Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 57,1602 руб.
  • Курс евро EUR: 63,6479 руб.
  • Курс фунта GBP: 74,2568 руб.
Май
пн вт ср чт пт сб вс
01 02 03 04 05 06 07
08 09 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

ВЛАСТЬ ВОРОВ И БУДУЩЕЕ...

ВЛАСТЬ ВОРОВ И БУДУЩЕЕ... ​Виктор Резун, именующий себя «Суворовым», утверждал с определённым чувством юмора и убедительностью, что в СССР «партизанщиной» стыдливо именовали бандитизм. А то, говорит, что плохого в «партизанщине», почему её нужно считать негативным явлением? Денис Давыдов и всё такое… А в СССР «партизанщиной» ругали, и ругали не за партизанские подвиги, конечно, а за бандитизм…

Возвращая Резуну его же монету, скажу не с меньшим основанием: в РФ «либерализмом» стыдливо именуют организованную преступность, криминальную мафию.

А то что, собственно, плохого в либерализме?! Тургенев, Ключевский и всё такое…

Но у нас сегодня «либералами» обзывают, ругают, и не за страсть к свободе, демократии, а за приверженность к криминальной мафии, к экономической преступности, к воровскому сообществу.

Собственно, нельзя сказать, что это открытие. Умные люди всегда это понимали. В далеком 1988 году на квартире у Александра Гурова, тогда подполковника милиции, работавшего в НИИ МВД СССР, прозвучало определение «Лев прыгнул». Бывший начальник Управления по борьбе с оргпреступностью, потом председатель комитета безопасности Госдумы генерал Александр Гуров, первым назвал тогда мафию мафией.

Это были другое время и другая страна. Интервью с Гуровым в 1988 году начиналось так: «Слово «мафия» уже до такой степени вошло в наш лексикон, что скажи кому-нибудь, вздохнув: «Куда денешься — мафия...», тебя не спросят: «Что, тревожно в Италии, да?»

Мы сжились с этим словом настолько, что к чему только и к кому только его не приклеиваем. К магазинам, НИИ, баням, кафедрам, творческим союзам, больницам, пивным палаткам, сантехникам, дипломатам, проституткам, мясникам, шахматистам, билетным кассирам; к городам, областям, республикам, к не заметным на карте поселкам и к столичным центрам»...»

Шел 1988 год. Советский Союз – со всеми его недостатками и слабостями исчезнет через три года. Журналист интересуется, может ли криминальная мафия попытаться взять власть? "Лев готовится к прыжку?"

- «Лев прыгнул» - отвечает Гуров. То есть в 1988 году процесс смены идеократии КПСС криминальными элементами, оргпреступностью уже шёл полным ходом.

На руинах несовершенного, но всё же гражданско-правового советского общества возникнет живущая воровским законом «пиратская республика», гигантский аналог Тортуги с ядерным оружием…

В этой пиратской республике, в которой «понятия» полностью вытеснили правовое сознание, овладевшую властью оргпреступность стали называть «либералами».

Во-первых, неудобно людей, обладающих высшей властью, называть «мафией» - даже если они откровенная мафия. Нужен был эвфемизм.

Ну, и потом оргпреступность, захватившая власть (прыгнувший лев) – саму себя так называла. Оргпреступности очень нравился главный постулат либерализма – «свобода». Предыдущие порядки (что советский, что царский) оргпреступность назвала «зоной», «тюрьмой».

При этом тюрьму вывернули наизнанку. Дома людей превратили в камеры – с решетками на окнах и с бронированными дверями. «Глазок» в двери – обязателен! Люди закрывались и закрываются бронёй от улицы, СТАВШЕЙ «ЗОНОЙ»…

Все 90-е годы по сути, означали безраздельную власть криминальных мафий.

Затем – на гноище распада – из самой оргпреступности выделилось государственническое крыло, которое попыталось (с неизвестным пока итогом) прервать этот «пир воров».

То есть в самой мафии возникли «мыслители», осознавшие гибельность подмены государственного управления – мафиозным.

Почему? – спросите вы меня. Человек сложная штука… Каждый человек – имеет профессию, но личность его не исчерпывается профессией. Это касается и воров. Бог их знает, какими путями они пришли к воровству. Бог их знает, что они считают на самом деле правильным. Человеческая сложность выражается, в числе прочего, и в том, что люди с годами меняются.

Для целого ряда высокопоставленных мафиози в конце 90-х годов методы управления путём уголовного террора показались слишком примитивными. Им захотелось покоя и комфорта в захваченной ими стране, которая стала для них домом.

