Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 56,3131 руб.
  • Курс евро EUR: 61,5052 руб.
  • Курс фунта GBP: 72,1258 руб.
Апрель
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

ПАДЕНИЕ (РОКОВЫЕ РЕШЕНИЯ-12)

ПАДЕНИЕ (РОКОВЫЕ РЕШЕНИЯ-12) Исторические события можно поделить на три категории. Первая группа – события, происходящие по необходимости. Они должны были произойти, и они произошли. Вторая группа – события случайные, которые могли произойти, а могли и нет, но в любом случае на общий ход истории не влияют. Третья группа – события, произошедшие вопреки необходимости. Эти события не должны были произойти ни в коем случае, потому что чреваты катастрофой всей цивилизации – и, тем не менее, по роковому стечению обстоятельств, они происходят…

Необходимость понимается нами в данном случае вопреки Гегелю, твердившему, что всё действительное - разумно. Кое-что из происходящего с нами в действительности разумно, кое-что бессмысленно, а кое-что и откровенно безумно.

Так, например, крах цивилизации в Западной Европе во второй половине I тысячелетия охватывает собой около пяти веков[1], но, тем не менее, случился вопреки необходимости сохранения и развития цивилизации, а вовсе не по необходимости и не в рамках безобидной вариативности.

Цивилизация создана как развивающаяся, восходящая система, и в то же время система, сохраняющая, архивирующая себя. Это книга, которая пишется, в процессе написания не сжигая, а просто перелистывая предыдущие страницы. Книгу нельзя написать, если её не писать, но её нельзя написать – если будешь, как Гоголь, сжигать всё написанное…

Правда истории заключается в том, что цивилизация – как восхождение человека от первобытности к научно-техническому могуществу, может рухнуть.

При этом падении может происходить частичное или полное возвращение в самую грубую первобытность. Поскольку речь идёт о катастрофе цивилизации, совершающейся вопреки необходимости самосохранения – заранее ход и итоге падения предсказать нельзя.

Где и как закончится падение человека в первобытность – никто во время падения не знает.

Это касается и нас – живущих в эпоху крушения СССР, события, случившегося не как неизбежный этап или вариант развития, а как крушение цивилизации.

Для катастрофы цивилизации, как свидетельствуют два известных нам примера (тёмные века и постсоветский мир) нужны два компонента:

1. Критическое ослабление, саморазрушение ядра цивилизации, её авангарда

2. Преступное и безобразное поведение периферии цивилизации, которая вместо поддержки собственного ядра, которому обязана своим окультуриванием (пусть и догоняющим) – превращается в орды гуннов, вандалов, монголов и т.п.

Несмотря на наше остро-критическое отношение к советской реальности, на наше осуждение её очевидных пороков, язв, её вопиющих противоречий и острейших нелепостей – нет сомнений чисто объективных, что СССР был кузницей прогресса в ХХ веке. Да, в кузнице жарко, уши глохнут, легко обжечься и люди работают чумазые: но кем стали бы без выкованных ими железных предметов их чистенькие заказчики?

Будучи культурным ядром современной цивилизации, СССР задавал повестку дня, в которую волей-неволей, зачастую неохотно, втягивалась культурно-историческая периферия человеческой цивилизации.

Мы говорим о периферии как к западу от СССР, так и к востоку от него. Без преувеличения, СССР СДЕЛАЛ ХХ ВЕК. Он владел ХХ веком и превратил ХХ век в нечто отличное от длинной череды других веков, однообразных как смерть. И отличное само по себе!

Для развития и прогресса кто-то должен задавать повестку дня. Совершенно очевидно (и с годами всё больше и больше), что ни Восток, ни Запад на это не способны. Если бы история была в руках США, Англии, Франции (Германия – особый разговор), то ХХ век отличался бы от XIX так же мало, как XV от XIV.

