быть чужим. Поэтому, естественно, человек, работающий на себя, мотивирован значитально лучше, чем человек, работающий на «чужого дядю», по найму, без взаимосвязи качества своего труда и потребительской награды.

Но в чем колоссальная логическая ошибка рынкофилов? Дело в том, что при любой форме капитализма и частной собственности ХОЗЯЕВ собственных дел всегда будет меньше, чем нанятых ими работников. А на работников (которых больше) АЗАРТ СВОЕГО ДЕЛА, простите, не распространяется.

На них распространяется только хозяйский террор, мотивация палкой – как в самых зверских формах уравнительной административно-командной экономики.

Государство потому и создано, что необходимо уравновесить великое счастье быть самому себе хозяином и великое несчастье быть у кого-то в подчинении.  Государство – это такая форма хозяйствования, которая принадлежит всем вместе и никому в отдельности. Некоторые недальновидные рейганомисты считают, что высокие налоги на бизнес и роскошь – это всего лишь вариант принудительной благотворительности, когда средства отнимают у богатых и передают бедным. Это в корне неверный взгляд. Высокие налоги с богатых не убавляют, как можно сперва подумать, а наоборот, формируют богатство.  Государственная принудительная благотворительность формирует массовый потребительский спрос, обслуживая который, богатство частника прирастает с каждого оборота капитала.

Оплачивая все меньше и меньше социальных нужд, бизнес получает все меньше и меньше общей прибыли, с которой отчисляются налоги. Когда его прибыль приблизится к нолю, величина налогового бремени станет уже неважной, потому что любая доля от ноля – 1% или 99% - суть есть ноль. Бизнесу, у которого нет спроса не помогут уже ни легкие, ни наоборот, сверхтяжелые налоги. Они будут для него одинаковым нолем без палочки.

Если предприниматели, взятые в целом, в национальном масштабе, не формируют базу широкого спроса (через налоги и социальную ответственность) – то они и не пользуются благами от наличия базы широкого спроса. Нельзя воспользоваться благами того, чего нет. Спрос падает – за ним и доходы бизнеса.  В наиболее богатых странах общая совокупность изъятий на общее благо из сумм личного потребления предпринимателя достигала 95% (гитлеровская Германия) и даже 98% (рузвельтовские США). Получается интересная конструкция: чем выше социально-значимые поборы с бизнеса – тем богаче бизнес, мощнее и устойчивее его структуры и выше темпы экономического роста. Там же, где бизнес почти ничего не платит – он почти ничего и не получает. Ему не с кого и негде получать. Его рынок сбыта крайне узок и имеет тендецию к дальнейшему сжатию. Здесь, как говорится, поквитались хитрость с нищетой…

Помочь снижением налогов отдельно взятому бизнесмену можно. Помочь снижением налогов всему бизнесу, вместе взятому – нет.

Растение, которое для увеличение собственного роста истощает почву, на которой произрастает – погубит в итоге не только почву, но и себя самое. Понятно, что любому растению хочется взять из почвы по максимуму питательных веществ. И никакой крестьянин не мечтает искусственно подавить рост своих посадок. Но плох тот крестьянин, который дает своим посадкам истощить и обезплодить почву. Кто раз за разом сажает выгодный сегодня подсолнечник, не давая земле отдохнуть под паром и восстановится почве клубеньковыми бактериями под бобовыми.

 Примитивно мыслящие коммунисты видели врага собственно в бизнесе и уподоблялись крестьянину, который, оберегая почву, губит рост растений. Поэтому коммунисты более развитые всегда стремились сохранить предпринимательство (а с ним и такое качество, как предприимчивость). Например – Сталин активно опирался на такие формы бизнеса, как артели и кооперация. Пчеловоды-частники Сталину в войну дарили танки – по нескольку штук на личные предпринимательские доходы.

