Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 57,5118 руб.
  • Курс евро EUR: 67,8927 руб.
  • Курс фунта GBP: 75,5302 руб.
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

ЦИРК = ЭТО СИЛА+СМЕХ

ЦИРК = ЭТО СИЛА+СМЕХ Дмитрий Медведев выступил на Гайдаровском форуме. Само по себе место неудачное для премьер-министра. Место, непопулярное в стране, экономику которой Медведев возглавляет. Почему? Хотя бы потому что в последний раз либералы элементарно преодолевали парламентский барьер только в 90-х годах. После они не получали вообще никакой, даже минимальной электоральной поддержки. По поводу реформ Е.Гайдара в обществе сложился прочный консенсус, который, вроде бы, обязан учитывать политик, призывающий на словах к демократизации политической жизни... Увы, цирк всегда славился своими силачами и своими клоунами. Клоуны отдельно от силы - ещё не цирк. И сила отдельно от клоунов - тоже ещё не цирк. А вот когда они сойдутся - сила власти и паясничание маргиналов, зачем то пригретых властью, возникает стойкий лошадино-собчаковский запах цирка. Воздух гайдаровских форумов буквально пропитан этим запахом...

Например, категорически невозможно (и Медведев должен это понимать) – совместить «политическую и экономическую либерализацию», как он выразился. Дело в том, что любая политическая либерализация (т.е. расширение роли масс в процессах управления) приведет к сворачиванию экономической либерализации. В современных условиях экономическую либерализацию можно проводить только в том случае, если политическая будет полностью свернута: диктаторскими, пиночетовскими методами. Об этом и сами либералы много говорят и пишут.

Вопрос об экономической либерализации становится подобен земельному вопросу в царской России; он такая же точка маниакального упрямства сторон, способная обрушить и погубить всю систему.

Напомним, что население России при любом случае, получив любую трибуну, устами любого оратора постоянно приставало к царю с просьбой ликвидировать помещичье землевладение. Царь в ответ на это не только не шел навстречу ясно выраженному мнению абсолютного большинства, но и принимал всяческие меры по укреплению помещичьего латифундизма. Итог – нам известен, и не дай Бог кому пережить его повторения.

Но с другой стороны – кому интересно наше мнение, если есть очевидный базовый конфликт населения и экономических властей? Мы с читателем можем плакать, молиться, вздыхать об ужасах 1917 года – но жизнь плевать на нас с читателем хотела.

- Если есть вопрос, который ВСЕ ОБЩЕСТВО с многолетним упорством ставит перед властью;

- Если власть вместо ответа много лет посылает ВСЕ ОБЩЕСТВО на три буквы –

ребята, такое добром не кончится…

Политологи, не выговаривающие букву «р» - например, Станислав Белковский – говорят о «шизофрении» русского народа. Мол, народ расколот, ни по одному вопросу общенародного мнения нет. Но, извините, вопрос о гайдаровских реформах и либерализации экономики имеет вполне ясный и четкий, давно сформулированный массой ответ. Этот ответ – тотальное неприятие и тотальное отрицание. Никакого раздвоения народной личности по данному вопросу не найдёшь и под микроскопом: гайдаровская реформа отвергнута, либерализм в экономике считается злом. Народ не понимает, почему власть служит тому, что по его всеобщему мнению, является Злом? Это недоумение у многотерпеливого народа однажды разрешится в очень жестком формате.

+

Власть тоже невозможно понять. Откуда такое железное убеждение, что весь народ категорически не прав, а права только кучка остракированных массами «экономистов», не добившихся никаких успехов, и ссылающихся, что успехи будут только впереди? Как быть с укреплением социальной базы власти – если власть в буквальном смысле слова ДРАЗНИТ И ТРАВИТ население показным либерализмом?

Людям это не нравится. Для демократического политика такой причины вполне достаточно, чтобы снять с повестки дня вопрос о приватизациях-либерализациях. Но Медведев не снимает, а ещё и усиливает, накручивает, доводя население до исступленной истерии…

Вот он изрекает, мягко говоря, ненужные слова: «…мечта осуществилась, и в этом есть большая заслуга команды Егора Гайдара, которая когда-то, несмотря на тяжелейшую обстановку, не побоялась свернуть с пути, который, казалось, навсегда предначертан историей нашей страны… мы с вами понимаем, что подобные преобразования никогда не проходят легко ни в одной стране мира».

