Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 59,1409 руб.
  • Курс евро EUR: 69,4314 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,1380 руб.
Август
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

​О СЛАБОУМНОМ ПАЦИФИЗМЕ

​О СЛАБОУМНОМ ПАЦИФИЗМЕ Известная своей, мягко говоря, «нетипичной» для издания социалистической ориентации позицией по украинскому вопросу «Экономическая и философская газета» (ЭФГ) разродилась новой порцией попрёков к несознательным россиянам. «В России отметили вторую годовщину отторжения Крыма от Украины и присоединения его к России. 18 марта в Москве и других городах состоялись массовые мероприятия… как и два года назад, по-прежнему основными вопросами для тех, кому действительно дороги судьбы России и Украины, остаются следующие вопросы[1].

ЭФГ интересуется: «Понимают ли в России, насколько глубоки те чувства унижения, обиды, боли, отвращения и холодной ярости, которые посеяны в сердцах 40 миллионного народа Украины, в том числе при виде всех этих "праздничных мероприятий"? Понимают ли они, что иных чувств нельзя будет ожидать от народа, принудительно лишенного части своей территории, принадлежности которой до 24 февраля 2014 года никто, в том числе и Россия, не оспаривал? Каких чувств теперь, интересно, ожидают в России от украинцев: страха, подобострастия, смирения, понимания? М.б. одобрения или симпатии? Глубокого удовлетворения? Можно ли оправдывать унижение и оскорбление, нанесенное 40-миллионному, до недавнего времени братскому народу Украины, интересами 1,2 миллионов этнических русских, проживающих в Крыму?».

Это старая перестроечная песня, единая для всех русофобов, от ЭФГ до НГ и «Ведомостей». Высмеяна она ещё писателем Лесковым в его фразе смущенной царской деликатности – «Ах, Платов, зачем же ты их так оконфузил?»

Список чувственных вопросов ЭФГ можно расширить: «Понимают ли в России, насколько глубоки те чувства унижения, обиды, боли, отвращения и холодной ярости, которые посеяны в сердцах <…> миллионного народа Германии (Турции, Швеции, Финляндии, Персии и т.п.) в том числе при виде победных "праздничных мероприятий" – например, в бывшем Кёнигсберге? Понимают ли они, что иных чувств нельзя будет ожидать от народа, принудительно лишенного части своей территории? Каких чувств теперь, интересно, ожидают в России от немцев (турок, персов, шведов, финнов и т.п.): страха, подобострастия, смирения, понимания? М.б. одобрения или симпатии? Глубокого удовлетворения? Можно ли оправдывать унижение и оскорбление, нанесенное <…>-миллионному, до недавнего времени братскому народу Германии (или Турции) интересами каких-то там миллионов «этнических русских»?».

Конечно, можно посмеяться над памфлетом ЭФГ, плюнуть, да растереть. Но – тут тоже кроется опасность. Ведь «перестройщики» - западники, начиная с царей Александров, продолжая хрущевскими реабилитациями и горбачевским мутантом «социализма с человеческим лицом» - всё время апеллируют к русскому состраданию, милосердию, жажде справедливости, к острому исканию Правды. Мы не римляне и не немцы, чтобы растоптать чужой цветок и посмеяться над чужим горем. Мы отзывчивы на песни сирен, коварно зовущих нас к примирению, с ножами за спиной…

Как примирить вековечное русское добродушие и братские чувства к любому, кто не открытый враг – и потребности государственного строительства? Ответ на этот счет дам краткий, но ёмкий: НУЖНО БЫТЬ ДОБРЫМ, НО СПЕРВА НУЖНО БЫТЬ.

То есть, для того, чтобы сделать выбор в пользу Добра – нужно сперва выжить. И победить – потому что у побеждённого нет выбора. А значит – нужно отдавать излишки, если таковые есть, но в то же время уметь жёстко и беспощадно настоять на своём – когда это необходимо. И никакие слёзы-сопли тут в расчет браться не должны.