Это не просто наши домыслы, это очевидно при анализе постсоветского периода, когда США и Европа (культурная периферия цивилизации) взяли в свои руки управление планетой. Дело свелось ко всеобщему стратегическому торможению и бесконечной мелочной оптимизации мелких деталей цивилизации, сопровождаемой колоссальными «карстовыми» провалами стран и народов в бездну самой примитивной дикости.

Задавая повестку ХХ века, СССР бросал своей культурной периферии вызов за вызовом, на которые та вынуждена была отвечать:

от космической гонки и атомной энергетики до пенсионного обеспечения стариков[2], всеобщего образования, вседоступного здравоохранения, роста уровня жизни широких масс населения[3], всеобщего избирательного права[4] и т.п. Человек, который знает историю хотя бы на уровне средней школы, прекрасно понимает, что ничего из перечисленного не было бы, если бы не «советские провокации» и «агенты Кремля» в западном обществе. Это был именно ответ на вызов, которого не было бы, если бы не было вызова.

Умные люди на Западе всегда понимали прямую зависимость позитивных перемен в своей жизни от существования культурного ядра цивилизации в лице СССР. Они понимали, что разложение ядра приведет к разложению всей цивилизации. Они понимали, что или совместные космические полёты «Союз-Аполлон», или совместная баланда в зиндане средневекового халифата…

Увы, эти умные люди (а их на Западе, повторю, было немало) – в момент глубокого социопсихического кризиса в СССР не смогли повлиять на решения «варварских королевств». Вместо того, чтобы поддержать, подхватить, совместно сохранить падающее культурное ядро мировой цивилизации – его «кокнули», как яйцо, и пожарили себе яичницу…

Итог вполне предсказуем. Как пел И.Тальков по другому поводу – «плохо сразу стало всем».

Конечно, жители СССР виноваты, что устроили на пустом месте неистовую истерию, и без неё было бы лучше миру. Но давайте мы будем с Вами понимать, что ТОНКОСТЬ и ХРУПКОСТЬ неразделимы, и тонкое – оно всегда хрупкое. В том числе и тонкая работа, творящая высшее совершенство – она очень хрупка.

Тот, кто делает тончайшую и ажурную работу – несравнимо более подвержен нервным срывам.

Усложнение мозга, разнообразие мыслей – увеличивают опасность появления мыслительных патологий и нелепостей, которых в пустой голове гарантированно нет, просто потому что там вообще ничего нет…

Правда истории в том, что идти в грядущее первому – очень трудно. СССР очень многое сделал для человечества в ХХ веке – и натуральным образом психически надорвался. А те, кто шли по уже протоптанной «Совдепом» дорожке не только избегали его ошибок первопроходца, учась на чужих шишках, но и в целом тратили меньше энергии души: по уже проложенной колее-то чего не катиться? Это же не целину топтать, не первопуток пролагать…

Даже в своих ошибках, в своих «роковых решениях», о которых я пишу это исследование – СССР оставался ядром и центром, авангардом цивилизации. Те же, кто его цинично обманул и с хохотом ограбил – в очередной раз поимели не только выгоду мародёров, но и дурную славу варваров.

Сейчас, оглядываясь на советские мирные инициативы 80-х годов ХХ века, мы видим не только их прекраснодушную наивность и дряблую интеллигентность. Это был совершенно искренний порыв советских людей в новый мир, без войн, без насилия, мир взаимовыручки и взаимопомощи, в мир мечты всего прогрессивного человечества. Хельсинкский принцип нерушимости границ (касавшийся только Европы, но не соблюдённый и там) – стал краеугольным камнем советской мечты о вечном доброжелательном мире между народами. Советский человек мечтал шагнуть в XXI век без страха, переделав бомбоубежища в картофелехранилища, он мечтал о конструктивном сотрудничестве взамен прежней параноидальной конфронтации…

Да, советский человек обращался к диким варварам и мародёрам, неспособным понять такие высокие устремления. Да, он виноват (а прежде всего – его руководители виноваты) – что приняли за чистую монету фальшивые слова шулеров, обещавших единую Европу, непродвижение НАТО на Восток и даже его роспуск, разоружение и деэскалацию…

Но всё чаще я задумываюсь – а не самих ли себя обманули те, кто подло, под видом дружеских объятий, всадил СССР нож в спину?

