Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Июнь
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

ПЕРСПЕКТИВЫ ШИРОКИЕ, ПУТЬ ОДИН...

ПЕРСПЕКТИВЫ ШИРОКИЕ, ПУТЬ ОДИН... Продолжаем публикацию глав из книги А.Леонидова "ИДЕЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ: Происхождение. Значение. Перспективы". В 15 главе автор рассматривает связь античного цивилизационного наследия как с предыдущими эпохами древнего мира, так и с современной эпохой. Цивилизационное ядро переходит из столетия в столетие практически в неизменном виде. К тому же его и невозможно изменить: попытки трансформации приводят к разрушению базового ядра.

15 . КОРИДОР ВОЗМОЖНОСТЕЙ ЦИВИЛИЗАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

В официальном учебнике для студентов-юристов говорится вполне однозначно:

«Первоначальные правовые представления в Древнем Риме отчетливо носили теономный характер. Это нашло свое отражение также и в соответствующей терминологии. Так, на ранней стадии развития древнеримской правовой мысли право, понимавшееся как божественное право и божественные веления, обозначалось термином fas. В отличие от него светское, человеческое право в дальнейшем, в результате отхода от первоначальных теологических и теономных воззрений, начали обозначать термином jus. Значительным достижением древнеримской мысли было создание самостоятельной науки — юриспруденции. Возникновение светской юриспруденции относится к началу III в. до и. э.»[1]

Учебник не раскрывает (да он и не должен) тему о первоначальности и вторичности правовых представлений. Он не задаёт вопроса – а могли ли «первоначальные правовые представления в Древнем Риме» носить какой-то иной, не «теономный» характер? То есть теономность истоков римского права – случайный отдельный факт или отражение универсального закона для всех случаев становления правовых систем?

Понятно, что наиболее близкой к римскому праву была древнегреческая правовая традиция, из которой, в общем-то, по дочернему принципу во многом вырастает и вся римская ступень цивилизации. Как пишут специалисты вопроса[2]

- «Древнегреческое право по своему влиянию на дальнейшее юридическое развитие Европы ни в каком отношении не может идти в сравнение с правом другого главного представителя древнего мира, Рима. Не разработанное теоретически греческими юристами, не получившее вследствие раздробленности Греции значения единого греческого права, оно не вылилось в стройную систему норм, годную для рецепции в других странах. Этим объясняется и несравненно меньшая доля внимания, которая выпала на его долю со стороны западных юристов.

Законодательство играло чрезвычайно малую роль в создании греческого права. Спарта совсем не имела писанных законов, а Афины хотя и имели их, но, составленные в весьма отдаленное время, они в подлиннике до нас не дошли. Развитое греческое право времени ораторов никогда не было кодифицировано в сколько-нибудь полном виде. Греция не оставила нам и записей права в трудах своих юристов, которых (в нашем или римском смысле) она совсем не имела».

И далее: «Общие морально-религиозные принципы в были сформулированы греками в виде Заповедей Хирона (чтить богов, родителей, уважать гостя). Божественная справедливость в философский период переосмыслялась как порядок, гармония вещей.

Формируются гуманистические принципы и противопоставляются хаосу…
Источником права для правовых обычаев выводилась религия (согласно легенде, Большая Ретра была дана Ликургу оракулом Аполлона)».

Хотя авторы-правоведы не интересовались нашим вопросом – они достаточно однозначно раскрыли его в текстах. Теономный характер носит не только римское право, но и более раннее (и более смутное) греческое. Это связывает античность с более ранними периодами, рассмотренными нами в предыдущих главах. А именно: неизбежность теономного зарождения вообще любой правовой системы (и её деградация в случае ослабления её теономного ядра).

Для примера: «Древнейшие правовые системы были тесно связаны с религиозными нормами своей цивилизации. Поддержка религией обычаев, сложившихся в период становления древних цивилизаций, привела к созданию одного из важнейших источников права древних государств - правового обычая и обычного права»[3].

«В Древней Индии, как и в других раннеклассовых цивилизациях, обычаи, религиозные табу появились гораздо раньше, чем право. Как и везде, религия долгое время являлась исключительным средством обеспечения правил поведения человека. Все известные нам древние источники права Индии - дхармы. В это понятие древние индусы вкладывали гораздо большее значение, чем просто «закон». Выполнение дхармы обеспечивалось не только юридическими санкциями, но и религиознымии. Соблюдение дхармы контролировалось священнослужителями. Законы Ману (II в. до н. э.) считались составленными прародителем людей. Особенностью Законов Ману является религиозная окраска всех его положений. По форме Законы Ману являются сборником священных текстов»[4].