Тут ничего непонятно. Во-первых, чья мечта сбылась? То, что гайдаровские реформы не воплотили мечты населения, в открытую говорят даже самые яростные сторонники Гайдара. Они не рискуют утверждать, что Гайдар воплотил мечту. Они упирают на другое – непонятый современниками Гайдар будет понят потомками, КОГДА наступит счастливое завтра…

Медведев же говорит, что мечта УЖЕ сбылась, и чья это мечта, в чем она состоит – невозможно разобрать. Ясно только одно – "узок круг" этих людей… "страшно далеки они от народа".

Во-вторых, определение о том, что Гайдар заставил свернуть Россию с пути, «навсегда предначертанного ей историей» - мягко говоря, странный комплимент. Некто своротил поезд с рельсов, проложенных для этого поезда, вагоны покатились под откос, а этого человека хвалят, говорят – кабы не он, поезд и дальше катился бы по рельсам, а в канаве не оказался бы…

+

Далее речь Медведева (и, видимо, его мировоззрение, его мироощущение в целом) скачет по противоречиям, которые просто невозможно примирить в рамках логики. Например, Медведев говорит: «По сути, сегодня формируется новая модель экономического регулирования, которая будет носить скорее всего наднациональный характер».

Это конечно, очень плохо, но допустим, это было бы хорошо. Есть такие люди, которые считают Родиной не свою страну («кусок территории под тряпкой», как они говорят), а планету Земля. И, с точки зрения этих, очень специфических людей, перенос регулирования на международный уровень – отрадное событие.

Мы могли бы подумать, что наш Д.А.Медведев относится к таким людям. Но буквально следующей фразой премьера звучит фраза «В предстоящие годы от ведущих стран будет требоваться нестандартность и ответственность в принятии решений, и именно те, кто найдёт такие решения, смогут сделать мощный рывок вперёд».

Нетрудно увидеть, что эта фраза абсолютно противоречит сказанной только что, выше. Возникает ощущение компиляции двух разных, причем враждебных друг другу текстов. В одном было написано, что национальное регулирование отмирает, страны становятся архаизмом, планетой будет управлять мировое правительство. В другом – что страны поскачут в завтра порознь, и потому на национальном уровне нужны «нестандартность и ответственность» в принятии оригинальных решений. Но тут уж, как в анекдоте про еврея в бане – «Семен Израилевич, вы или крестик снимите, или трусы оденьте». Потому что если планетарное стандартное для всех управление – то какие же могут быть «нестандартные» решения на уровне стран?

+

Это, как вы понимаете, далеко не единственное непримиримое противоречие во взглядах дорогого нашего Дмитрия Анатольевича. Рассуждая о будущем, он берет на себя множество обязательств: «Свою роль мы видим в том… чтобы… укрепить экономический рост… восстановить доверие на глобальных рынках, развивать новые международные финансовые центры, снимать барьеры для прямых инвестиций и глобальных цепочек создания стоимости, повышать прозрачность и эффективность регулирования… усилить международную координацию, мы сможем перейти к нормальному устойчивому развитию… обеспечить переход на траекторию устойчивого экономического роста… качественно обновить, комплексно модернизировать самые разные сферы…»

Как сказал бы Маяковский, «планов громадьё». Интересно, что реализовать всё это громадьё планов Дмитрий Анатольевич хочет путем… ухода из экономики. То есть он так себя (в роли государственного деятеля) ненавидит, что полагает: с его уходом вся экономика расцветет бурным вышеназнванным цветом!

Правда, при этом непонятно, кто будет «развивать… обеспечивать… восстанавливать… модернизировать», если Дмитрий Анатольевич ушел из экономики. Если это будут какие-то посторонние люди, то пусть они сами за себя говорят. Почему за них должен их планы озвучивать уходящий из экономики Дмитрий Анатольевич? Он-то ведь ничего делать не собирается, он уходит!

Перечислив все те нешуточные блага, которые страна получит от ухода Медведева и всех его коллег из экономики (такой самокритики не знал ещё мир), Дмитрий Анатольевич говорит: «Наконец, нам нужно продолжить политическую модернизацию, обеспечив качественное расширение политических и экономических свобод. Мы начали активные действия по этим направлениям в последние годы, и этот курс останется неизменным».

Опять неразрешимое противоречие с крестиком и трусами в бане! Понимаете, если бы Дмитрий Анатольевич сказал, что все мы дураки, а он один Д.Артаньян, мы, по вечной русской интеллигентской привычке, задумались бы – а вдруг он прав? Ну, в самом деле, знает человек правду, а мы блуждаем во тьме! Мы признаны дураками, с которыми государь советоваться не желает. Ибо, как писал Грозный Курбскому – «аз есмь цыр от Бога, волен холопей своих казнить аще миловать».

