Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 59,9102 руб.
  • Курс евро EUR: 69,6816 руб.
  • Курс фунта GBP: 78,0570 руб.
Июль
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

ПАЛЕОЛИТ АНТИСОВЕТИЗМА

ПАЛЕОЛИТ АНТИСОВЕТИЗМА Ни в коей мере не оправдывая ужасов и зверств, ошибок, перегибов и просто злостного хулиганства в истории становления социалистического общества (ибо замысел не тождественен исполнению) – должен подчеркнуть, что переход человечества к плановому, социалистическому хозяйствованию определился уже в ходе т.н. «неолитической революции». Переход от охоты и собирательства к земледелию и скотоводству был первой ступенью той лестницы, которая ведёт в Госплан.

И земледелие и скотоводство (в отличие от охоты и собирательства) – требуют серьёзных и долговременных плановых циклов.

И земледелец, и скотовод (в чем их главное отличие от охотников и собирателей) – плановики. При этом нельзя сказать, что плановое хозяйство даёт больше охоты и собирательства: вовсе не факт! Пока скотовод годами растит поросёнка – охотник, может быть, за один час убьёт мамонта…

План не даёт в обязательном порядке больше, чем стихия. Его преимущество совсем в другом: он даёт больше гарантий. Не продукта, как такового, а гарантий его получения в урочные сроки. В период неолитической революции, ещё до появления государств, на уровне домохозяйств сложилась плановая экономика: осмысленная деятельность с долгосрочной перспективой. И только слепой (совсем уж необразованный человек) – способен этого не увидеть в человеческой истории.

Уже неолитическая революция, переходом к земледелию и скотоводству предопределила социалистическую перспективу человеческой цивилизации. Всё содержание человеческой истории составляет борьба тех или иных объединений людей (государств, правительств, конфессий, партий, групп, корпораций и т.п.) с абсолютизмом экономических свобод, свойственных палеолиту.

При этом люди-не ангелы, и дорогой они идут в истории отнюдь не прямой. Порой борцы с рыночными свободами, в силу личных, субъективных особенностей – доходили до крайней степени изуверства, вызывающей у всякого нормального человека естественное отвращение.

Но в целом этот субъективизм (волюнтаризм в советской терминологии) – ничего не меняет, и необходимости последовательной борьбы с экономическими, рыночными свободами не устраняет.

То, что среди исторических деятелей были всякие, включая и садистов, и параноиков – не означает, что нужно отречься от истории вообще и вернуться в доисторические времена (чего на Украине майдауны уже добились).

Планирование экономической деятельности, преодоление непредсказуемых стихий в быту – неотделимы от прогресса, потому что составляют всё его содержание.

Немыслимо блокировать борьбу со стихийными проявлениями рыночной конъюнктуры в обществе, которое от стихийных проявлений погоды закрывается крышами и зонтами, от стихии ударов молний – громоотводами, от стихии микроорганизмов – вакцинами, и т.п.

Нельзя, преодолевая всю совокупность неуправляемых человеческим разумом стихий, выделить одну из стихий – и лелеять, оберегать её. Единственным следствием такого безумного действа – будет крах, конец истории, погружение в «тёмные века» и исчезновение цивилизации во всех её проявлениях.

Человек на заре истории стал планировать свою экономическую деятельность в рамках домохозяйства. Затем её стали тщательно планировать на уровне корпораций. Как нельзя оставить дом без крыши – так нельзя и это здание цивилизации оставить без высшего, государственного (и планетарного в итоге) планирования экономической деятельности.

Существуют базовые законы естества, которые никак не обойти рыночникам, сколько бы они не камлали на своих шаманских радениях. В частности, по мере усложнения любой системы необходимо снижение уровня неопределённости (стохастических процессов) в ней.

Это – базовый закон природы. Усложнение систем требует возрастания точности, снижения неточности измерений. То есть возрастающая точность техники требует возрастающей точности цен, а не рыночного бардака, когда технолог измеряет в микронах, а маркетолог – на глазок, плюс-минус треть цены…

Если же в системах нарастает стохастика, неопределенность (т.е. рынок) – выживают, приспосабливаясь к этому, только наиболее примитивные из систем. Ведь кувалдой можно (без особого ущерба для неё) – колотить и так и эдак, а точный тонкий прибор сломается от одного случайного удара…

Имеющаяся в рыночных условиях неточность цен – отражение и пережиток средневековой неточности ремесленного производства. Когда каждый горшок и каждая арба изготавливались в единственном экземпляре, уникальными по размерам и свойствам – и цена была уникальной, скакала от случая к случаю. Если же средневековую неточность применять к высоким технологиям ХХ века – они будут разрушаться. Что мы во всём мире и получили в XXI веке…

На ранних этапах человеческой истории наиболее высок был естественный, зоологический автономизм систем выживания.

Палеолитическое племя не только ничем не обменивалось с другим, себе подобным, но чаще всего и не подозревало о его существовании. Жизнь и смерть одного племени – никоим образом не касались другого, и никак не затрагивали его.