Здесь нет никакого парадокса или странности: мыслительное обобщение, взгляд со стороны, взгляд на себя извне себя – роднят религию и правоведение. Происходит уравнение «Я» и «не-Я», которое для зоологических инстинктов живого био-существа противоестественно. Религия ставит над человеком Бога, а право – ставит над человеком абстрактную норму обобщённой справедливости (так, как справедливость понимают в конкретный исторический период).

Нетрудно заметить, что второе без первого – бессмысленно и нелепо. Зоологическое существо не предполагает равенства «Я» и «не-Я», оно оценивает мир по принципу «мир существует для меня». Но даже если средствами обобщения вывести равенством между «Я» и другим, подобным мне, человеком (Я = Он), то и в этом случае общий закон абсурден.

Закон придумал людьми? Значит, он придуман «Им», который равен Мне. Почему же я чужую выдумку должен ставить выше собственной?! Даже если признавать равенство людей – то и в этом случае придуманный мной для себя закон никак не менее значим, чем придуманный для меня чужим (пусть и равным мне) человеком.

Поэтому всякая законодательная система существует только до тех пор, пока она признаётся сакральной, данной нам высшим существом, что и определяет субординацию подчинения. Если же мы начнём с теории, что законы выдуманы такими же людьми, как мы сами – то логика неизбежно приведёт нас к тому, что наша внутренняя воля выше любого постороннего закона. Зачем нам следовать чужой указке, учитывая, что и создавалась она в другое время, в других обстоятельствах, нежели наши текущие?

+++

Правда жизни в том, что общественные отношения не могут долго оставаться аморфными, не могут быть «окаменевшей случайностью». Хотя очень многие теоретики рассматривают цивилизацию именно как нагромождение случайностей, на самом деле между элементами общества действуют силовые линии, вытягивающие в итоге все элементы в строгие и предсказуемые конфигурации.

Двумя полюсами, между которыми лежат силовые линии, корректирующие случайный разброс фактов, являются идея и энтропия[5]. Идеи определяют в психической жизни определённость, а энтропия – законы построения в случае безыдейной неопределённости.

Общий закон накопления энтропии в бездумных системах (предоставленных самим себе без центральной роли управляющего разума) – самое примитивное из возможных состояний является в то же время и самым вероятным. Скажем, если вы выставите телевизор на балкон, под снег и дождь, то вероятность его превращения в хлам очень велика, а вероятность его совершенствования (того, что он из чёрно-белого сам станет цветным под воздействием ветров и влаги) – весьма мала (мягко говоря).

Действует ли это в историческом процессе? Безусловно. Вся история – иллюстрация! Есть определённые законы строения иерархий в идеологизированных системах. Например, деструктивные сегменты, попав в любую идеологию – разрушают систему и выживаемость людей в ней[6]. Их нужно вычищать средствами разума – иначе жизнь вычистит их вместе с носителями.

То есть идеология общества не может быть произвольной. Подобно тому, как садовник подстригает куст, любая идеология корректируется требованиями выживания, воспроизводства, с одной стороны – и требованиями «нерастворения» в безыдейности с другой. Идеология, чтобы быть длительной – должна сохранять и жизнь носителей, и саму себя. Иначе она будет или убийцей общества – или превратится в отвергнутое пустосвятство, которое бывшие носители высмеивают, как бабкины суеверия.

Поэтому идеология располагается в довольно узком пространстве между требовательной зоологией тела и не менее требовательной инфинитикой разума. В итоге все идеологии конвергируются, становятся похожи одна на другую – или отмирают.

Безыдейность, которую на церковном языке называют «блудомыслием», а на либеральном – «свободой критически-мыслящей личности» тоже весьма жёстко ограничена объективными законами бытия. Она не может сложиться в какую-то произвольную комбинацию элементов.

Существуют достаточно жёсткие законы зоопсихологии (в настоящее время они и изучены неплохо[7]) и законы зоологического поведения, которым безыдейность (мыслительный блуд) начинают соответствовать независимо от воли и желания их конкретных носителей (которые могут думать и воображать о себе что угодно).

