Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 59,1312 руб.
  • Курс евро EUR: 69,5619 руб.
  • Курс фунта GBP: 75,6938 руб.
Август
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

РЕЛИГИИ МИРА: ЕДИНСТВО ИСТОЧНИКА!

ОБ ИСТОРИЧЕСКИХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВАХ СУЩЕСТВОВАНИЯ "ПРОТОКВОЛЛЫ" - ПЕРВОИСТОЧНИКА ДЛЯ ВСЕХ РЕЛИГИЙ МИРА

РЕЛИГИИ МИРА: ЕДИНСТВО ИСТОЧНИКА! Даже у самых примитивных народов Земли не единобожие возникло в процессе постепенного усложнения примитивных верований, а напротив, изначальный монотеизм разложился эволюционно (по законам нарастания энтропии) в примитив язычества. Этнографы доказали, что даже у самых примитивных народов Земли вера в «праотца всего сущего» имеет приоритет над многобожием и анимическими верованиями. Уже в 1898 году это стало известно из исследований Э.Ленга среди австралийских аборигенов.

В 1910 году В.Шмидт обнародовал труды, бесспорно доказывавшие самобытность мифологии «праотца» у наиболее отсталых народов планеты. Воинствующий атеист Гоуитт вынужден был признать наличие на юго-востоке Австралии легенды о «всеотце»[1]. Было доказано, что аборигены очень неохотно делятся своими знаниями о «всеотце» и попросту скрывают их от людей случайных, тех исследователей, которые не сумели снискать их доверия[2].

Гоуитт писал, что высшее существо не является Богом; это видно из отсутствия его культа. Ему не приносят жертв, ему не молятся. Но это – не опровержение, а прямое подтверждение библейской версии истории! Ведь, согласно Библии, первопредки аборигенов (как и всех людей) через грехопадение отверглись Всеотца, и в духовном разложении завели себе кумиров, т.е. опустились от монотеизма к политеизму.

Библейский рассказ о Райском саде, грехопадении женщины, повлекшей за собой мужчину и изгнании из рая – эхом отзывается у ВСЕХ народов планеты, даже у тех, которые, казалось бы, никак не могли контактировать с почитателями Библии. Этот удивительный факт доказывает, что повествование Библии – в любом случае не случайная сказка, и не произвольное мифотворчество, что за библейским рассказом о грехопадении прародителей стоит великая правда, настолько великая, что коллективная память и фольклор всех племен человечества сохранили в себе её зримый отпечаток.

Нет ничего удивительного в дублировании библейского рассказа близкими к Передней Азии народами – аналоги библейской истории соблазна и грехопадения у персов, индусов, греков и др. могут быть объяснены скептиком через культурный обмен в Передней Азии. Поэтому останавливаться на историях народов, имевших торговый и культурный обмен с евреями не будем – это не есть доказательство.

Однако по мере удаления от ареала обитания почитателей Библии истории о грехопадении отнюдь не тускнеют. Например, известный христианский апологет Делич упоминает об одном «тибетском сказании, по которому люди ели от сока земли и через это их тело стало жестким и тяж;елым, а мир помрачился».

По верованию древнейших китайцев, из воды и мирового яйца произошло вначале первосозданное сзтцество Пан-ку, или Пуан-ку. Китайцы часто называли его также словом Тай, т.е. разумом. Этот Панку впоследствии рождает, или, точнее, развивает из себя три существа, так называемые Сан-гоанг, или трех первоцарей: Тин-гоанга, Ти-гоанга, Дшин-гоанга, т. е. «царя-небо», «царя-землю», «царя-человека». Этих трех первоцарей китайцы называют так же какими-то мистическими наименованиями, которые они объясняют таинственно, как и общее наименование их — Йесан (триединое).

У этих трех первоцарей рождаются затем наследники — два сына: Йуэн-чуо, т. е. «Плод и Семя» и Суи-дшин, т. е. «Огненный человек», которые сначала насаждали деревья и изобрели огонь (т. е. жертвенный огонь). Этим окончилось время и владычество Сан-гоанга и начался затем век Фо-ги, которого китайцы и считают собственно первым человеком. Рай, по верованию китайцев, находился в Азии и древнейшие китайские писатели изображ;ают его таким образом: «На средине горы (Куэн-Лзш) есть сад, где постоянно веет нежный зефир и нежно движет листья прекрасного дерева Тонга (райское древо, или древо жизни), которое ими покрыто. Этот прелестный сад находится у запертых врат неба. Орошающие его воды вытекают из обильного желтого источника, который называется источником бессмертия. Пьющие из него не умирают. Этот источник разделяется на четыре реки: одна течет на северо-запад, другая — на юго-восток, третья — на юго-запад, четвертая — на северо-восток. Эти четыре реки суть источники Господа — духа, который из них все оплодотворяет».

