Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 59,2490 руб.
  • Курс евро EUR: 69,6531 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,3542 руб.
Август
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

НЕ ДАТЬ ПРОБУДИТЬ БЕЗДНУ

ПАТРИОТЫ ПРОТИВ «ПУСЬРИОТОВ»

НЕ ДАТЬ ПРОБУДИТЬ БЕЗДНУ Моя статья адресована атеистам. Мнение верующих по этому вопросу известно и понятно. А вот атеистам нужно кое-что понять, не углубляясь в догматические вопросы и богословские споры. Нечто, лежащее на поверхности, и важное для каждого. Для любого – какую бы веру он не исповедовал, или не исповедовал бы никакой. В бесконечном диалоге о «pussy riot» мы часто забываем главное. То главное, которое отражено в гениальных строках Лермонтова: Земли чужой язык и нравы; Не мог щадить он нашей славы; Не мог понять в сей миг кровавый, На ЧТО ОН РУКУ ПОДНИМАЛ!

 

Все сходится. Название группы и нравы её – из чужой земли. И конечно, бестолковые самки не могли понять (и требовать от них не станем!) – на ЧТО поднимали они руки и ноги.

Ибо атеизм – это одно, а бесноватость – совсем другое. Они различны так же, как ноль и отрицательная бесконечность. Бесноватость начинается тогда и там, где ноль личного неверия пытается обнулить все нормы, правила и устои общества. Для атеиста все, что не смерть – есть условность. Игра. Не только паранджа условность, но и штаны – такая же социальная условность. Можно в жару ходить и без штанов. И ругать  «мракобесами» полицию, которая попытается пресечь такой поход по улице. Кричать «– может, вы ещё и паранджу на меня наденете ради ваших условностей?».

Убийца в Казани зарезал двух женщин, пенсионерку и её дочь, а потом кровью написал на стене по-английски: «Свободу Пусси Риот!». Теперь нам изо всех сил доказывают, что самки-кощщунницы его ни к чему не склоняли, что он провокационно использовал их имя, и никакого отношения к настоящим «пусси риот» не имеет. Тут спорить нечего. Это далеко не первый случай, когда теоретик, увидев своего последователя-практика с руками по локоть в крови, вопит: Я НЕ ЭТОГО ХОТЕЛ!

А тогда чего ты хотел? – вправе спросить рационалист-консерватор. Чего ты хотел, если не этого? Вот ты, допустим, сказал, что Бога нет. И все дозволено, стало быть… А потом от вида крови в обморок падаешь? Но если Бог своим отсутствием этого не запрещает – КТО ТОГДА В ПРАВЕ ЭТО ЗАПРЕТИТЬ? Бессмертный Федор Михайлович…

Кощунство и святотатство – к какой бы религии не относились – это всегда полная индульгенция на любые убийства и насилия. Думаете, кровавый кошмар двадцатых годов не связан с отменой христианства, как религии? Или кровавый кошмар 1993 года – не связан с отменой коммунизма, как религии? Конечно, многие из тех, кто глумился над Лениным, канонизированным в СССР, думали, что мстят за поругание православных святынь, и не рассчитывали, что бандиты вовсе не к прежним святыням отправятся, а в мир вообще без святынь. Человек должен понимать взаимосвязь явлений, он не должен прятаться за «я не думал, что меня так истолкуют». Говори ясно и понятно, чтобы тебя не могли неверно истолковать. Или молчи – если ясно и однозначно сказать не можешь.

Кощунство и святотатство не есть отрицание. Это есть утверждение, но с обратной стороны, с обратным знаком. Тот, кто разрушает церкви, рубит топором иконы, или пляшет на амвоне гопака – не отрицают Бога, а противопоставляют себя  его реальности. Поэтому это и есть – что в 20-х годах ХХ века, что в 10-х годах XXI- cатанизм, а вовсе не атеизм. 

Неверие для верующих выступает вроде увечья, болезни. Вот, к примеру, нет у вас ноги. А у других есть. Все ходят обычным образом, а вы прыгаете на костыле. Будут ли вас ненавидеть за это? Скорее, наоборот, пожалеют. На нет и суда нет. Это и веры касается.

Но разве у кощунника и святотатца нет веры? Позвольте, он как раз обладает пламенной фанатичной верой в области сатанизма и демонизма. Это не тот безногий, который просто живет в мире людей с ногами. Это тот безногий, который всем по своей мерке хочет ноги отрубить. Это тот слепой, который хочет всем глаза вырвать, добившись «толерантности» и «мультикультуральности»: все слепые, все равны, делить нечего, завидовать некому…

«Пусси» невиновны в казанском убийстве? И да, и нет. Да – в том смысле, что они КОНКРЕТНО его не заказывали. КОНКРЕТНО о нем они знать не знали и слыхом не слыхивали. Но нет – в том смысле, что в их поступке ЗАРАНЕЕ ЗАЛОЖЕНЫ БЫЛИ и убийства, и грабежи, и пожары, и вообще УГАР ВОЛЬНИЦЫ, восставшей на Бога. И отдельное убийство – капля в их море.