Суть процесса – волевая или ползуче-эрозийная ликвидация обобщающих норм, при которой невозможно философскую ликвидацию отделить от бытовой. То, что человеку кажется убедительным для Вселенной, то кажется ему убедительным и для себя, и для своей повседневной личной практики. Иначе не бывает (для иного пришлось бы заблокировать логику, сломать все правила умозаключений, чем пыталась заниматься КПСС, и что ей всё равно не помогло).

«Общий разум» перестаёт существовать в представлениях звереющих не только как мистический образ Бога, но и как рациональный образ Единства Множеств. Мир делится на «моё» и «не-моё», что заменяет различение добра и зла. Места для общего тут не остаётся, в том числе и в сфере разума (а это ликвидирует традицию и преемственность культуры – по определению общего достояния всех людей).

Когда в человеке ликвидированы обобщающие нормы – вы уже не можете обращаться к нему в рамках рациональности (как отец логики Аристотель не мог выстроить её без первопричины и перводвигателя). Вы столкнётесь с существом иррациональным, для которого личные симпатии и похоти заменяют обобщённые методы доказуемости и основательности суждений. И это будет уже не диалог двух людей, а столкновение двух самцов какого-то зоологического вида в джунглях…

То есть: ваша аргументация будет строиться ad hoc[8], от особи, от её индивидуальных склонностей и особенностей, а не от Единой Истины, вера в существование которой есть мать науки и всякой рациональности.

+++

Как и большинство систем, цивилизация может быть принята только целиком – или никак. В большинстве систем, а особенно сложных, детали не работают сами по себе, взятые в отдельности от всей конструкции. А некоторые работают – но без смысла и результата. Например, мотор автомобиля без колёс, в принципе может работать – но зачем? Просто как сжигатель топлива и загрязнитель воздуха?!

Наиболее распространённая ошибка реформаторов всех исторических периодов – выделить лично им симпатичные элементы цивилизации и внедрить их в жизнь без «смежных» деталей.

Яркий пример – «толстовство». Лев Николаевич Толстой выдумал однажды «написать своё Евангелие» выкинув из текста «ненужные», как ему казалось, фрагменты. К чтению Евангелий Толстой подошел с двумя карандашами: синим, чтобы подчеркивать нужное, красным – вычеркивать ненужное. В своём переводе Евангелия он выбрасывает из него всё, что не совпадает с его собственными идеями.

Толстой отказался от связи христианства с Ветхим Заветом, вычеркнул все строфы о чудесах Спасителя, которого он посчитал обыкновенным человеком. Строфы о погребении, воскресении, явлении апостолам и вознесении были вычеркнуты Толстым как «ненужные», противоречащие разумному пониманию. Толстой выделил в Евангелии Нагорную проповедь как сущность закона Христа и противопоставил ее Никейскому Символу Веры как сущности Православия.

Толстой думал, что на этом основании можно создать счастливую жизнь на земле или, выражаясь его терминологией, «царство Божие среди людей». Конечно же, из такой «выборки» ничего путного не получилось, да и не могло получиться. Как у плохого механика после сборки разобранного механизма остаются «лишние» детали – так и у Толстого получилось со сложнейшим агрегатом социопсихики.

Толстовство осталось бы в истории нелепым курьёзом, если бы ВКП(б) – КПСС не пошла, по сути, тем же путём «красных и синих карандашей», не отрицая сложившейся морали европейской христианской цивилизации[9] – но пытаясь вынуть её из живого контекста.

Но суть-то в том (она и вскрылась в 1991 году) – что нельзя сляпать жизнеспособный организм, сшивши в него органы разных анатомий. Конечно, к чучелу льва можно приделать и птичьи крылья, и хвост скорпиона (так создавались химеры) – но на живом льве они не приживутся!

На вопрос «что случилось с СССР?» - есть простой ответ: отторжение разнородных тканей. Процессы отторжения несовместимостей вначале породили лихорадку, а потом – смерть и распад. Никакая идеология не произвольна в своём историческом бытии: она вынуждена искать контактов и с биологической жизнью, и с божественным началом, потому что по самой сути своей выступает посредником между особью (каковых миллионы и миллиарды) – и мировым разумом (который, как и Истина – един для всех).