Но вот незадача: политическая модернизация, расширение политических свобод – означают, что Медведев хочет с нами больше советоваться! То есть очень ему интересно в будущем знать, что мы, смерды и холопы, о стране и мире думаем. Ну, коли озвучен такой интерес – надо ведь ходить на форумы сил, набирающих приличный процент голосов избирателей, разве не так? А Дмитрий Анатольевич ходит на форум к маргиналам, за которых вот уже лет 15 никто вообще не голосует.

Следовательно, он полагает, что подавляющее большинство населения – полные кретины, счастья своего в упор не видящие. Но тогда как же расширять политические свободы в среде таких законченных кретинов? Уместнее, как более логичная Ю.Латынина, ставить вопрос о лишении бедных избирательных прав…

+

Медведев полагает, что «от Правительства России требуется концентрация усилий на решение целого ряда задач: … обеспечение макроэкономической стабильности, что означает проведение жёсткой, долгосрочной, предсказуемой бюджетной политики, снижение инфляции, повышение эффективности государственных расходов».

По отношению к такой задаче слова «концентрация усилий» звучат комично. Ибо к чему и что концентрировать, если ничего делать не собираешься, и готовишь себя к бездеятельной роли? Понятно, что если работаешь на расширение – придется концентрировать усилия, чтобы взять новые планки рекордов. Но если собрался сокращать расходы и урезать бюджет – к чему помпезные слова о «концентрации». От нас потребуется концентрация всех сил, чтобы лечь спать и не просыпаться…

Затем Медведев говорит, что нужно «форсированное развитие инфраструктуры в ключевых сферах». Но инфраструктура – это гиперрасходы, сверхрасходы, а бюджетные средства – текущие расходы. Обновление инфраструктуры – это покупка квартиры, а бюджет – всего лишь внесение коммунальных платежей за квартиру. Как же можно «форсировано развивать инфраструктуру», если даже текущие расходы собираешься урезать? Ведь при жесткой бюджетой политике и на старую инфраструктуру не хватит денег, а человек – про новую…

+

От комизма в речи Медведева мы переходим к трагизму. Ещё одна его заморочка уже отнюдь не смешна: «совершенствование рынка труда, формирование условий для географической и профессиональной мобильности населения».

Совершенствование рынка труда – поясню для не-экономистов – это как раз таки нечто противоположное. Это снижение географической и профессиональной мобильности населения. Потому что в первобытности, самом примитивном экономическом укладе, мобильность была максимальной. Племена охотников и собирателей кочевали от Камчатки до Ютландии (мы, археологи, прослеживаем пути их длинных кочевий), переходили через Берингию из Сибири в Америку. При этом всякий член племени умел делать всё, то есть быть профессионально мобилен на все 100%. Человек сам охотился и сам лепил горшки. Когда выделились гончары – которые не охотились, а только горшки лепили, началась цивилизация, связанная, как видим, со СНИЖЕНИЕМ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ МОБИЛЬНОСТИ.

Ведь совершенно понятно, что чем сложнее профессия – тем дольше её осваивать. Легко перейти из грузчиков в дворники, а вот из астрофизиков в микробиологи после недельных курсов переобучения не перескочишь. Да и географическая мобильность того… Плохо пахнет! Шарахаться по свету в поисках – чем себя занять свойственно либо обществам крайне примитивным (кочевые народы), либо обществам в состоянии смуты, гражданской войны, катастрофы. Если человек в поисках работы будет ездить из города в город – можно ли такое назвать «совершенствование рынка труда»?

+

Дальше Медведев говорит очень много очень красивых слов, единственная проблема в которых – они не согласуются друг с другом. Как премьер, руководитель всей экономики страны, Дмитрий Анатольевич хочет тратить поменьше денег и участвовать в минимальном количестве дел. Лень не вчера родилась, и мы его прекрасно понимаем. Однако – если он так сильно не хочет ни в чем участвовать – откуда тогда все эти «…формирование условий для динамичного развития образования и здравоохранения… усиление международных позиций российской экономики… повышение уровня интеграции российских фирм… улучшение структуры нашего экспорта» и прочая, прочая, прочая?

Как можно тратить все меньше и меньше денег, и при этом формировать все больше и больше благ? Личным обаянием и добрым словом? Говорить – вы, мужички, за свой счет все делайте, а я вами помыкать буду?