Задачей развитых, думающих коммунистов было вовсе не уничтожение бизнеса, а запрещение ему наживаться на горе людском. На радости (если приносишь радость и удовольствие) – пожалуйста, наживайся! Советские драматурги – если им в театре публика хорошо хлопала – могли получить и 100 тыс., и 150 тыс. отчислений с удачной пьесы. То есть, нынешними деньгами – несколько миллионов рублей разом, в качестве предпринимательского дохода. Порадовал людей, купивших билеты – получи свою долю с билетов!

Задачей разумной экономики было поощрение полезной деятельности (её материальное стимулирование) с подавлением вредительской деятельности и паразитизма (ликвидация материального стимулирования ЭТИХ форм предприимчивости ума). Но после Хрущева в СССР было во многом утрачено понимание разницы МЕЖДУ ПОДАВЛЕНИЕМ ВРЕДИТЕЛЬСКОЙ ПРЕДПРИИМЧИВОСТИ (отравить, а потом продать противоядие) и ЛЮБОЙ ПРЕДПРИИМЧИВОСТИ.

Предприимчивость ума взяли под подозрение целиком – как источник, из которого может произрасти вред. И стали культивировать людей демотивированных в труде, безыинициативных, неамбициозных, людей, которым легче повторять старое, чем придумывать новое. Людей, с которых нельзя взять высоких налогов на социальную сферу, потому что у них нет высоких доходов.

К тому же советской системе нечего было идеологически противопоставить рвачеству верхов. Давно и не нами отмечено, что социализм первыми предавали те, кто больше всего от него получили, и наоборот, наиболее последовательными защитниками социализма оказались те, кого можно считать при нем в чем-то ущемленными, простые люди, звезд с советского неба не хватавшие[1].

Почему? Уравнительные механизмы ПОМОГАЮТ простым людям и МЕШАЮТ, СТЕСНЯЮТ людей власть имущих. Если благодаря уравнительным механизмам простой человек получает больше, чем без них, то власть имущему постоянно кажется, что он из-за уравнительных механизмов имеет меньше, чем позволяет положение.

Пока начальник в первом поколении – он ещё помнит свое происхождение и верен эгалитаризму. Но уже его дети тяготятся равенством с простыми людьми и всячески стараются от него избавиться. Да, некогда эти принципы равенства подняли их род из грязи; но это было в прошлом, давно, а жить хочется теперь, и князьями, а не скромными управдомами…

Эта тендеция сгубила СССР во втором-третьем поколении его начальников. Что мог противопоставить ей путаный и примитивный ленинизм? Учение Дарвина и диалектический материализм?! Но они не только не могут быть противопоставлены стремлению из грязи в князи, но наоборот, идеологически окормляют это стремление. Собственно, эволюция Дарвина – это и есть путь живого вещества из грязи в князи, как в вершину эволюции и естественного отбора в природе. Диамат полагает постулатом, что при смене обстоятельств меняются  и устремления. Следовательно – прежде выгодное равенство с колхозниками для семьи советского начальника, став невыгодным после его окапывания на командной точке, должно отвергаться и разрушаться. Что, в итоге, и было сделано советскими начальниками.

Эту психическую бобму заложил вовсе не коварный А.Даллес, а сам Ильич с его неуместной и нелепой для настоящих социалистов яростной борьбой с религией и проповедью расхристанного мракобесия.

Нетрудно увидеть, что социализм и христианство – это взаимодополняющая конструкция взглядов на земное и небезное: «на Небеси яко же и на Земли». Если церковь без социализма утрачивает себя и перерождается в ересь масонствующих и хищничающих, то и социализм без церкви перерождается в шизофреническое раздвоение между поведением и мировоззрением. Ведь, например, нет врага лютейшего дарвиновской эволюции, нежели равноправие всех индивидов. Выжить должны не все, а только наиболее приспособленные – это религия приватизации, но никак не социализма с его «человек человеку друг товарищ и брат».

Откуда вообще могла взятся коренная социалистическая мысль об ответственности начальников перед подчиненными, сиречь, сильных перед слабыми? Уж никак не из дарвинизма, истмата и диамата. Они-то как раз трубят во все концы, что торжество оказавшихся сильными и есть прогресс всего живого.