Так вот ещё один базовый закон естества: по мере роста сложности и эффективности системы снижается её автономизм, а так же возможности оставаться автономной.

Возрастающая зависимость от смежников (число которых всё время растёт) – неизбежная расплата за возрастание эффективности и производительности труда. Это происходит параллельно слиянию родов – в племена, племён – в государства, государств – в империи, и венчается созданием ООН – Организации Объединённых наций.

Но если человечество в политическом развитии дошло от родов и племен до ООН – значит, и экономически оно с необходимостью обязано двигаться от частной независимой инициативы к элементированию в плановую систему! А как иначе?

***

Ещё одна важная черта ОБЪЕКТИВНОЙ НЕИЗБЕЖНОСТИ СОЦИАЛИЗМА И ПЛАНОВОГО ХОЗЯЙСТВА – стандартизация. Это – возрастающая в ходе развития необходимость подгонки и взаимной адаптации производителей друг под друга. На ранних этапах она добровольная, позже – уже принудительная (госплановская). Никакое государство не потерпит произвола частных собственников в определении калибра снарядов, патронов – иначе они не подойдут к пушкам и ружьям, и страна погибнет.

Но – взятая хоть в узком, хоть в самом широком смысле слова стандартизация – отменяет экономические свободы частных производителей.

Кроме технологических (заданных извне и свыше) стандартов с неизбежностью появляются социальные стандарты. Государство развивается по пути отрезания у частного собственника свободы кусочек за кусочком: то это запретят стандартами, то одно, то другое, а в итоге – частный собственник так зарегламентирован, что уже ничем не отличается от директора на госпредприятии (на чем и строилась прогрессивная теория конвергенции СССР и Запада в ХХ веке).

Никакой альтернативы всесторонней стандартизации внутри развития и прогресса нет и быть не может. Пустить процессы стандартизации вспять – значит, разрушить и прогресс и цивилизацию. Нас ведь бесит, когда зарядник от одного мобильного телефона не подходит к другому, или пульт от старого телевизора – к новому?

Но устраняя через стандартизацию уникальность и индивидуализм частного производителя, мы устраняем и саму частную собственность. Ведь всё существует лишь тогда, когда может проявляться. Если нечто вообще никак не проявляется, то его и нет вовсе. Это касается и частной собственности…

***

Параллельно технологической неизбежности социализма проявляется в истории и его гуманитарная, правовая неизбежность. Единожды зародившись, Право, как институт – изначально враждебно произволу, самоуправству и находится с ними в метафизической борьбе.

Право выводит человека из самоуправления и переводит его к управлению обществом (коллективом, коммуной). Но когда человек не сам собой управляется, а управляется обществом – это ведь и есть социализм (потому что социум – это общество).

Право ведёт экономику от свободы к возрастающей несвободе. Как этого избежать? Только одним путём: вырваться обратно в свободу путём слома Права. Именно это и сделали недавно на наших глазах рыночники Украины, полностью разрушив (прежде проституированное олигархами) Право.

Всякая попытка строить правовое общество – неизбежно приведёт к «сборке» социализма. Наоборот – всякий демонтаж социализма будет означать и крах Права, законности, чего мы насмотрелись в последние десятилетия «выше крыши»…

***

Но Правом (юриспруденцией) гуманитарная сфера не исчерпывается. В ней есть ещё мораль, неформальный кодекс человеческих отношений, и психиатрия, понятие о НОРМЕ И НЕНОРМАЛЬНОСТИ человеческого мышления и поведения.

В этих тонких сферах попытки борьбы с социализмом вполне предсказуемо превращаются в ДЕСОЦИАЛИЗАЦИЮ[1], а антикоммунизм – гарантированно разрушает КОММУНИКАЦИЮ[2].

И это не просто игра словами и их корнями. Точнее сказать – у приведенных терминов не случайно оказались одинаковые корни.

Неизбежный продукт антисоветизма и антикоммунизма – нарастание общественного аутизма и аномии, утрата способности к полноценному общению между членами общества, углубление взаимного разделения и непонимания, рост количества маргинальных элементов и патологических субкультур, распад коллективного сознания у общества, которое антисоветизм и антикоммунизм лишают коллективной личности.

Как может быть сознание без личности?

И коллективного сознания тоже не бывает без коллективной личности.

Если все, как один – тогда один может понять другого. А если разброд и хаотическое брожение – кто, кого и как сможет понять?

***

Никто не отрицает, что историческое движение к социализму было переполнено локальными ошибками. Но в то же время следует признать, что движение против социализма – само по себе ошибка. Здесь следует говорить не о локальных извращениях идеи, а о фундаментальной, базовой, принципиальной извращённости самой идеи.

Только очень больные люди могут всерьёз считать благом неопределённость, несправедливость, неточность, самодурство и произвол.

Другое дело, что к точности, справедливости, правовому обществу могут быть найдены разные пути. Но какие бы пути не нашлись – все они будут по природе своей социалистическими и антисоветскими быть по определению не смогут. Ведь никто из лётчиков не презирает коллегу, разбившегося при испытании летательного аппарата…

***

Подведём кратенько итоги. Неизбежность социализма (как социализации) определена нами как:

- Технологическая (точность измерений не терпит свободы цен)

- Правовая (правовое общество несвободно)

- Демографическая (рост населения требует переходить от экстенсивных форм жизнеобеспечения к интенсивным, идти не вширь, а вглубь).