Так ведь не крепостное право…

Дмитрий Анатольевич, как и любой из его министров интересуют нас, узких практиков, постольку, поскольку выделяют средства. Если они нам ничего не выделяют, то они – со всеми их планами и прикидками – нам будут совершенно неинтересны и несущественны. Они прописали частникам за счет частных фирм развивать образование и здравоохранение – а частникам выгоднее (к примеру) развивать наркоманию и проституцию. Если Дмитрий Анатольевич считает, что он без денег, только своей очаровательной улыбкой подтолкнет частника переменить позицию, то Дмитрий Анатольевич явно переоценивает свое обаяние.

А вот ещё компиляция из двух текстов с противоположным содержанием: «…необходимо сохранять лидирующую роль в интеграционных процессах на постсоветском пространстве» и ниже по тексту «…ускорить интеграцию в рамках наших взаимоотношений в АТЭС, работы с Евросоюзом и деятельности по присоединению к ОЭСР». Ещё и ВТО было выше по тексту…

Объясните мне, темному и дремучему уфимцу, как, каким образом можно одновременно ЛИДИРОВАТЬ и ВКЛЮЧАТСЯ ПОД ЛИДЕРА? Ведь и АТЭС, и Евросоюз, и ВТО, и ОЭСР – это организации, конкурирующие с Россией за лидерство над интеграционными процессами в Евразии. Разве не это показывают украинские события наших дней? Есть российский вариант интеграции, а есть европейский, и оба рвут между собой Украину…

Нельзя интегрировать и одновременно быть интегрированным. Либо ты лидер, либо ты включен в сеть другого лидера. Либо ты сам вырабатываешь правила, либо подчиняешься чужим правилам.

+

Далее в мировоззрении Медведева вскрываются ряд, я бы сказал, нелепых штампов, которые не оправданы ничем, кроме их частого навязчивого повторения в маргинальных кругах.

Медведев: «Особо хочу сказать о необходимости развития частной инициативы. Нам нужно будет сократить долю государственного участия в структуре российской экономики… Теперь нам нужно сосредоточиться на стимулировании частного предпринимательства – малого, среднего и крупного, снимая барьеры на его пути».

Кто, когда, а главное – зачем сказал, будто усиление государственного участия в экономике враждебно и противно развитию частной инициативы? Это нелепый штамп либерального мышления, противоречащий другому её же штампу – о роли конкуренции. Если конкуренция усиливает эффективность, то, конкурируя с госсектором, частный бизнес будет улучшать условия труда, привлекать людей пряником, а не кнутом. При отсутствии же государственной конкуренции частный бизнес превратит найм в «зарплатное рабство». Люди будут наниматься не от заинтересованности, а от безысходности, на любых условиях, чем и не замедлит воспользоваться бизнес.

Развитие госсектора очевидным образом дает частному бизнесу «второе дыхание» и остро необходимо частному бизнесу. Если в городе построен новый государственный (военный, например) завод – есть простор для открытия новых частных парикмахерских, прачечных, автосервисов и т.п. Их доход – это зарплата рабочих государственного завода. Если же завод, наоборот, закрыт – кого будут стричь частники-парикмахеры и обшивать частники-портные?!

Частному бизнесу очень и очень полезно для развития увеличение государственных расходов и расширение государственного сектора в экономике: ведь деньги оттуда через цепочки покупок и продаж оказываются в их кошельке!

Нет ничего хуже для частного бизнеса, чем сокращение государственных расходов и госсектора экономики. Это угнетающе действует на частную инициативу, если она не криминальна.

Тут нужно понять, что любое увеличение доходной базы общества помогает частному бизнесу, который работает с обществом. А любое сокращение доходной базы общества мешает частному бизнесу.

А у Медведева «…Принципиальное значение для развития конкурентной среды имеет последовательная приватизация». Дмитрий Анатольевич, конкурентная среда разовьется и без нас с вами, если будет ЗА ЧТО конкурировать. Конкурентная среда должна быть на тех предприятиях, которые бизнес САМ построил, а не на тех, которые ему спихнули. Связь между конкурентной средой и последовательной приватизацией только такая, что конкурентная среда от приватизации хиреет, а частные монополии усиливаются и становятся всемогущими.

+

Медведев не думает об этом. Он сыплет и сыплет афоризмами, которые кажутся ему, наверное, свежими и мудрыми:

«Уважаемые коллеги! Все знают, что закрытая экономика – это лучший путь к застою».

К этому остается только добавить, что открытая квартира – лучший путь к сохранности богатства семьи. А железные двери и сигнализацию люди ставят дома, потому что не понимают счастья открытой экономики.

«…Мы твёрдо убеждены, что и во время экономического процветания, и в период глобального кризиса конкуренция является главным фактором обновления и самым эффективным лекарством от застоя».