Если такая работа провалена, то мы получим мёртвые статуи мёртвого острова Пасхи. Идеология с токсичным ядром убьёт приверженцев, а выживших сделает своими врагами, противопоставляющими её мертвечине – живость зоологического поведения, одолевая её ошибочную сложность – животной простотой…

+++

Вывод: у цивилизационных форм нет особой свободы проявления или особого выбора пути. Они достаточно однотипны, и отличаются между собой, в основном, декоративными деталями и элементами поверхностного дизайна. Максимальное различие наблюдается в области условных значков, символов – где человеческой фантазии есть простор разгуляться. Необычайно многообразны цвета флагов и конфигурации гербов, ритуальные формы выражения чувств, обрядовая сторона и пр.

Но чем ближе проникает исследователь к ядру цивилизованного поведения различных обществ, чем дальше отходит от форм к сути процессов, тем выше однородность и однотипность норм. Ведь любая цивилизация, которая не будет соблюдать базовых норм ЦОЖ – развалится, исчезнет. А потому свободы в выборе базовых норм (как себя вести человеку) – у цивилизации нет.

Или он ведёт себя определённым образом – или всё разваливается, рушится в бездну. Под какими именно знамёнами будет идти процесс становления или распада – другой вопрос. Теоретически СССР мог принять русский триколор (как принял погоны и министерства) – и тогда ельцинизм мог бы в пику поднять красное знамя (украинские смутьяны подняли оранжевое – весьма близкое к красному полотнище).

Но по сути игра цветами и символами ничего бы не изменила. Только совсем уж примитивный дикарь-фетишист идёт за формальными символами, не различая духов[10], не понимая сути процессов.

+++

Творцы цивилизации – не «свободные художники», у которых сотни вариантов действий. Над ними довлеет логика конструирования и «сопротивление материалов», по сути, в их распоряжении только две законченные матрицы поведения: зоологическая и теономическая. А экзотические расцветки вариантам придаёт только неизбежное смешивание двух матриц в той или иной пропорции.

Но следует отметить, что смешивание никогда не создаёт устойчивых, самодостаточных форм – подобно тому, как сын осла и лошади, мул, не может дать собственного потомства. ДОБОР одной из двух объективных матриц идёт за счёт РАЗБОРА другой. Поскольку третьего компонента нет, то рост зоологического черпается из сокращения цивилизационного и наоборот.



[1] Философия права. Учебник для вузов / Нерсесянц Владик Сумбатович, гл.10. Римские юристы. М., 2014 г., С.76.

[2] И.Е. Суриков. Проблемы раннего Афинского законодательства.. — 2004.

[3] Особенности правовых систем и источников права стран Древнего Востока, М.-2004 г. (7, с. 56)

[4] Особенности правовых систем и источников права стран Древнего Востока, М.-2004 г. (8, с. 8,9)

[5] ЭНТРОПИЯ - мера необратимого рассеивания энергии, мера вероятностной неопределённости. Упрощённо – антиэнергия, управляющая процессами, к которым не приложена направленная энергия.

[6] Например, культовые каменные монолитные статуи на острове Пасхи в Тихом океане, можно сказать, «сожрали туземцев». Статуи были изготовлены аборигенами острова между 1250 и 1500 годами. Самая большая весит более 82 тонн. Изготовление и установка статуйи требовала огромных затрат средств и труда, поглощала очень много деревьев (использовавшихся как валики при перекатывании статуй). Утомление и истребление экосистемы «под статуи» привело к вымиранию поселенцев с островов Полинезии. Т.н. племя «длинноухих» в настоящее время почти вымерло, а выжившие – в глубочайшем упадке.

[7] Например, из наиболее популярных трудов:

Сотская М.Н. Курс зоопсихологии (рус.) (html). Институт Международных Программ РУДН. Проверено 7 июля 2009.

Тинберген Н. Социальное поведение животных : пер. с англ.. — Москва: Мир, 1993.

Ухтомский А.А. Очерк физиологии нервной системы //Собр. соч.. — Ленинград: Изд-во ЛГУ, 1945. — Т. Т.4.

Фабри К. Основы зоопсихологии. — Москва: Изд-во МГУ, 1976. — 464 с.

Филиппова Г.Г. Зоопсихология и сравнительная психология. — 3-е изд., стер. — Москва: Академия, 2007. — 543 с. — 1000 экз. — ISBN 978-5-7695-4402-6.

Delgado J.M.R. Physical control of the mind. Toward a psychocivilized society. — New York: Harper and Roy wp., 1969.

Lorenz K. Evolution and modification of behavior. — Chicago: University of Chicago press, 1965.