Чтобы понять истоки и происхождение социалистической идеи, нам нужно не лазить по трудам Смита и Риккардо, Гегеля и Фейербаха, а заглянуть глубже: в события на заре истории монотеизма.

Дело в том, что мы – естественно, конечно! – не уравниваем себя с овцами или курами. Тот, кто потребует судить за убийство курицы наравне с убийцами людей – справедливо и законно будет всеми нами принят, как сумасшедший. Но для человека древности с его языческим политеизмом (многобожием) представители соседних сел и племен ничем не отличались от овец или кур. Понятие единства человеческого рода отсутствовало: испанские миссионеры писали об индейцах, что каждый индеец считает свой род произошедшим от одного объекта, а род соседей – от другого. Например, я индеец – сын камня. Почему и зачем я должен считать равным себе сына лисы? Между мной (камнем) и им (лисой) такая же разница, как между мной и овцой, ламой, курицей. Почему же тому, чьи предки – койоты не съесть того, чьи предки – кролики? Каннибализм и человеческие жертвоприношения, пишут этнографы, именно этим (НЕРОДСТВОМ) всегда и оправдывался – как оправдываем мы себя, скушав куриную котлетку, нашим неродством с курицей.

Нужны были Адам и Ева для всех, чтобы произвести понятие родства (их реальность уже в наши дни подтверждена генетиками – все человечество происходит от одной пары). Но мало было праотца и праматери. МЫСЛЬ О РАВЕНСТВЕ ДРУГ С ДРУГОМ МОГЛО ПОРОДИТЬ ТОЛЬКО ОЩУЩЕНИЕ ОДИНАКОВОЙ НИЧТОЖНОСТИ ВСЕХ ПЕРЕД БОГОМ.

Отношения раба и хозяина отличались в античности тем, что хозяин не боялся сделать с рабом что угодно. Совершенно иными были отношения двух рабов – управителя и трудящегося раба. Всякое зло, причиненное управителем-рабом своему трудящемуся ровне (по статусу) могло быть взыскано и наказано их общим Хозяином. Именно так взыскивает и наказует в евангельской притче хозяин-царь над вельможей-рабом, который не простил мелкого долга своему должнику.

Притча о рабах, управителях и Хозяине есть в любой монотеистической религии, и там Хозяин – особая фигура, потусторонняя, собственного Бог (вариант сталинизма – Хозяин – обожествленный Сталин). Из потусторонности хозяина, собственно, и проистекает СОЦИОПСИХИЧЕСКИ ожидание социализма, а затем и идея социализма. Уберите потусторонность – и получите тирана-рабовладельца, который делает с рабами, что вздумается, и не боится никакой ответственности. А кого слушаться и кому повиноваться САМОМУ сильному, если более сильного нет на горизонте мысли?

Социализм вылупился из рабовладения через промежуточную путаную форму капитализма, переведя классическую двойственную рабовладельческую схему (хозяин-раб) в тройственную (раб подчиненный –раб управляющий -небезный хозяин)

Сейчас поясню механизм. Допустим, Хозяин виноградника уехал далеко и надолго. У него нет механизма присматривать за виноградником. Кому это выгодно? Прежде всего управителям, «менеджерам»: они «что везут, то и грызут». Они могут брать не столько, сколько хозяин разрешит, а сколько захотят: понятно, что хотят они все больше и больше.

Кому невыгодно отсутствие Хозяина? Рабам на винограднике. Взять себе побольше они не могут – ведь управители за ними как следили, так и продолжают следить. Да к тому же управители, пользуясь своей безконтрольностью и безнаказанностью, начинают урезать рабам содержание, насильничать над ними, вершить несправедливости и безобразия. Рабы мечтают, что хозяин вернется – и накажет обнаглевших «менеджеров». Они верят, что и богатых тоже можно заставить плакать. И сделает это БОЛЬШОЙ ХОЗЯИН – собственно Бог, все сотворивший и давший людям в общее равное пользование, или его «заместитель» (в сталинизме – Сталин).