Это странное дарвинистическое убеждение в том, что чем жестче и страшнее бесконечная борьба, тем больше в итоге счастье (кого и где?). Оно сродни сталинскому «классовая борьба возрастает по мере приближения к коммунизму». Получается – смеялись демократы – у самого входа в коммунистический рай должна разразиться наиболее ожесточенная гражданская война. Как ещё понимать тезис о «возрастании по мере приближения»?

Но, допустим, бешенная и бесконечная ожесточенная борьба всех со всеми – лекарство от застоя (застой в этой формуле предстает очень заманчивым состоянием, не находите?). Как это сочетается с нижеследующим предложением Медведева «о создании благоприятных условий для участия российских фирм в международных цепочках добавленной стоимости»?

Дело в том, что «создание российским благоприятных условий» - это развитие национальной и гражданской солидарности, а конкуренция – это взлом, разрушение национальной солидарности. Я понимаю, как можно усиливать национальную солидарность. Я понимаю, как можно её ломать об колено, стравливая людей вокруг лакомых кусков. Но я убейте – не понимаю, как можно одновременно и «создавать своим благоприятные условия» и вести с ними же «конкуренцию на равных основаниях»…

+

Медведев демонстрирует свое представление, довольно жуткое, о ПРОТИВОПОЛОЖНОСТИ социального благополучия прогрессу и развитию. Он именно противопоставляет их. Вот, послушайте:

«С одной стороны, любому правительству сегодня надо поддерживать социальную и политическую стабильность – мы это должны понимать, это должны понимать все. Мы обязаны сдерживать безработицу, что, кстати сказать, нам пока неплохо удаётся. С другой стороны, мы обязаны стимулировать модернизацию экономики и структурные реформы».

Чтобы все поняли его позицию, Медведев усиливает её следующей фразой:

«Эти подходы непросто сочетать…».

Мне трудно понимать людей, для которых прогресс и развитие строятся на костях людей. Я знаю, что таких людей много, и все же не могу их понять. Ведь прогресс и развитие призваны служить благу человека – почему тогда они должны нести людям горе, несчастье, в версии Медведева – «социальную и политическую нестабильность, безработицу»? Разве электрическая лампочка, сменив лучину, вызвала массовые манифестации протеста и безработицу? Разве трактор, сменив на полях лошадку с деревянной сохой, сопровождался возведением баррикад возмущенными пахарями? Разве Юрий Гагарин, улыбнувшись из Космоса, был проклинаем в очередях на биржи труда безработными?

Если прогресс и развитие, модернизация не несут с собой облегчения жизни людям – то это какое-то извращение, уродство, а не норма. Сами посудите: правильная модернизация увеличивает количество благ. Если она их не увеличивает, то это не модернизация, а деградация. Нафига нужна модернизация, сокращающая количество благ?

Но если благ стало больше, чем раньше – почему кто-то должен получать меньше, чем раньше? Ведь то, что он получал раньше – он получал при меньшем количестве общих благ, чем сейчас!

«Наш колхоз произвел 100 тонн пшеницы. Колхозникам раздали по центнеру на человека. Потом наш колхоз произвел 200 тонн пшеницы. Колхозникам раздали на человека только пол-центнера…» Разве такого рода текст – не пример абсурда? Если выработка продукта растет – то почему кто-то должен получать этого же продукта меньше?

Поэтому модернизация – если это действительно модернизация, а не сатанинские игрища – всегда улучшает, а не ухудшает жизнь всех и каждого. Не должны сопровождать модернизацию рост социальной и политической нестабильности, рост безработицы. Они сопровождают только деградацию системы.

Ну, а если человек говорит «модернизация», а в уме имеет деградацию, это уж, воля ваша, что-то совсем конспирологическое…

+

Подведем итоги: власть не имеет собственного мнения и пытается компилировать официальную позицию из текстов, находящихся в непримиримой вражде друг с другом. Тот же Д.А.Медведев явно черпает из разных источников по принципу «одна голова хорошо, а две лучше», причем в итоге получается набор взаимоисключающих утверждений.

Сочетая тексты разных экспертов, власть пытается нащупать «среднюю линию», т.е. выработать курс, который был бы равноудаленным от крайностей.

Но получается совсем не это, а нечто, напоминающее слив всех обеденных блюд (от супа до компота) в одну тарелку.

Такое состояние смешения смыслов очень близко стоит к состоянию помешательства власти. И это – главная угроза…

Николай ВЫХИН, специально для «ЭМ»; 29 января 2014

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.