Нужно понять, и особенно важно понять это именно атеисту – что кощунство в храме любой веры и убийство человека соотносятся как ОБЩЕЕ И ЧАСТНОЕ. Есть закон – а есть проявление закона. Есть принцип «не убий!», а есть отказ от убийства отдельно взятого Васи Пупкина. Можно ли говорить, что между общим законом и отдельным случаем его выполнения нет никакой связи? Я бы не рискнул. И вам, друзья-атеисты не советую.

Была в «перестройку» такая песня:

«Акула! Акула! Ты флаг разбоя и разгула!»

Чисто юридически защитник акул мог бы докопаться. Сказать – ну что вы, акула таких слов как «разбой» и «разгул» не знает, она управляется инстинктами, она не отличит пирата от обычного моряка в воде. С какой стати она вдруг флаг разбоя и разгула?!

Но, в общем и целом, без юридической казуистики, ведь понятно, что имеется в виду. Акула – СИМВОЛИЧЕСКИЙ флаг разбоя и разгула. Точно так же как «Пусси Риот» с их нынешней бешенной раскруткой популярности – символический флаг любого кощунства и святотатства.

Почему кощунство над святыней относится к конкретному убийству, как общий принцип? Почему кощунство неизмеримо страшнее и тяжелее убийства? Потому что орудие убивает одного, двух, десяток, а СИМВОЛ – миллионы. Святотатство – в христианском храме над Христом, в коммунистическом – над Лениным – есть заведомое отпущение всех грядущих грехов отменой самого понятия о грехе.  Нет святыни – нет эталона, нет эталона – нет и отступления от него («грех» в переводе с греческого – «ошибка», «промах»). Разве можно промахнуться, если никуда не целишься?!

Вот и ответ, почему за всяким святотатством и кощунством, безнаказанным и распропагандированным, текут реки крови. Герострат желал прославиться, и прославился так, что мы доселе его помним. Он не думал о том, сколько храмов позже сожгут последователи и эпигоны его славы, думающие повторить его успех.

Если «Пусси Риот» отделаются «легким испугом», и выйдут с мировой славой и миллионами долларов пожертвований от поклонников – подумайте только, СКОЛЬКО и КАКИМ ОБРАЗОМ эпигонов попытается их путем прийти к славе и богатству? А когда предложенный «Пусями» элексир всемирной славы не сработает – эпигоны решат, что ДОЗА МАЛА. Храм осквернили, а попа не убили. Славы нет. Попа ритуально убили –снова славы нет, значит, нужно разделать топором уже весь приход… А потом и не один…

Слишком часто и бездумно, а потому опасно используемое слово «РАСКРЕПОЩЕНИЕ ЛИЧНОСТИ» очень коварно. Раскрепощение – это выход из крепости. Но ведь крепость для чего-то строили. И от кого то возводили. И этот кто-то может ждать раскрепощенного в чистом поле, и с определенными намерениями.

Свобода пьянит. А пьяное состояние – величайший из катализаторов преступности. Когда в 1985 году КПСС начала борьбу с пьянством, в течении пары лет количество убийств в СССР СОКРАТИЛОСЬ ВДВОЕ!!! Трезвые убивают значительно меньше, чем пьяные, а свобода, повторюсь, пьянит, и куда сильнее любого спиртного…

Мы мало думаем о взаимосвязи трех понятий: СДЕРЖАННОСТЬ – РАСКРЕПОЩЕНИЕ – БЕСНОВАНИЕ. А напрасно…

В ХХ веке Россия дважды проваливалась в кровавую трясину убийствораспущенности. Сходство 20-х и 90-х годов, при их идеологической разнонаправленности, по сути-то очевидно…

…Ну вот, буду уже как покойный И.Тальков охать – «листая старую тетрадь расстрелянного генерала…». И тем не менее, хоть время совсем другое, мне близки и понятны чувства Талькова. Не мысли, не выводы – подчеркну! – а чувства. Читая историю царствования Николая II, я почти под каждой упоминаемой сановной фамилией видел сноски: «расстрелян большевиками в 1918 году», «расстрелян на Кавказе в 1918 году» и т.п. Я очень сочувствую народной массе в её борьбе с вековым угнетением, и понимаю, что многие расстрелянные заслужили своей участи, но зачастую речь идет либо о больных уже стариках, либо о полностью «вышедших в тираж» фигурах. Кровавый разгул 1918 года поражает воображение: куда там до него сталинским репрессиям?

Я не берусь судить отдельно о справедливости или несправедливости каждого приговора; хочу отметить другое – их какую-то сюрреалистическую массовость, тотальность, которую революция придала человеко-истреблению.

