Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 57,4247 руб.
  • Курс евро EUR: 61,8636 руб.
  • Курс фунта GBP: 71,6947 руб.
Март
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    

Э.БАЙКОВ: "ОГЛЯДЫВАЯСЬ ВПЕРЁД"

Э.БАЙКОВ: "ОГЛЯДЫВАЯСЬ ВПЕРЁД" Вот и увидела свет очередная реконструкция эпохи, созданная рукой писателя-реконструктора времен минувших Александра Леонидова (Филиппова) - роман "Приватизатор". Перед нами – символическое и красочное полотно, на котором точными и порой даже скупыми мазками большой художник изобразил пережитое. Перед нами – разверстый и гнилостный погреб ельцинизма, 90-х годов…

Снова спрошу своих читателей: чем художник отличается от фотографа? Тем, что фотограф неизбежно запечатлеет реальность только с одной точки обзора, а настоящий художник затем и существует, затем и подменяет собой фотоаппарат, чтобы показать реальность СРАЗУ СО ВСЕХ ТОЧЕК ОБЗОРА.

Конечно, это требует символизма, метафоры, и потому отображение отдельных фактов оказывается «выпуклым» или напротив – «вогнутым». Леонидов, как реконструктор-символист, позволяет понять эпоху тем, кто в ней никогда не жил, используя навыки и наработки археолога-реставратора, историка-источниковеда и т. п. У него получается целая «матрёшка символов».

Первый – конечно же, образ «края» (действие происходит в вымышленном, якобы-уральском Кувинском краю). Конечно же, тут оправданы аллюзии с краем жизни, краем страны, краем (концом) истории, «крайними» (попавшими) людьми и т. п.

Второй символ – главный персонаж, «приватизатор». Человек сложной судьбы и сложного психического склада, Иван Скобарёв у Леонидова – отражение сразу всего русского народа: его бедности и одновременно богатства, благородства – и одновременно вылезающей подлости отреченчества, его исторической миссии и его грехопадения, которое Леонидов осмысляет метафизически.

Вопросы восхождения и нисхождения человеческой личности всегда волновали Леонидова – причем только у него встречается диалектическая сложность их ОДНОВРЕМЕННОСТИ.

Символичным является увязка «народ-человек», когда все качества, положительные и отрицательные, как бы сливаются в одном персонаже, носителе смыслов книги.

Символами выступают большинство жестов: ничего в «Приватизаторе» не делается и не говорится «просто так», мазками вроде бы бытовых поступков рисуются портреты и пороков и добродетелей, вне времени и пространства, в философском смысле.

Вот, скажем, название группы «Yami-Yami» – с английского переводится как «вкусняшки», «ням-ням», о чем Леонидов, собственно, сообщает в тексте. Но хитрец уводит нас поверхностным переводом от неизбежно возникающей в уме у начитанного человека куприновской сифилитической «Ямы» [«Яма» — повесть Александра Куприна о проституции. По сюжету в Ямской слободе (называемой просто «Яма») некоторого южного города на Большой и Малой Ямских улицах существует ряд открытых публичных домов…], и вообще русской транскрипции слова «яма» – как жерла могильного…

Точно так же волхв слова Леонидов играет фамилией персонажа «Скобарёв» – ведь «скобарь, скобари» – в старом русском языке ругательство, обозначавшее при В. Дале людей жадных, алчных. И так во всём: имена, названия местностей, предметов – даны неспроста. Скажем, зеркало не случайно венецианское: средневековая Венеция была центром стекольного мастерства, но ведь ещё и центром европейского оккультизма, чернокнижия.

Отдельно выделю то, что составляло предмет тревог автора, моего друга, с которым мы и неформально общаемся тоже: нет повтора прежних методов и сюжетов, новизна книги очевидна, это не приквел и не сиквел к тому, что уже было написано.

Леонидов опасается быть автором, у которого «прочитать один роман – значит, всё прочитать». Но это ему и не грозит. Леонидов «Сына Эпохи» безмерно далёк от Леонидова в «Беде-лебеде», а Леонидов «Большого Дня» – совершенно неузнаваем в Леонидове «Мезениады». Скажу, что, на мой взгляд, Леонидов «Приватизатора» – снова совершенно новый, неизвестный ещё читателям его прежних книг автор. Всё другое: сюжетная линия, язык, стилистика, пласт, аллюзии, паллиативы, фокус изображения и т. п.