- Административная (государство погибнет, если не будет жёстко контролировать свой экономический базис, поэтому отмена «коммерческой тайны» неизбежна).

- Гуманитарная (необходимость углубления социализации и коммуникации в среде людей, которые при антисоветизме разрушаются).

Таким образом, у нормальных людей споров о ценности советского наследия быть просто не может. Спорить можно о формах и методах развития советского наследия, о линии наименьшего сопротивления при работе с советским наследием, но не о нём самом.

***

Опыт Украины уже наглядно доказал нам, что главный продукт антисоветизма – это второе издание пещерного человека, майдауна.

Этот пещерный человек непригоден ни к фабричному производству, ни к агропрому, ни вообще к любой сложной деятельности. Его интеллект и знания о мире – на уровне сигнальной системы животных.

Ничего, сложнее дубины, он освоить не может и не хочет, сложную технику использует только для разрушения и погромов, причем так, что сам часто от неё гибнет, поскольку не в состоянии понять нормы безопасности при работе с унаследованной от предков сложной техникой.

Возникает вопрос: неужели это животное и было мечтой планетарных сил, выпестовавших антисоветизм? Конечно же, нет! Майдаун, пещерный человек нового времени – лишь побочный продукт их работы. Тут дело сложнее – и проще…

***

Человеческая цивилизация от фараонов до генсеков – суть есть эволюция созидательного потенциала человека. Параллельно организму созидания эволюционировал, приспосабливался и паразитизм, как базовая форма существования определенной части людей.

Созидание вело и шло к государственному планированию: к системе внятных, реалистичных, рациональных, достижимых представлений о будущем. Речь идёт о формируемом образе будущего в рамках гласного и всеми обсуждаемого планирования, имеющего общественно-полезные устремления.

Паразитизм тоже, приспосабливаясь, вынужден был научиться планировать. Это явление, которое я называю «масонерным планированием» - т.е. образ будущего на долгосрочную перспективу у энтропических, разрушительных, паразитарных элементов. Снова получается игра корнями слов: асоциальные элементы против социализма! Но ведь иначе и быть не может – нет в социализме места асоциальным элементам…

Масонерное планирование – это составление тайных, негласных планов на будущее. Они не могут широко обсуждаться, потому что в их основе – утилизация одной части общества другой его частью. И, следовательно, если жертвы узнают об этих планах – они не будут жертвами, и планы сорвутся.

Пара-планирование вовлекает огромные массы асоциального элемента (не только дебилов – как на Майдане, но и утонченных, хитрых шизофреников, доходящих до гениальности параноиков, пребывающих в иных мирах аутистов и т.п.) – в рассчитанное на много лет вперед СОЗИДАНИЕ РАЗРУШЕНИЯ.

Это позволяет паразитам цивилизации извлекать из распада необходимую для их существования энергию (власть, деньги, материальные блага, формы сумрачной культуры и т.п.).

При пара-планировании речи о всеобщем благе не идёт. В нём всегда присутствует умерщвляемая, расчленяемая жертва – и её пожиратели.

Перспектив у масонерного планирования никаких: оно строится на хорошо знакомом нам по 90-м годам принципу: «сдохни ты сегодня, чтобы я сдох не сейчас, а завтра».

Криминальное по самой сути своей, пара-планирование лож-паразитов исторически бесперспективно и регрессивно.

Ну, допустим, всё у них получилось: это означает, что кто-то у кого-то украл деньги, блага, хлеб и жизнь. И что дальше? Ни благ, ни хлеба, ни жизни больше не стало…

***

Вот почему мы называем антисоветские революции в мире (ярким примером которых является украинская-2014) – НЕКРОЛЮЦИЯМИ. Не потому, что мы хотим их обидеть: ученый вообще должен избегать эмоций, оперировать только фактами и логикой.

Факты и логика породили этот термин: НЕКРОЛЮЦИЯ. То есть – такая революция, в которой движущие силы одновременно являются пищей для асоциального элемента своих стран. Некролюция – революция, в которой массы сражаются за возможность быть сожранными.

И никаких эмоций, оценок. Может, им нравится быть сожранными? Может, это их сознательный выбор? В этом смысле – флаг им в руки, никто их базовые права распоряжаться собственной жизнью не отнимал…

Будем понимать только то, что ДАЛЬШЕ ИСТОРИЯ ПОЙДЁТ БЕЗ НИХ. Это не угроза: констатация.



[1] Социализация — процесс усвоения человеческим индивидом образцов поведения, психологических установок, социальных норм и ценностей, знаний, навыков, позволяющих ему успешно функционировать в обществе.

[2] Коммуникация - в широком смысле - обмен информацией между индивидами через посредство общей системы символов.

А. Леонидов-Филиппов.; 15 мая 2015

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..