По древнему китайскому писателю, Хай-гай-лингу, в саду растут чудные деревья, текут чудные источники... Он называется запертый, скрытый, висящий сад цветов... Из него произошла жизнь. Он — путь к небу, но поддержание жизни зависит от плода одного дерева. Древнее толкование на это место называет это дерево «древом жизни».

Райское блаженство первых людей один китайский писатель, Чуангтзе описывает таким образом: «Тогда, — говорит он, — ни один путник еще не восходил на склон горы, и корабли не плавали по поверхности мирового моря. Повсюду все росло само собой. Все было хорошо повсюду. Животные целыми стадами беспрепятственно паслись на полях, птицы стаями летали в воздухе, и все земные плоды сами собой произрастали из почвы. Человек жил среди животных; весь мир был как бы одной семьей. Добродетель процветала без посредства научения, и люди жили в невинности, не чувствуя раздражений плоти... Ин и Янь, т. е. мужское и женское, оба начала жизни, или муж и жена, жили в совершенном согласии.

Духи не причиняли им вреда, и правильно были установлены все времена года. Ничто не могло им вредить, ничто не могло причинить смерти. Хотя человек и обладал познаниями, но он не имел случая делать из них какого-либо злоупотребления. Это состояние называется веком великого согласия, но это блаженство в жизни человека и гармония в жизни окружающей его природы были разрушены грехом человека и могут быть восстановлены снова не иначе, как через примирение с небом. «Сознание китайцев, — говорит Делич, — так глубоко было проникнуто этим предположением, что особенные вредные явления природы поставляются даж;е в причинную зависимость от особенных господствующих пороков».

Как на грех, повергший в бедствия весь род человеческий, китайцы обыкновенно указывают на жажду знания, обнаружившуюся у первых людей. «Непомерная жажда знания, — говорит Гоай-нан-тзе, знаменитейший писатель одной древней китайской школы, — повергла человека в погибель». Другой китайский писатель, Ло-пи говорит: «После того, как человек навлек на себя гнев, дикие звери, птицы, насекомые и змеи вступили с ним в борьбу. Едва достиг он знания, как все твари стали его врагами. В несколько часов изменилось небо, и человек уже стал не тем, каким был раньше».

Это знание китайцы называют словом куа, знание Ин и Йанга, или мужского и Женского пола, каковому знанию первых людей Научил дракон, вышедший из глубины. Предание оканчивается замечанием, что «жена есть первый Источник и корень всякого зла».

Далее, один китайский поэт в Хи-кинг (древней книге гимнов) говорит следующее: «Мы обитали в блаженной стране, но женщина привела нас сюда. Нам было подчинено все, но женщина повергла нас в рабство. Она ненавидит невинность и любит пороки. Мудрый муж вывел стену вокруг (вокруг порока), а жена, которой хотелось все знать, разрушила ее. О, как неразумна она! Она подобна птице, крик которой возвещает смерть».

Жена и сестра первого человека Фо-ги, а вместе с тем и мифическая первая женщина в китайской мифологической литературе называется также Ниу-гоа, что, по объяснению Христиана Менделя, значит, что она «пришла к древу запрещенным путем и вкусила от него».

Таким образом, в древнейших преданиях китайцев, можно сказать, находятся все основные черты библейского повествования о грехопадении прародителей.

Японцы, подобно всем другим народам древнего мира, так же приписывают женщине начало появления зла в мире. Первоначально, рассказывает японское предание, существовал только хаос; небо и земля, мужской пол и женский еще не различались друг от друга, впоследствии светлое, чистое сосредоточилось вверх в виде неба, а тяжелое и темное — внизу, в виде моря, на котором плавала и твердая земля.

Предположим, что с крайней натяжкой истории китайцев и японцев ещё можно объяснить культурным влиянием Передней Азии – мол, какие-то отдельные проповедники библейской версии событий доходили и до Китая и до Японии.

Однако как объяснить существование именно библейской версии грехопадения у народов Африки? Тоже движением миссионеров?! Неужели народы с такой легкостью отвергали свои собственные фантазии о начале мира, выслушав одинокого и заблуждего путника из безконечно далекой страны?!

Весьма интересное сказание хранят негры, обитающие на западном берегу Африки. «Абази, всемогущий Бог, создал все вещи, существующие во всем мире, но человека он не создавал, потому что человек жил наверху с Абази в его городе на небе (т. е. в раю).

Однажды Атаи (женская половина Абази) сказала ему: «Созданы вещи, они хороши. Там земля, которую ты распростер, здесь небо, на котором живем мы, но тому, что ты создал, недостает главы, и только человек моясет помочь в этом. И вот как может случиться: он будет жить на земле и зажжет огонь (очевидно, жертвенный); ибо холодно на небе, когда не горит огонь на земле».