Сама по себе жизнь – это БОРЬБА СИЛ. Конечно, наша сила, та, которую мы представляем, должна быть доброй, и противостоять злу. И наша задача – позаботиться об этом настоящим образом. Но это – принципиально важно – ВТОРАЯ задача. Потому что первая задача – выжить. Мертвец никому и ничего не докажет, если нас не станет – некому и незачем будет подчеркивать нашу правоту и «одинарную» мораль – взамен вражеской «двойной». Жизнь есть борьба сил – и хотя силы делятся на прогрессивные и дегенеративные – победа любой из них означает свершившийся факт. Такой железный факт, по поводу которого некому подавать апелляцию.

Если вы будете отступать, в расчете на то, что вас поймут – сразу вам скажу, что не поймут. Если вы будете уступать и дарить своё, надеясь, что вас отблагодарят сторицей – сразу предупрежу, что не отблагодарят. Сама эта идея советской «перестройки» об уступчивом понимании оппонента, даже если считать её прекрасной и возвышенной – в то же время мертва и утопична.

«Перестройка» провалилась при попытке быть прекраснодушной. Никого так не наказывали в истории за самые грязные агрессии – как русских наказали за попытку прекраснодушия. Эта идеология вырастает из сытого благонравия людей, испытывающих органическое отвращение к насилию, и потому мечтающих устранить его из жизни.

Они выдумывают особое «правовое общество», считают «болезнями» имперское мышление, отсутствие толерантности, уважения чужой точки зрения, отсутствие компромисса. Взамен насилия (ГУЛАГа) они предлагают попытки нахождения компромиссов с людьми, придерживающихся других точек зрения. И вообще полагают, что «ненасилие лучше насилия».

Как заявил на этот счет экономист, экс-советник В.Путина А.Илларионов – «Не уверен, что это исключительно либертарианский принцип, похоже, это уже общецивилизационный подход — максимальное применение ненасилия… Главная рекомендация для России, какую могут дать не только либертарианство, но и вся история человечества, — это уроки применения ненасилия для решения самых сложных, самых запутанных, самых тяжелых вопросов». Отсюда и рекомендация решать имеющиеся проблемы путем ненасилия, договоренностей, компромиссов…

Вот за такую блажь, которая, по выражению поэта Некрасова, «втемяшилась в башку» - русских наказали сильнее, чем немцев за холокост и концлагеря. И может быть, отчасти – в этом и есть суровая справедливость, потому что дряблое интеллигентское прекраснодушие в вопросах «общецивилизационных» (используем термин нашего оппонента, Илларионова) – опасно не менее холокостов и концлагерей. Оно, иначе говоря, является холокостом и концлагерем, вывернутым наизнанку, для собственного народа вместо чужих.

Слабоумный пацифизм позднесоветского общества, который и сегодня нам ещё пытаются многие прививать – игнорирует главный факт, о том, что жизнь – борьба сил, борьба грубых биологических витальностей.

И правота в этой борьбе может быть только у выжившего, у мертвого – не остаётся ничего на земле. Ни о чем уже не скажут и ничего не докажут ни в каком трибунале ни армяне Карса, ни сербы Краины – их просто смели и закопали поглубже, превратив в навоз для произрастания других наций.

Всякая погань расцвела и произросла на руинах и окраинах Российской Империи не сама по себе. Это мы дали ей окрепнуть и взрасти, а часто и попросту сами (в рамках очумелого прекраснодушия) взращивали её десятилетиями, как пражский рабби – Голема.

Этой погани, которая претендует теперь на свою вторичную грибковую форму жизни – МЫ ДАЛИ МЕСТО БЫТЬ. В том числе, что к 80-м годам и власти наши, и общество очень боялись НКВД-КГБ, впадали в истерику при слове «репрессии» и вообще, как кажется, подумывали сделать пребывание в тюрьме добровольным, по принципу «на «нет» и суда нет».

Мол, если говорит преступник, что он не преступник, что без вины его покарали, клеветникам поверив – значит, так оно и есть…

На самом деле – Добро без насилия может быть только в одной форме: а именно, в мёртвой. И это доказывает вся пост-советская история с её невообразимой поганью, сперва «прощённой» моральным большинством, а потом попытавшаяся его же и убить. Это для вас «амнистия – акт милосердия». А для погани – это просто возможность продолжить с вами войну. И если вы не караете – вскоре карать начнут уже вас. И это так же неизбежно и неотвратимо, как восход Солнца поутру. И в этом разгадка католической инквизиции (при всех её чудовищных перегибах), царских пыточных подвалов, сталинских репрессий с ГУЛАГом, американских тюрем типа Гуантанамо и т.п.

