Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 59,3612 руб.
  • Курс евро EUR: 69,7197 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,4988 руб.
Август
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

​О ЦЕНЗУРЕ И ПРОЧЕМ

​О ЦЕНЗУРЕ И ПРОЧЕМ Два года тому назад Указом N 808 Президента РФ от 24 декабря 2014 г. были утверждены Основы государственной культурной политики в Российской Федерации, которые каждой своей буквой разворачивали культурную политику России от давно созданного для неё Соросом и иностранными культурными фондами компрадорства в сторону суверенности. А более года тому назад министр культуры РФ Мединский в статье с красноречивым названием: «Кто не кормит свою культуру, будет кормить чужую армию» даже и более откровенно обозначил политическое целеполагание утвержденных президентским Указом "Основ…" Но, как сказано в заключительной части "Основ…", "первые ощутимые результаты реализации государственной культурной политики могут быть получены в течение ближайших пяти лет".

А пока, словно бы для иллюстрации правоты тезиса Мединского, на недавнем совместном заседании Совета по культуре и искусству и Совета по русскому языку в Санкт-Петербурге Президенту Путину пришлось встречаться с деятелями культуры именно как с "чужой армией".

Да, эта армия, скопившая жирок известности в лихие 90-е на активном участии в обильно финансируемом либеральном проекте Сороса, уже перестроилась, уже, как в поэме Твардовского "Василий Теркин на том свете", она раскуривает патриотический табак "без дыма", но режиссер Сокуров на встрече все же пустил и дымок: "У меня есть сердечная просьба к Вам, Владимир Владимирович, как у гражданина России, как у режиссёра. Давайте решим проблему Олега Сенцова. 20 лет, украинский режиссёр, 20 лет лагерей, в северном лагере сидит парень". И далее пояснил: "На нём смертей нет, нет гибели".

И Путин терпеливейше, словно на благотворительной встрече с аутистами, объяснял всемирно известному режиссеру, что ФСБ, это не МЧС, что ФСБ спасает не террористов от совершения преступления, а тех людей, которых они собираются убить.

Хотя даже и страшновато мне стало, когда наш Президент защитнику террористов проникся и пообещал: "Но, тем не менее, спасибо, что Вы обратили на это внимание, знаю, что это вопрос чувствительный, буду иметь это в виду".

С другой же стороны - кто такой этот Сокуров? Кто досмотрел хоть один его фильм до конца? Подобно тому, как Демьян Бедный на антицарских и атеистических агитках стал главным поэтом России во времена Блока, так и Сокуров возрос теперь уже на антисоветских агитках. Но при этом он просит у Путина побольше социализма: "Затем, на мой взгляд, нужно провести отмену платы за обучение в творческих вузах. Уверен, что это надо сделать обязательно, потому что создаётся странная имущественная антиконституционная норма, когда тот, кто богат, тот и может учиться, в том числе в творческих профессиях. Никаких Шукшиных уже у нас не будет, потому что дорого, очень дорого в творческих вузах учиться".

Хотя, опыт последней четверти века свидетельствует, что шукшины для сокуровых – все равно, что для черта крест святой.

И еще он прогрессивный атеист:

"Здесь говорилось несколько слов о законе об оскорблении прав верующих. А атеистов кто защитит? А люди, которые почему-то – с ума сошли – уверены в том, что в науке есть свои права, – их кто защитит?

Правильная тенденция сейчас – вернуть в школу астрономию, абсолютно правильно. И чем больше естественнонаучных направлений и интересов к России, мы вернёмся к этому, чем осторожнее будем с религией, чем подробнее и активнее мы будем защищать конституционные нормы, что у нас церковь отделена от государства, тем больше мы сохраним Россию. Россию разрушит не что-то там, а Россию разрушит эта политизация религиозной деятельности, мы это все прекрасно знаем. ИГИЛ – это не только война, это ещё мощное новое религиозное мусульманское революционное движение. Многие это понимают, но почему-то не учитывают".

Малообразованный, но, видимо, со школьных лет усвоивший, что Коперник пострадал от Церкви, и потому полагающий в своей средневековой темноте, что астрономия противоречит Святому Писанию, он, однако же, пытается воздействовать на Путина, как русский православный человек: "Владимир Владимирович, по-русски, по-христиански милосердие выше справедливости. Умоляю Вас. Милосердие выше справедливости. Пожалуйста".