Чисто психологически человек хочет, чтобы богатых заставляли делилится, пока беден, и не хочет, чтобы их заставляли делилится, когда становится одним из них. В этом заключен феномен предательства социализма в СССР начальниками и его элитой.  Я хочу, чтобы спрос был с соседа, и не хочу, чтобы спрос был с меня. Пока соседа дубасят по моей жалобе, я доволен; но если меня дубасят по жалобе соседа, я недоволен.

Ничто, кроме монотеизма (единобожия) не может разорвать этого замкнутого круга. Для цивилизаций языческих, политеистических (включая и довольно развитые) каннибализм был не просто психологически разрешен – он был делом долга, подвига и доблести. Через ритуальный каннибализм (и просто убийство пленных без пожирания) человек самоутверждался, поднимал свой род над другими родами.

Для атеиста, вероятно, каннибализм делом чести, доблести и геройства, видимо, уже не будет. Но и запретным действием тоже. Для атеиста все биологическое неизбежно делится на три вида: Я, не-Я и Яд. Яд кушать нельзя, потому что это смертельно, и себя кушать тоже нельзя, потому что тоже смертельно. Все не-ядовитое, относимое к категории «не-Я»  - потенциальная пища. Атеизм переходит к каннибализму довольно легко: в виде ли китайского пожирания эмбрионов, как деликатеса, в виде ли американского каннибализма омоложения и косметологического, в виде ли украинского «голодомору». Конечно, некоторым теоретикам атеизма неприяно будет узнать, что они в итоге воспитывают поколения каннибалов, но нам необходимо им это сообщить для прочищения мозгов.

Попробуйте объяснить белокурому каннибалу, что негра кушать нельзя. С его точки зрения негр – произошел от другого вида обезьян, является иным биологическим видом, следовательно – что-то вроде курицы. Человек для атеиста – неотъемлимая и органичная часть животного мира, а животных едят.

 Вы скажете, что с курицей есть анатомические отличия. Он ответит, что и с негром есть анатомические отличия, и назовет пару десятков различий только в строении скелета. Вы скажете, что негр – носитель мышления. Он ответит – что видал очень глупых негров, и животные тоже порой бывают весьма смышленые, и свинья явно умнее рыбы – значит ли это, что нельзя есть свининку, а исключительно рыбу?

Вы притащите толпу генетиков, и докажете, что они с негром братья, у них был общий предок. Атеист вполне обоснованно возразит вам, что – с точки зрения теории единства происхождения живого у него и с курицей тоже есть общий предок. А уж с остриженными волосами, ногтями или смытым потом у него вообще идентичный набор ДНК. И вообще есть такое явление – скажет белокурый атеист – как ДИВИРГЕНЦИЯ (расхождение). По этому маршруту мы разошлись с курицей и с негром на определенном этапе – и они перешли в категорию «пищи».

Иначе говоря, чем дольше будет продолжаться ваш разговор с теоретически-подкованным атеистом на платформе его веры, тем больше будет обоснована законность каннибализма. И гитлеровец ХХ века, который проводил смертельные опыты над детьми, вряд ли лучше в этом смысле инки-людоеда.

Поскольку единобожие веками выжигало каннибализм кострами и пытками, у европейца выработан условный рефлекс рвотного отвращения к прямым формам каннибализма. Поэтому пост-христианская цивилизация, вполне логично, начинает не с прямых, грубых форм каннибализма, а с их символических условных заменителей. Символический каннибализм уже вовсю действует в странах Запада, тогда как обыкновенный только-только входит в моду у наиболее «продвинутой» части населения. Наибольшее распространение в современности получила форма ДЕТОЕДЕНИЯ, и не только в Китае[2].