Ненасилие, говорите? Взаимоуважение, терпимость, компромисс? Равенство народов, большого и малого? Это всё хорошо. Очень хорошо. Вашими бы устами, да мёд пить, и я не шучу…

Но только вот отвечайте по совести, не мне, а самим себе: а как быть, если в вашем распрекрасном обществе взаимной уступчивости и лучезарных улыбок воспитанных людей заведётся хотя бы один поганец?

Вы ему уступаете – а он лезет дальше. Вы ему улыбаетесь – а он вам по зубам? Вы ему ваши проповеди читаете, а он вам в лицо смеется? Тогда что делать?!

Вы хоть понимаете, что ваше толерантное общество ненасилия превратится в заложника у хулигана (даже одного, а если их много?!). Ну, вот не желает он жить по вашим правилам, и что тут делать? Врезать ему так, чтобы перешибить, и чтобы другим неповадно было? Батюшки, как вы могли, это же и есть КГБ!!! Нет, от КГБ наши интеллигенты отреклись, а потому им нужна альтернатива…

Она одна: шаг за шагом пятиться, уступать жизненно пространство уголовнику, хулигану, наглецу, социопату, отмороженному на всю голову и утешать себя мыслью, что «политика грязное дело», а мы, мол, не замешаны… Пугаться от одного намёка на кровопролитие… И в итоге сдать всё, всё, всё – от земли, политой потом и кровью предков, до собственных почек и сердца, которые выпотрошат в рамках торговли донорскими органами…

Добро – несовместимо с той «свободой», которую пустил петухом гулять по амбарам злодей или безумец Горбачев. Добро не имеет права быть жестоким к жертвам убийц – а потакание убийцам есть жестокость к их жертвам (равно как и непротивление ворам, хулиганам, аферистам и т.п.). Свободой для всех первым делом воспользуется преступный элемент – да так, что никакой свободы и в помине никому не останется.

Добро, наращивая свою участливость и милосердие по отношению к своим – вынуждено параллельно наращивать жесткое противодействие покушающимся на них чужакам. Именно поэтому сталинские репрессии (при всех судебных ошибках и чудовищных перегибах в них) – современниками не воспринимались как нечто противоположное гуманизму и милосердию.

Напротив, они рассматривались людьми, ещё понимавшими жизнь (борьбу сил) – как необходимая (пусть порой и чрезмерная) часть милосердия и человечности. Ибо не убив злодея – не защитишь дело Добра. Ибо «око за око и зуб за зуб»…

Только потом, когда общество попросту зажралось и залежалось на диване, когда потеряло ориентацию во времени и пространстве, в координатах реальности – оно стало рассматривать казнь в качестве зла безотносительно к личности казнённого. И возникли эти гнилые и затхлые рассуждения про «имперское мышление как болезнь» и т.д.

Место под солнцем пустым не будет. Или ты там. Или кто-то другой. Если у тебя так много места, природных ресурсов, что часть уступаешь другому – хотя бы посмотри, каков он. Не упырю ли ты даёшь вырасти – ибо кто дал вырасти упырю на своём жизненном пространстве, разделит кары небесные с упырём! Парадоксальным образом мы в ответе и за нацистские марши в Прибалтике, и за бандеровщину на Украине – ибо эти вурдалаки вырвались из зоны нашей ответственности, выросли под нами и при нас…

Под наши глупые разговоры о примирениях, покаяниях, взаимопониманиях, плюрализмах и неоднозначности истории… И теперь им понимать нас не требуется, а история для них вполне однозначна, и она в их версии – БЕЗ НАС. Понимаете вы это, мягкотелые интеллигентствующие душки?!

Про такое и сказал в стихах иеросхимонах Роман – «И зовут к покаянью перед вражьим мечом словоблуды»…

Никаких покаяний перед вражьим мечом больше не будет. Россия УЖЕ уступила более, чем достаточно. Теперь – время других уступать России. Только так. Или могила.



[1] Алексей ГЛЕБКО http://www.eifgaz.ru/glebko-9-16.htm

Александр Леонидов; 5 апреля 2016

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..