Абази говорит: «Если я пошлю человека на землю, то, живя там, человек скоро начнет меряться со мной и скажет: "Я подобен ему, я знаю все, что случится". Говорит жена его: "Человек не будет так хвастать, я сама буду смотреть за ним". Абази согласился. "Пусть, — сказал он, — будет так".

После этого Абази призывает к себе человека мужского пола. "Муж должен жить на земле, — сказал он, — а когда настанет время обеда, пусть он восходит на небо, чтобы принять пишу. Он никогда не должет иметь желание находить пишу внизу; ибо тогда он более уже не взойдет наверх и забудет меня". Затем жена (Атаи) говорит Абази: "Не хорошо, что человек ясивет один только; ему нужна жена". Абази посылает мужу на землю жену, увещевая ее не пользоваться вместе с мужем одной и той же подстилкой. И вот люди живут вместе, а при наступлении обеденного времени они восходят наверх. Далее следует предание о грехопадении…

Предание о рае, первоначальном блаженстве прародителей и грехопадении английский путешественник В. Смит нашел также и у негров фанти, обитающих на Золотом берегу. «Они утверждают, — рассказывает он, — что человек был создан не таким, каким он является теперь, и что в начале все части творения были поставлены на месте высшем и более соответствующем их пользе (т.е. в раю), но что потом Бог изменил их положение, чтобы научить людей смирению».

Другое небезынтересное сказание о грехопадении прародителей он нашел распространенным по всему Золотому берегу. Когда в 1722 году путешественник Робертс начал говорить неграм у зеленого предгорья, что черные и белые — одни и те же люди, совершенно равные перед Богом, они ответили ему, что в действительности это не так, но на них тяготеет проклятие, что они вечно должны быть подчиненными и рабами белых и что белые знают это очень хорошо, почему они часто и уводят от них в рабство как мужчин, так и женщин.

У обитателей Кабинды и Ангоя хранится предание, по которому «Замби (добрый бог) создал всех людей белыми, но когда одна женщина из любопытства открыла дверь запретного места, где находились некоторые прелестнейшие вещи, то на голову ее и ее соблазнителя упала полная бочка черной краски, через что оба они сделались черными. В испуге они убежали.

У аквапимских негров, живущих на север от Алькры, есть такое сказание: «В первобытные времена Нйанпсупонг, т. е. высокий город Нйамы, или небо был к земле гораздо ближе, чем теперь. Если кто хотел есть рыбу, он касался своей палкой Нйангкупонга, и рыбы падали на землю, подобно дождевым каплям, только в большем размере, что ж;е однако случилось? Женщина толкла в ступке фуфу (бакаковые плоды), но она не имела достаточного пространства для своего теста. Поэтому она сказала Нйангкупонгу: "Поднимись!" Нйангкупонг поднялся и спросил: "Будет?" "Нет, — сказала она, — еще выше". Так она сделала трижды. Наконец, остановила его. Вот как случилось, что Нйангкупонг настолько удалился от земли, что теперь, когда зовет его кто-либо, он едва ли уже и слышит».

Алеуты сохранили, например, следующее предание: «После сотворения островов Бог создал людей, которые вначале были бессмертными, а когда уже доживали до глубокой старости, они всходили на высокую гору и оттуда бросались в озеро, из которого выходили снова с обновленной молодостию. Между тем Богу понравилась одна из их девиц и он взял её к себе женою. Во время одного сердечного собеседования она сделала ему упрек за то, что, при сотворении алеутских островов, он сделал большую ошибку дав им так много гор и ни одного леса. За это Бог разгневался и умертвил брата своей супруги, после его стали смертными все люди».

По сказанию гренландцев, первый человек назывался Каллак. Он вышел из земли, его жена создана из его большого пальца, а от них уже произошли все люди. Смерть людям принесла в мир женщина, сказав: «Пусть одни умирают, чтобы предоставить место последующим».

Северные индейцы хранят следующее сказание: «Первый человек, по свидетельству отцов, назывался Чепивиг. На земле он нашел изобилие питательных средств и создал детей, которым дал два рода плодов, черные и белые, но запретил им есть черные.

Дав таким образом заповедь, которой должно было руководствоваться его семейство, он на некоторое время отлучился и сделал большое путешествие, чтобы принести в мир солнце. Во все время этого отсутствия дети его были послушны и ели только белые плоды, но истребили их совершенно. Когда он отправился в путешествие во второй раз, чтобы принести луну, дети его забыли о повелении отца и за неимением других плодов стали есть черные плоды. По возвращении, отец был крайне разгневан и сказал детям, что на будущее время земля будет приносить только черные плоды, а их самих постигнут болезни и смерть, каковую участь разделяют теперь и их потомки». В этом сказании сходство с Божественным первооткровением о первоначальном блаженстве и грехопадении прародителей слишком очевидно, чтобы можно было его не видеть.