Когда Запад совершил чудовищный поступок закоренелого варвара, подло, предательски расчленив братскую страну, самого надёжного союзника на 15 кусков – кого этот дикарь в конечном итоге обманул? Украв наше будущее, не украл ли он вместе с тем будущее и у самого себя?

И что теперь ждёт этот Запад, ответивший низменным цинизмом на высокопарный пафос мечты о всечеловеческом братстве? Его ждут бесконечная война и бесконечное одичание. Предав и расчленив мечту человечества о вечном мире и совместном развитии – Запад поступил не только грязно, но и антицивилизационно.

Можно, думаю, было поступить иначе. Если я вижу, что мой близкий друг, готовый отдать мне всё, что у него есть – не в себе, что он болен, что он психически надорвался и впал то ли в бредовую эйфорию, то ли в шизофазическую глоссолалию – неужели же я буду резать этого друга на части?! Неужели техническая возможность причинить зло (когда тебе наивно подставились) – это право и обязанность совершить зло?!

Перед судом истории ответит всякий. И тот, кто имел в своих руках двигатель мирового прогресса – но сломал его. И тот, кто не помог механику починить сломанный двигатель мирового прогресса…

Вслед за «славными денёчками» бандита и налётчика Запад в полной мере ощущает на себе жаркое дыхание подступающих «тёмных веков»: пираты бороздят его моря, нищие тянутся в длинные очереди за дармовым супом, соседи его строят халифат, как в 13-м веке, содомиты оскверняют его детей, безумие затопляет города, заводы и лаборатории лежат в руинах… Это возмездие самой истории – за варварский поступок в роковом 1991 году…

Напомню основные вехи. Уже с 1987 года во внешней политике СССР происходит коренной поворот к так называемому «новому политическому мышлению», провозгласившему «социалистический плюрализм» и «приоритет общечеловеческих ценностей над классовыми».

С этого момента идеологическое и военно-политическое противостояние начало быстро терять остроту. Распространено мнение о том, что якобы возросшие в результате гонки вооружений военные расходы стали непосильными для советской экономики, однако ряд исследователей доказывает, что относительный уровень военных расходов в СССР не был чрезмерно высоким.

В 1987 г. страны Варшавского договора выработали новую, сугубо оборонительную военную доктрину, предусматривающую сокращение в одностороннем порядке вооружений до пределов «разумной достаточности»[5].

Основные идеи нового внешнеполитического курса были сформулированы Горбачёвым в его книге «Перестройка и новое мышление для нашей страны и для всего мира», вышедшей в октябре 1987 г.

Согласно Горбачёву, все идеологические и экономические разногласия между мировыми системами социализма и капитализма должны отступить перед необходимостью защиты общечеловеческих ценностей. В этом процессе страны-лидеры должны жертвовать своими интересами в пользу малых стран, общих целей мира и разрядки в силу того, что для выживания в ядерный век нужна взаимная добрая воля.

Помимо самого М. С. Горбачёва и министра иностранных дел СССР Э. А. Шеварднадзе, большую роль в разработке и реализации концепции «нового мышления» сыграл А. Н. Яковлев, с сентября 1988 г. занимавший должность председателя Комиссии ЦК КПСС по вопросам международной политики.

С 1987 года накал противостояния США и СССР начал резко снижаться, и за последующие 2-3 года конфронтация полностью сошла на нет. Однако ослабление противостояния было достигнуто во многом за счёт уступчивости советского руководства. М. С. Горбачёв и его окружение пошли на значительные уступки при заключении Договора о ракетах средней и меньшей дальности (подписан 8 декабря 1987 г. на состоявшейся в Вашингтоне встрече Р. Рейгана и М. С. Горбачёва).