Тут нет ничего удивительного. Капиталистическая формула «рост потребления в обмен на сокращение населения» в своем человеконенавистничестве не имеет никаких жестких граней между собой и классическим людоедством. Не предполагает его в обязательном порядке, но и не отрицает его, оставляя на усмотрение человеконенавистника. Агрессию конкурентного азарта нельзя, немыслимо ограничить ТОЛЬКО в экономической сфере, она с неизбежностью рано или поздно выплеснется и в другие сферы жизни[3].



[1] Гражданин США Сергей Хрущёв бывает в Москве наездами, в основном на презентациях своих книг и похоронах своих родственников. Правнучка Никиты Сергеевича, Нина Львовна Хрущёва, преподает на факультете международных отношений в университете New School в Нью-Йорке. Преподавала хореографию в Майами внучка председателя КГБ СССР и Генсека КПСС Юрия Андропова, Татьяна Игоревна Андропова. Там же, в США, живет и её брат Константин Игоревич Андропов.

Правнук Леонида Ильича по линии сына, Дмитрий, сейчас изучает политологию в Оксфордском университете. В Калифорнии живет и племянница Леонида Брежнева – Любовь Яковлевна.

Дочь главного идеолога позднего коммунизма, аскета Михаила Суслова, Майя Михайловна Сумарокова, с 1990 года вместе с мужем и двумя сыновьями живет в Австрии. Дочь Горбачева Ирина Вирганская живет, в основном, в Сан-Франциско, где располагается главный офис «Горбачев-Фонда», в котором она работает вице-президентом

[2] Стокгольм, столица Швеции – пионера "свободного сексуального просвещения" в школе – несколько лет назад на Всемирном конгрессе семей в Праге был назван первым пост-семейным городом в мире, потому что там 70% жителей никогда не имели, не имеют и не хотят иметь семью и детей. Идет уничтожение детей в качестве жертвы расширенному потреблению, как это было в индейских маисовых цивилизациях (ритуальный каннибализм во имя улучшения урожая). Подобные практики этнографы фиксируют и у дохристианских славян.

[3] Например, пока писалась эта статья, пришла новость, что в США состоялся очередной, традиционный уже для этой страны расстрел школьников маньяком в школе. В начальной школе "Сэнди Хук" в Ньютауне, штат Коннектикут, лишены жизни 12 девочек и 8 мальчиков – им было от 6 до 7 лет, шесть учителей в возрасте от 27 до 56 лет, среди них директор и штатный психолог,  и мать стрелка- он выстрелил ей в лицо.

У всех погибших - не меньше трех огнестрельных ран. Родители опознавали детей по фотографиям.

Только один человек из тех, кто был ранен вооруженным мужчиной, выжил.

Как известно, в пятницу утром, 20-летний Адам Лэнза сначала застрелил дома свою мать 52-летнюю Нэнси, затем на ее машине поехал в школу на 600 учеников, ворвался в нее и хладнокровно устроил бойню. Оружие преступника было легально приобретено на имя его матери. С собой у Адама были пистолеты Sig Sauer и Glock, в авто- полуавтоматическая винтовка Bushmaster. Ученики прятались в шкафах, баррикадировались в уборных и забивались в углы классных комнат.  Во время нападения по зданию школы бегал сторож, который предупреждал об опасности. Также кто-то по внутренней связи оповещал о происходящем.

Об Адаме Ланзе, убийцы, одноклассники вспоминают о нем как об умном, скромном и нервозном мальчике.Для США это явление относительно обыденное - там постоянно случается нечто подобное.

 

Александр Леонидов; 16 декабря 2012

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • МИР И ОБЕЗДОЛЕННЫЕ

    МИР И ОБЕЗДОЛЕННЫЕ От редакции: кратко выраженная суть нашего противостояния с западниками заключается вот в чём. Западники хотят вести нас чередой прозападных либеральных революций, каждая из которых всё глубже погружает нас в задницу. А мы не хотим погружаться в задницу. А либералы западники не хотят, чтобы мы этого не хотели. Они хотят, чтобы мы уподобились украинцам, у которых лесенка майданов сводит общество в каменный век, рождая в массах восторг и эйфорию «избавления от культуры»…

    Читать дальше
  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..