Коротко о сюжете: Иван Скобарёв – молодой, последний, буквально «на час» назначенный руководитель советского Госплана в некоем абстрактно-измышленном Кувинском крае. Не поуправляв плановой машиной и полгода, Скобарёв лишается и её, и страны.

Остаются только архивы Госплана – бесценные папки, в которых хранятся великие денежные тайны: где и сколько лежит сокровищ советской экономики «в отвалах, на свалках, в ямах и заброшенных складах».

С этим богатством, рождающим легенды о «золоте партии», Скобарёв и приступает к приватизации в 90-е годы. Его финансовые возможности почти не ограничены. Но – знать где, и взять – разные вещи. Скобарёв опасается, что криминальная насквозь «новая власть» уничтожит его за слишком завидное обогащение, и следует принципу «хлеба к обеду в меру бери».

С помощью денег и полезных советов талантливый экономист пробирается в самую сердцевину краевой власти, становится «олигархом местного масштаба». И дальше начинается сложнейшая, диалектически-противоречивая борьба начал: Скобарёв меняет власть – власть меняет Скобарёва. На этом пути ему предстоит превратиться в клоуна, как он сам говорит – «в Арлекино», потерять красавицу-жену и почти потерять себя…

А читатель среди всех этих перипетий видит удивительно точный, лаконично-выверенный слепок 90-х годов со всей их нечистью, которая (имею в виду нечистую силу), кстати, гармонично вписывается в реалистический сюжет и действует наравне с вполне реалистичными персонажами.

Нет никакого авторского насилия или натяжки – когда в ткань детально-расписанных реалистичных, узнаваемых отношений 90-х годов включается нечистая сила, призраки преисподней. Наоборот, поражаешься, как метафорически-точны эти вкрапления, насколько они на своём месте, и как трудно было бы без них обрисовать кошмары потерянного и смутного, лихого времени… Это и есть – настоящий магический реализм, или, по-леонидовски – МИСТИЧЕСКИЙ РЕАЛИЗМ!..

«Зеркало Цербера» – сказочный декор вполне прозрачной аллегории: в этом как бы «волшебном» зеркале отражается сам его владелец (его тёмная сторона, его Тень и анти-Эго, демон-искуситель) – а заодно и мрачные тени тех, с кем он работает. Это лишь метафора раздвоения человека, народа в 90-е годы.

По-настоящему волшебна лишь переливчатость красок у Леонидова: всё «волшебно-сказочное» у него может быть при ином угле зрения истолковано как реалистично-бытовое – и наоборот. Чудеса и обыденность, мистика и натурализм сливаются до полной неразличимости. И в этом – завидная прелесть его текстов, где шолоховская драма соседствует с чарующим волшебством гоголевщины.

Эдуард БАЙКОВ; 8 июня 2016

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше
  • ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

    ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Говоря о проблеме частного предпринимательства, мы должны разъяснить те стороны вопроса, которые не понимали коммунисты, и не понимают либералы. КПСС после Сталина (подчеркиваем – ПОСЛЕ Сталина) вообще обходилась без частного предпринимательства, что и сделало систему в определённом смысле инвалидом, и предопределило во многом её крах. Либералы же – напротив, думают заполнить всё и вся частным корыстным интересом, думая, что «тут-то и жизнь хорошая начнётся». Но жизнь устроена не так, как думают коммунисты. И не так, как думают либералы. Истина – оказалась между двух основных стульев, на которые сел ХХ век…

    Читать дальше
  • ИЗДАТЕЛЬСТВО КНИГАМИ ПОЛНИТСЯ!

    ИЗДАТЕЛЬСТВО КНИГАМИ ПОЛНИТСЯ! Отдохнуть душой в кипящих буднях огневой современности поможет наше братское уфимское начинание - сетевое издательство "Книжный Ларёк". Он даст вам представление о живом литературном пульсе российской глубинки.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.