В 1988 году начинается вывод советских войск из Афганистана. В декабре того же года Горбачёв, выступая на сессии Генеральной Ассамблеи ООН с «программой ослабления противостояния», заявил об одностороннем сокращении советских вооружённых сил.

21 марта 1989 года вышло постановление Президиума Верховного Совета СССР о сокращении армии и начале конверсии (перехода на производство гражданской продукции) оборонных предприятий.

Однако этим советские уступки не ограничились. Осенью 1989 года один за другим начали рушиться коммунистические режимы в Центральной и Восточной Европе, на что СССР никак не отреагировал. В октябре 1989 года был провозглашен официальный отказ от «доктрины Брежнева». Запад до последнего момента не мог поверить в то, что Горбачёв со своим «новым мышлением» зашёл так далеко. Смена власти во всех странах-сателлитах СССР привела к ликвидации советского блока, а вместе с ним — и к фактическому прекращению «холодной войны».

В октябре 1990 последовало вступление земель бывшей ГДР в ФРГ, и Берлинская стена была за несколько месяцев снесена. 21 ноября 1990 года в Париже была подписана так называемая Хартия для новой Европы, провозгласившая фактический конец полувекового противостояния двух систем и начало новой эры «демократии, мира и единства».

Да, в этой политике многое было нелепым и глупым. Да, никто не отменял мудрых слов Р.Киплинга, написанных, между прочим, ещё в 1909-м году:

Нам в жестокую смуту сулили покой и мир,
Возвестив: сложите оружие, и сойдемся на братский пир!
Мы сложили оружие - нас схватили и продали в рабы;
И Азбучные боги сказали: Всяк – виновник своей судьбы.

И всё же, убеждён, ЦИВИЛИЗОВАННЫЙ человек обязан осудить не только дураков этого стиха, сложивших оружие, но и тех, кто их схватил и продал в рабы. Иначе может ли он быть цивилизованным?

У мировой истории могло быть иное разрешение. Она могла вместо падения носом в каменный век пойти дальше, подхватив своё культурно-цивилизационное ядро и сберегая его для потомков.

Альтернатива варварскому удару в спину советской демократии – проявилась в т.н. «речи-котлете по-киевски» (англ. Chicken Kiev speech).

Это – единственная речь Президента США Джорджа Буша-старшего, в которой он попытался подняться до уровня цивилизованного, ответственного человека, и не платить другу злом за добро.

Буш произнёс «котлету по-киевски» 1 августа 1991 года в Киеве, за несколько месяцев до захвата власти на Украине сепаратистами. В этой речи Буш, как и положено союзнику Кремля, предостерегал украинцев от «суицидального национализма» (кстати, история показала, что он был совершенно прав: и национализм был, и суицидальным оказался). Буш настаивал на территориальной целостности СССР-России, как и положено официальному лицу, находящемуся с этой страной в дружественных и союзнических отношениях[6].

Речь была написана молодой Кондолизой Райс — которая позже станет госссекретарем США при Президенте Джордже Буше-младшем. Это был такой краткий миг геополитической и цивилизационной трезвости у американского руководства, в который они сформулировали (не могу знать, насколько искренне) ЦИВИЛИЗОВАННЫЙ ВЫХОД МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ ИЗ КРИЗИСА.

Конечно, многие скажут, что это была лишь уловка Буша, один из ложных, отвлекающих ходов в холодной войне – но я говорю не о Буше, а о программе, изложенной Бушем, и на краткий миг ставшей официальной позицией Американской Империи.

1 августа 1991 года человечество получило шанс – который не поняло и бездумно профукало. Если бы Буш был более стойким в цивилизационном выборе – вся история XXI века пошла бы иначе, без его очевидной регрессии, растущей нищеты, морей крови и террористического кошмара.