В результате получается из всемирно известного режиссера полное ничто. Он Путина стращает русским православным ИГИЛом, но и сочувствует украинскому террористу, он и атеист, но и не находит других человеческих оснований к милосердию, кроме как христианских.

И Путин предпочитает иметь дело именно с этим абсолютно карикатурным подобием деятеля культуры. Даже если изобразить Сокурова в романе вполне достоверно, роман этот будет восприниматься не как реалистический, а как сатирический. Но – всемирная известность действует на Путина, как магнит. Как и на Януковича действовал "правый сектор" только потому, что в селекцию этого "правого сектора" аж 5 миллиардов долларов было самим Госдепом вложено.

Но был на заседании Совета по культуре и искусству и Совета по русскому языку актер, вполне соответствующий статусу актера. Не самый яркий, не такой талантливый, как десятки других воистину выдающихся актеров, подрабатывающих в сериалах, но вполне профессиональный. И по неким чисто либеральным причинам не хуже Сокурова раскрученный.

Вот часть его диалога с Путиным:

Е. Миронов (актер): "Если Вы позволите, мы подготовим Вам тогда ряд нарушений, которые были, которые прошли незамеченными. Например, срыв гастролей театра «Сатирикон» в Вашем родном городе, в Санкт-Петербурге".

В.Путин: "Срыв гастролей – это не запрет. Это то, что Вы сказали про активистов. Знаете, здесь всегда очень тонкая грань между тем, что я назвал опасным эпатажем, и свободой творчества. Эти активисты, я условно говорю, пришли в редакцию «Шарли Эбдо» и расстреляли людей. Вот вопрос: нужно ли было этим карикатуристам наносить оскорбления представителям ислама? Они воспринимают как оскорбление то, что было опубликовано. Другое дело, что, может быть, художники не хотели никого оскорбить, но они оскорбили. Повторяю, это тонкая очень вещь, тонкая грань, это зависит всё от чувства такта нашего с вами, с одной стороны, чиновничьего аппарата, с другой стороны, представителей творческих профессий".

Известно, что ужасный Сталин любил приглашать на кунцевские вечерние или, точнее, ночные застолья деятелей культуры. Но вот не догадался я у Леонида Леонова, который тоже на этих застольях бывал, спросить, приглашал ли ужасный Сталин для бесед таких деятелей культуры, рядом с которыми он бы легко производил впечатление самого умного и самого культурного.

С другой стороны, не столь уж и в духе Швейка вопросы у Миронова к Путину. Да, наш народ терпелив, но с тех пор, как сам Президент заговорил о "духовных скрепах", с тех пор, как и Министр культуры уточнил: «Кто не кормит свою культуру, будет кормить чужую армию» – простосердечный наш народ не стал скрывать свое отвращение ко всему тому, что выказывает свою агрессию к его великой национальной культуре. И надо отдать должное нашему народу, всего лишь с бутылочкой жидкости, похожей на мочу, он высказывает свой протест. А ведь в начале двадцатого века он, народ, не с бутылочками, а с топорами на улицах Москвы охотился на разного рода революционеров, пытаясь защитить от них свою национальную полноту и судьбу.

До тех пор охотился, пока Император не устроил ему "кровавое воскресенье".

…Но и при всем том, что на заседании речь держал даже и лауреат литературной Патриаршьей премии Варламов, никто не напомнил Путину, что до сих пор современная русская литература на российском телевидении, в том числе и на канале "Культура", запрещена.

Вот представьте себе, что были бы у нас в ХХ веке известны только шустрые и держащие нос по ветру Демьяны Бедные, а Шолохов и Леонов издавались бы лишь за свой счет и в СМИ не упоминались бы. Представьте себе, что издавалось бы у нас во время войны и после лишь нечто подобное партийной "Звезды" Казакевича, но не знали бы мы вот эти не атеистические, не в духе советской идеологии строки Симонова:

Как слезы они вытирали украдкою,
Как вслед нам шептали: — Господь вас спаси! —
И снова себя называли солдатками,
Как встарь повелось на великой Руси.

Представьте себе, что после 60-х годов прошлого века либеральная "Юность" не печатала бы стихи русского почвенника Рубцова, а почвеннический журнал "Москва" не решился бы напечатать "Мастера и Маргариту" опального непочвенника Булгакова.

Да и всё, что было цензурой запрещено в нашем тоталитарном СССР, тут же впендюривалось нам всякими "Свободами" и "Голосами Америки", издавалось, как газета "Икра", на папиросной бумаге за рубежом и переправлялось к нам. И по принципу "запретный плод сладок" мы ломали глаза над слепыми ксерокопиями писателей типа Солженицына, которых сегодня уже и не перечитываем.