По сказанию чиппевегов (племя, родственное северным индейцам), в первое время земля была широким океаном и не было никакого другого живого существа, кроме одной могущественной птицы, глаза которой были огненные, ее взгляд — молния, а ее удар крыльев — раскаты грома. Однажды она села на океан, и как только коснулась его, тотчас на поверхность вод всплыла земля и осталась в равновесии. Тогда птица повелела произойти из земли различным существам, чтобы населить ее, только не чиппевегам, которые родились от собаки. После творения мира, птида сделала еще стрелу, которая должна сохраняться со всей тщательностию и к которой прикасаться было строго запрещено, но чиппевеги имели легкомыслие даже унести ее.

Это разгневало птицу до такой степени, что с того времени она не стала никому показываться. Чиппевеги также веруют, что в первые времена их отцы жили до тех пор, пока ноги вследствие хождения делались негодными, а горло вследствие продолжительного употребления пиши теряло силу глотать.

У виандотов пользуется большим распространением верование, что вначале Бог создал двух братьев, доброго и злого; последний убил свою мать и был за это наказан смертию, а бабушка, научившая его совершить это убийство, превращена была в луну. Здесь опять виновницей зла является женщина — бабушка.

По сказанию дакотов, первые люди, созданные великим духом, сначала были просто деревьями, пустившими в землю глубокие корни и потому неподвижными, но змий обгрыз их корни, и через это они получили возможность свободно двигаться. Таким образом, змий здесь предоставляет людям повод к проявлению безграничной свободы, или произвола.

Ирокезы передают следующее сказание: «Вначале, еще до сотворения земли, было шесть человек. Так как земли еще не было, то они блуждали в воздухе. Между прочим, они узнали, что на небе (в раю) Находится женщина, и потому решили, что один из них, называвшийся Гогуаго, т. е. волком, должен отправиться туда. Птицы понесли его на своих крыльях и поставили на место.

И так – с каждой, пусть даже очень малозначительной, на первый взгляд, библейской деталью.

Вот один пример: Бог творит семь дней. Почему именно семь? Для сказки было бы все равно – два, десять или шестнадцать дней. Но все человечество запомнило, что с цифрой семь (как и с цифрой три – Троица) связано что-то очень важное. Эта коллективная память человечества сегодня с абсолютной достоверностью подтверждена. Иначе говоря, утверждение священного писателя соответствуют показаниям коллективной памяти человечества.

Кроме того, о сотворении мира жители экваториальной Африки – племя отшисов рассказывало следующее: «Бог начал творение мира в квазиду (первый день их семидневной недели) и окончил его в фиду (шестой день недели). В седьмой день он не сотворил ничего, но дал людям заповедь».

В честь семи главных богов был воздвигнут семиступенчатый храм в Вавилоне. Согласно учению вавилонских жрецов, подземное царство мертвых окружало семь стен, покойник проходил через семь ворот, охраняемых стражами.

Древние греки, как и другие народы, придавали большое значение числу 7. Число 7 фигурирует во многих легендах, например в мифе о чудовище Минотавре, которому ежегодно приносили в жертву 7 юношей и 7 девушек. В легенде о смертной женщине Ниобе, дерзнувшей оскорбить богиню Латону, упоминается о 7 сыновьях и 7 дочерях Ниобы, погибших от стрел детей Латоны — Аполлона и Артемиды.

7 считали священным числом бога Аполлона — покровителя искусств. В Греции почитали 7 мудрецов. К семи мудрецам причисляли замечательного ученого древности, математика и астронома Фалеса Милетского. Среди мудрецов называли и афинского законодателя Солона (VI в. до н. э.). У древних греков славились также Периандр из Коринфа и Питтак из Митилены, установившие тираническое правление у себя на родине. Однако славу мудрейших они снискали как самые выдающиеся философы. С числом 7 древние греки связывали представление о чем-то законченном и совершенном. Поэтому среди множества великолепных творений древности именно семь самых прекрасных были причислены к чудесам.

Было бы слишком долго в статье рассказывать обо всех случаях научного подтверждения порой невероятной библейской информации. Но дело здесь не в случаях, а в тенденции.


[1] Цит. по «Малой Советской Энциклопедии» 1930 г. вып., в которой, естественно, малейшая возможность опротестовать вышеуказанную истину была бы использована. Однако зацепки не нашлось…

[2]Об этом «сокровении» хорошо рассказывается в аудиолекциях свщ.Льва Шихлярова.

А. Леонидов-Филиппов.; 20 мая 2014

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..