Tinbergen N. "Derived" activities, their causation, biological significance, origin and emancipation during evolution. — Q. Rev. Biol. — 1952. — Т. Vol. 27.

Франс де Вааль. Достаточно ли мы умны, чтобы судить об уме животных? = Frans de Waal "Are We Smart Enough to Know How Smart Animals Are?". — М.: Альпина Нон-фикшн, 2016. — 404 p. — ISBN 978-5-91671-617-7.

[8] латинская фраза, означающая «специально для этого», «по особому случаю».

[9] Советские коммунисты были весьма и весьма консервативны с нравственной точки зрения. Они с омерзением отвергали не только демонические культы, сатанинские ритуалы, но и социал-дарвинизм Спенсера, логически вытекающий из дарвинизма. Коммунисты в итоге рьяно и энергично, доходя до террора в своём фанатизме – настаивали на вполне определённой и ничуть не расплывчатой нравственной системе, у которой не понимали ни смысла, ни происхождения. Удивительны порой гримасы истории: гонители христианства на словах, коммунисты наиболее полно воплотили бытовые идеалы христианства, причём не только в области экономического распределения – но и в других областях. Например, в наиболее жёсткой из всех исторических моделей моногамии. В «православной» царской России были официальные публичные дома и легализованная проституция – в СССР такое просто немыслимо и т.п.

[10] «Различайте духов, от Бога ли они» - учит Писание. Ин.4:1. Возлюбленные! не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире. В своих толкованиях на 2 Кор. 11:14 учитель церкви святитель Иоанн Златоуст (Ст. 14-20) говорит об этом очень красноречиво: «…И неудивительно: потому что сам сатана принимает вид Ангела света, а потому не великое дело, если и служители его принимают вид служителей правды; но конец их будет по делам их... Ибо вы, люди разумные, охотно терпите неразумных: вы терпите, когда кто вас порабощает, когда кто объедает, когда кто обирает, когда кто превозносится, когда кто бьет вас в лицо». Задумайтесь, насколько актуальны эти слова в наши дни постмодернистской «игры смыслами»!

Александр Леонидов; 14 июня 2018

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • "Нержавеющее ядро" истории человечества

    "Нержавеющее ядро" истории человечества Продолжаем публикацию глав из книги А.Леонидова "ИДЕЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ: Происхождение. Значение. Перспективы". В 13 главе автор рассматривает экономические основания цивилизованного образа жизни (ЦОЖ) и доказывает, что они не могут вырастать из самой экономики. Они являются туда идеологически привнесёнными. Глава называется ​"ЭКОНОМИКА ЦИВИЛИЗАЦИИ: ЦОЖ ПРОТИВ РАЗБОЯ", и разъясняет роль идеи справедливости вне и поверх индивидуальной экономической выгоды в становлении не только социализма, но и вообще государства, права, человеческой морали и критериев психиатрии. Рекомендуется к прочтению самым широким кругом думающих людей, поскольку содержит в себя целый ряд свежих идей по проблемам междисциплинарных исследований общества, юридической сферы, экономических систем и др.

    Читать дальше
  • РАССЧИТАТЬ МРОТ ПО КОЭФФИЦИЕНТАМ.

    РАССЧИТАТЬ МРОТ ПО КОЭФФИЦИЕНТАМ. Учитывая существующие различия в экономических, природно-климатических условиях субъектов Российской Федерации, величина минимального прожиточного минимума, рассчитанная для конкретного региона, является наиболее объективной, нежели усреднённая по Российской Федерации. МРОТ — минимальная оплата труда, ключевой параметр при расчёте заработных плат работников. С 1 мая 2018 года её размер составляет 11 163 рублей, что согласно данным официальной статистики соответствует величине прожиточного минимума трудоспособного населения в среднем по Российской Федерации.

    Читать дальше
  • ЗНАКОМЬТЕСЬ: ТОВАРИЩ КРАМЕР!

    ЗНАКОМЬТЕСЬ: ТОВАРИЩ КРАМЕР! Издательские услуги сегодня предлагает очень много компаний, каждая со своим набором функций, ценами и сроками. Непосвященному в тонкости издательского дела человеку сложно правильно сориентироваться в этом вопросе. Особенно нет опыта общения с акулами издательского бизнеса, а сделать нужно быстро и качественно. Со своей стороны рекомендуем издательство "для своих" - в котором заказчик почувствует себя в кругу друзей и единомышленников...

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.