Позднее эту бездну раскрыл Пастернак в своем «Докторе Живаго» - некрологе революции. Убийство и насилие настолько девальвировались в цене, что легкость их совершения и безумие их обстоятельств потрясают современного (да и советского) читателя. Вот у Пастернака партизан Памфил Палых, сойдя с ума на почве переживаний о возможной участи своих любимых жены и детей в случае их пленения белой армией, решает избавить их от неизбежных, по его мнению, страданий: «Он зарубил жену и трех детей тем самым, острым, как бритва, топором, которым резал им, девочкам и любимцу сыну Фленушке, из дерева игрушки... На рассвете он исчез из лагеря, как бежит от самого себя больное водобоязнью бешеное животное».

О чем вспоминает убийца собственной семьи, совершающий убийство из любви к своим детям? Он вспоминает, как молоденький комиссар Временного правительства нелепо погиб от его руки, пытаясь образумить дезертиров: «У дверей вокзала под станционным колоколом стояла высокая пожарная кадка. Гинц вскочил на ее крышку и обратил к приближающимся несколько за душу хватающих слов... Но Гинц стал на край крышки и перевернул ее. Одна нога провалилась у него в воду, другая повисла на борту кадки. Он оказался сидящим верхом на ее ребре. Солдаты встретили эту неловкость взрывом хохота, и первый спереди выстрелом в шею убил наповал несчастного, а остальные бросились штыками докалывать мертвого». Стрелявшим в «мальчишку агитаря», «любимца семьи» был тот самый будущий партизан Памфил, и его последующее безумное убийство собственных детей не возникло из пустоты.

Сам доктор Живаго задает себе вопрос – «зачем я его убил?» - и не находит ответа. И Памфил задает тот же вопрос, и тоже не может найти ответа. Хохотал, веселился, пальнул в человека, тот упал, а друзья добили штыками – тоже со смехом и весельем. Где кончается угар вечеринки и начинаются сумерки палачества? Революция не может ответить на этот вопрос. Убийство и забава, кривляние и зверство, паясничество и кровопускание в революции легко и органично взаимозаменяемы. Солдаты не испытывали ненависти или обиды к Гинсу; они вообще его знать не знали. Они смеялись и УБИЛИ В ШУТКУ. Если бы Памфил вместо выстрела пустился бы в присядку – они, скорее всего, поддержали бы танец, а не расправу. Между танцем весельчаков и кровожадностью маньяков нет никакой грани или переборки, они смешались, спутались друг с другом…

Другой гений и очевидец эпохи, великий А.Блок, описывая угар свободы у человека, который в зубах сжимает цигарку, в руке картуз, диагностирует: «На спину б надо бубновый туз! (т.е. знак каторжника- С.В.) Свобода, свобода, Эх, эх, без креста! Тра-та-та!»

Зря ли Блок совместил «без креста» и «тра-та-та!»? Думаю, у гения ничего зря и случайно не бывает. У него во всем великий смысл. Без креста – а потом звуки расстрелов. Гулянка палачей.

Возвращаясь к Пастернаку, отметим главное в его психологических портретах «безкрестовых»: они задумываются о смысле и причинах убийства не ДО убийства, а после него. Вначале сделают, а уже потом с детской наивностью спрашивают себя и окружающих – зачем это я?

Кто думает, что главная движущая сила революции – тяжкая свинцовая ненависть обиженных к обидчикам, сильно заблуждаются. Главная сила революции – угар (недаром это слово часто возникает в и «Беге» М.Булгакова), разнузданная расхристанность, в которой тонет сведение счетов. Чаще всего счетов никаких нет и сводить их некому, а так, пальнул в первого попавшегося, а он упал – ха-ха-ха!

 Не есть ли случай двойного убийства в Казани, совмещенный безумцем с требованием свободы «Пусси Риот» пример именно такого «тотального высвобождения» от «пут лицемерной морали» и «поповщины»? Самки начали по женски, самец продолжил по мужски… Чтобы, как Памфил у Пастернака, потом, по прошествии порядочного времени – сидеть и думать – а зачем, собственно, я их зарезал? Ведь ничего не взял, деньги не нужны были, да и что взять у пенсионерки с дочерью? Зачем? Получается – просто настроение игривое было. Хотел, чтобы на всю Россию слава пошла: вон, девки, гнусью и поганью на первые строки новостей вышли, а я чем хуже?

«Пуси» сняли оковы со зверя в душе очень многих людей. Зверь вырывается, и у многих уже вырвался на свободу – чтобы убивать и рвать на части саму реальность.

Задумайтесь, атеисты. Ведь вас же первых – за очки или галстук, за непонятную внешность или речь толпа «пусьриотов» повесит на фонарном столбе, если дать каждой дуре право срамно скакать в храмах наших предков. Без всякой разницы – понимает дура или не не понимает, на что именно замахнулась её рука…

Сергей ВЯЗОВ, специально для ЭиМ; 3 сентября 2012

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..