Именно на вопросе о примитивном, животном, дегенеративном украинском нацизме – разрушилась складывавшаяся дружба русских и американцев. Рвачество, погоня за сиюминутной выгодой, победили в сердцах американских политиков цивилизованных людей и мотивировали их действовать как Батый или Тамерлан…

Безусловно, позиция Американской Империи в поддержку России, попавшей в беду, оказавшейся беспомощной перед вызовами времени – показалась возмутительной для украинских нацистов-бандеровцев, но не об этих зверолюдях ведь речь, не об этом отребье человечества, «авангарде» регресса и оскотинивания!

Хуже, что речь возмутила тех, на кого мы надеялись после стольких односторонних уступок и братских жестов: американских политиков. Основной мотив не слишком-то и скрывался: почему же Буш не поддержал укропитеков, почему же он отказывается грабить ту страну, которую имеет возможность ограбить?!

Журналист-консерватор Уильям Сафир, редактор газеты The New York Times, обозвал эту речь «котлетой по-киевски», обвинив Буша в колоссальном просчёте. 8 февраля 1992 The Economist сообщил, что речь была «самым ужасным примером» того, что другие нации не смогли признать неизбежность факта, что Украина становится независимым государством. Человек в костюме курицы, пародировавший Буша, появлялся на многочисленных встречах во время предвыборной кампании 1992 года.

Под давлением варваров в Орде от «котлеты по-киевски» последовательно отреклись и сам Буш, и Кондолиза Райс.

Годы спустя она признавалась в обмане: «…легко увидеть в ретроспективе, что было неправильно в перспективе речи, но мирный распад вооружённого ядерным оружием Советского Союза был не так очевиден в 1991 году». Иначе говоря – боялись они с Бушем, что СССР ещё достаточно силён для удара возмездия и лгали, будто сторонники цивилизованных отношений и нерушимости границ в Европе…

Итог подвёл консервативный The Washington Examiner, когда в 2011 году написал, что это, «возможно, была худшая речь, когда-либо произнесённая американским главой исполнительной власти».

Попытка варваров быть верными союзническому долгу сорвалась. Она была не слишком долгой, не слишком искренней – и тем не менее, в ней были семена грядущего мира. Ведь представитель цивилизованного мира должен следовать достигнутым договорённостям не только под страхом удара возмездия, но и просто руководствуясь совестью порядочного человека.

Если бы США удержались на позиции 1 августа 1991 года – то они остались бы верны фундаментальному принципу нерушимости послевоенных границ в Европе. Мир избежал бы двух десятков локальных войн, сопровождавшихся геноцидами целых народов. Международное право не превратилось бы в "подол проститутки", ООН имела бы четкие критерии для определения агрессора, и мы не пришли бы к новому глобальному ядерному противостоянию в рамках новой «холодной войны».

Единственной причиной современной «холодной войны» является варварство американцев и европейцев, проявивших свойство дикарей: неумение держать слово, нежелание следовать взятым на себя обязательствам, примитивное дикарское коварство в поисках сиюминутной выгоды…

Для того, чтобы на опасном вираже истории сохранить человеческую цивилизацию, её восхождение вверх – каждому жителю планеты не хватило определённых качеств. Мы были слишком наивны. Американцы – слишком подлы.

И с этим, увы, ничего уже не поделаешь. В отличии от будущего, по поводу которого могут ещё быть варианты…



[1] Тёмные века — историографический термин, подразумевающий период европейской истории с VI по X века. Характерной чертой этого времени называют отставание западного региона от Византии, и от собственного прошлого(!), как, впрочем, и от Китая. Источники о «Тёмных веках» отличаются скудностью, что определяет название эпохи, потому что письменность и образованность почти погибли. Вымерло и большинство городов: даже варварские короли этого времени живут в резиденциях-латифундиях. Запад «тёмных веков» выступает как захудалая периферия Восточной Римской империи. Предельно огрубело ремесло, монархи варваров закупают на Востоке тонкие ремесленные товары. Они пытаются, правда, неумело, подражать византийской моде и хранят свои сокровища в византийской монете, ибо собственные монеты многие чеканить просто разучились…