А теперь в Конгрессе США никто даже не вздрагивает от того, что в России именно русская литература запрещена вот уже четверть века. Весь конфликт между Конгрессом и Кремлем теперь возможен только на "художественном" уровне Pussy Riot. Но не на уровне русской культуры и литературы. Потому что если западные властные элиты воспринимают язык русской литературы и культуры как не соответствующий мировым либеральным стандартам и потому враждебный, то российские властные элиты его и не понимают. А если вспомнить, с какими паяльными лампами и с какими золотыми цепями на шеях они из грязи в князи продирались, то можно быть уверенным, что и никогда не понимали.

К тому же, не ради русской литературы Сорос создал те основы культурной политики Российской Федерации, по стандартам которых до сих пор формируются и Совет по культуре и искусству, и Совет по русскому языку, и книжный рынок, и даже уровень и содержание встреч Президента РФ с деятелями культуры.

И вот уже на идеологии, сходной с путинскими "Основами…" несистемный Трамп в США победил на выборах (дело не в том, кем он окажется, важно то, каким он предстал перед избирателями), уже Евросоюз зашатался от востребованности "духовных скреп", уже и в Путине хозяева мира сего стали подозревать не какую-то прислугу из глобалистской лакейской по типу Меркель, а нового де Голля, образец национального лидера – но заседание Совета по культуре и искусству и Совета по русскому языку прошло в формате таком, словно все проблемы российской культуры и русского языка в России адекватно понимает один единственный человек – Путин, словно Россия – это пустыня, среди которой только в Путине теплится наша отечественная культура.

2.

Самое циничное – это негласная цензура. Та цензура, которая в отличии от цензуры тоталитарной, только и могла запретить русскую литературу и культуру вполне без проблем.

От цензуры гласной она отличается тем, что цели и смыслы её контроля над обществом невозможно публично обсудить и скорректировать соответствующими законами. Потому что на нет и суда нет.

От цензуры гласной цензура негласная отличается еще и тем, что она не просто просеивает информационные потоки, а и создает внутри них собственные, ею управляемые. Вместо цензоров в виде скрупулезных чиновников, выискивающих в произведениях литературы и искусства, а так же в любой публичной информации то, что противоречит Закону, негласный цензурный спецназ служит не государству и не обществу, а той группе лиц, которая в результате личного контроля за общественным мнением узурпирует власть.

Вот, например, есть у нас законы, запрещающие пропаганду педофилии и гомосексуализма, но государство в нарушении Закона финансирует и "Гоголь-центр", и многие прочие мерзости на том основании, что это не пропаганда, а "искусство". Хотя именно искусство является острием пропаганды, поскольку воздействует не только на ум, а и на душу, и на чувство.

А едва появляется угроза для финансирования мерзостей (запрещенных Законом!), тут же либералами закатывается публичная истерика по поводу того, что цензура в РФ уже есть. И все телеканалы внушают публике, что на самом деле цензуры у нас нет. И перечисляют всю ту мерзость, которая не только запрещена, а и обильно финансируется из бюджета. И в тесноте этого гвалта даже как-то и неуместно вспомнить хоть разочек о том, что на телевидении вот уже четверть века русская культура и литература запрещены.

А чего нет на телеэкране, того нет и в книжных магазинах, и в театрах, и в главных выставочных залах.

3.

Возможно, "первым ощутимыми результатами реализации" "Основ…" стало то, что вместо совсем уж отмороженных либеральных писателей на телевидении стали вдруг появляться штатные патриоты типа Прилепина и Шаргунова.

А поскольку через год у нас должен состояться съезд Союза писателей России, то это значит, что если не сегодня, то уже завтра появится и некий штатный оргкомитет, заманивающий русских писателей, утомившихся от нищеты, своим уже и из ушей капающим жиром. Мол, хватит вам в катакомбах своих сидеть.

И это будет проект вербовки русских писателей в ряды имитаторов русской литературы. И, может быть, не только писатели серые, которым терять нечего, от безысходности ринутся в штатные патриоты. А уж если захватит масса штатных патриотов Союз писателей России, то уже и никто не предположит, что русская литература осталась запрещенной.

Кто из нас помнит, о чем были Майские указы Путина?

Вот и должно же наступить время, когда уже никто не сможет вспомнить, что такое русская литература не штатная, а самая настоящая.

Николай Дорошенко

19 декабря 2016

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.