[2] Система Социального обеспечения США недавно отметила своё 75-летие. Возникнув при президенте Франклине Делано Рузвельте, в разгар Великой депрессии, пенсионная система Америки теперь, после краха СССР, стала не нужной Западу, и на грани банкротства. Рузвельт справился с «Великой депрессией» советскими заимствованиями: изучив сталинскую пенсионную систему, Рузвель вводил вводил систему пенсий по старости и пособий по безработице. Причём нормы пенсионного обеспечения были едиными для всей страны. Отметим, что Рузвельт и не скрывал никогда, что многое для своих преобразований он взял у советских коммунистов.

[3] Известный либерал и антисоветчик Ю.Латынина совершенно справедливо (в данном случае) пишет: «…Еще одной европейской ценностью в настоящий момент является социальная справедливость… какое это отношение имеет к европейским ценностям? Напомнить вам, что было бы во времена Британской империи, когда над ней не заходило солнце, — с той же самой незамужней женщиной, у которой вдруг появился ребенок? Ей что, давали пособие? Квартиру? Особняк? Ответ: нет. Она становилась парией. Во времена расцвета Европы вся забота о социальных благах — о воспитании детей, содержании родителей, медицине, образовании и пр. — была переложена на семью и ее главу, и общество жесточайше противилось любым попыткам переложить бремя этих расходов на общество.

[4] Известный либерал и антисоветчик Ю.Латынина совершенно справедливо (в данном случае) пишет: «…какое отношение всеобщее избирательное право (universal suffrage) имеет к традиционным европейским ценностям?

На Западе времен его расцвета были представлены самые разные режимы: парламентская монархия, как в Великобритании, где круг избирателей был ограничен налогоплательщиками; республика, как в США, где опять-таки избиратели были налогоплательщиками… Но вот всеобщего избирательного права не было решительно ни в Великобритании, ни в США, и Томас Маколей, историк и член британского парламента, писал в середине XIX века, что это понятие «совершенно несовместимо с существованием цивилизации».

Ценз стал понижаться, а избирательное право стало распространяться на неимущих после Первой мировой войны, и окончательно всеобщим оно стало после Второй мировой, под влиянием социалистической идеологии… Всеобщее избирательное право не существовало на Западе, пока Запад владел миром…

[5] Сопротивление новому курсу во внешней политике отдельных представителей военного руководства было предотвращено чисткой в армии после беспрепятственного приземления 28 мая 1987 г. на Красной площади самолёта гражданина ФРГ Матиаса Руста. Новым министром обороны 30 мая 1987 г. стал генерал армии Д. T. Язов, сменивший на этом посту С. Л. Соколова.

[6] Иван Драч, руководитель бандитской группировки «Рух», сказал тогда журналистам, что «Буш пришёл сюда в действительности как рупор Горбачёва. Во многом он звучал менее радикально, чем наши собственные политики-коммунисты в вопросах суверенитета Украины». Сепаратистская хунта, захватившая власть в Грузии, тогда заявила: «Преемник Вашингтона, Джефферсона, Линкольна и других прибывает ... и ведёт пропаганду в поддержку договора о Союзе. Почему он не призвал Кувейт подписать союзный договор с Ираком?»

А. Леонидов-Филиппов.; 24 марта 2016

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше
  • ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

    ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Говоря о проблеме частного предпринимательства, мы должны разъяснить те стороны вопроса, которые не понимали коммунисты, и не понимают либералы. КПСС после Сталина (подчеркиваем – ПОСЛЕ Сталина) вообще обходилась без частного предпринимательства, что и сделало систему в определённом смысле инвалидом, и предопределило во многом её крах. Либералы же – напротив, думают заполнить всё и вся частным корыстным интересом, думая, что «тут-то и жизнь хорошая начнётся». Но жизнь устроена не так, как думают коммунисты. И не так, как думают либералы. Истина – оказалась между двух основных стульев, на которые сел ХХ век…

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.