Они проделали ту эволюцию, которую до них проделали варяжские конунги, вожаки разбойничьих шаек, ставшие предками русских князей. Ту эволюцию, которую проделал до них ряд узурпаторов престола – начиная от первых Романовых (интриганов и аферистов) и заканчивая Кобой-Сталиным…

В определённой части мафии возник запрос на становление правовых институтов и державное величие ИХ страны. А державное величие может быть основано только на порядке. Где порядок – там торжествует и закон.

Так из смрада воровской Тортуги стал возникать противоречивый, полный криминальными рецидивами ключевых игроков, сотканный из разнородных тканей – путинизм.

Кто-то из мафии, захватившей власть в 1991 году, пошел этим путём. А кто-то остался в 90-х, и по прежнему грезит уголовщиной «пиратской республики», в которой власть и самый густопсовый криминал – неразделимы.

Таков, конечно, Михаил Ходорковский, который недавно отказался приехать на допрос в Следственный комитет, куда был вызван туда в качестве обвиняемого по делу об убийстве мэра Нефтеюганска Владимира Петухова.

Для Ходорковского преследования по уголовным делам всегда были ЛИЧНЫМ ОСКОРБЛЕНИЕМ. Это как если бы пахан в уголовной камере проникся правовым сознанием и стал бы судить (используя власть пахана) сокамерников по «красным» - т.е. писаным законам! Понимаете – пахан! – достал Уголовный Кодекс и стал судить по нему – вместо понятий и распальцовок!!!

Ходорковский свои права в победившей уголовщине подчеркивал. Он подчеркивал, что как вор в законе имеет право воровать и убивать, и не подельникам, таким же ворам в законе, его судить по уголовным статьям!

Ходорковский готов «рамсами раскинуть» в случае «непоняток» - но по уголовным традициям. Суд по писанному, казённому кодексу для Ходорковского – дик, нелеп и безумен!

Поэтому вор и убийца Ходор (а давайте всё же будем понимать, что он вор и убийца, без этого никуда) – скликает себе подобных, чтобы «в ответку» судить пахана, «ссучившегося» и на «мусоров» ставшего работать…

Для уголовников обвинение в «ссученности» - очень серьёзное обвинение. Уголовный цвет – черный, а красным цветом уголовники метят государственные институты. Так, тюрьма для бывших сотрудников МВД называется у них «красной зоной» и т.п.

Обвинение либералов в том, что Путин – «красный» следует понимать именно в уголовном смысле, т.е. как обвинение в «ссученности». В качестве другого примера живущих «не по понятиям» «коллег» «авторитетный» Ходор назвал братьев Ротенбергов.

Назвать тех «российских деятелей», с которыми он непосредственно взаимодействует, он отказался.

По его мнению, это может навредить им самим. Так поддерживаются традиции уголовной конспирации в воровском сообществе...

Но при этом Ходор перечислил «адекватных», на его взгляд, представителей российской элиты. По словам бывшего главы ЮКОСа, они могли бы работать в свободном демократическом обществе.

Нетрудно понять, что вор и убийца Ходор считает «свободным» обществом: это общество, в котором «ворам в законе» вообще никто никаких «предъяв» не кидает…

Ходор заявил, что смог бы работать с целым рядом чиновников, которые ранее трудились в правительстве. На вопрос издания «РБК» о том, кого из российских бизнесменов, чиновников и политиков Михаил Ходорковский считает своими союзниками или хотя бы единомышленниками, бывший руководитель ЮКОСа ответил, что знает вполне «нормальных, адекватных людей, которые при иной ситуации прекрасно бы работали в конкурентном, открытом, демократическом обществе». Среди них Ходорковский выделил Алексея Кудрина, Германа Грефа, Алексея Улюкаева и Эльвиру Набиуллину. Все эти люди, как отметил Ходорковский, «вполне конкурентоспособны».

Иначе говоря – это либеральный экономический блок российской власти.

Понимая, что «либерализм» лишь фиговый листок, а на самом деле речь идёт о власти организованной преступности, криминальной мафии, мы понимаем, что уголовщина удерживает наиболее прочные плацдармы в наиболее привычной и «сладкой» для неё экономической сфере.

Традиционно сторонясь погон, уголовщина входит во всё более острый конфликт с людьми в погонах, на уровне инстинкта тяготящихся уголовным беспределом, именуемым «либерализмом».

Положение верховной власти РФ двояко. С одной стороны – она ещё «есмь» конунг, предводитель шайки варягов. С другой стороны – она уже «есмь» и «царь», озабоченный беспорядочными грабежами и немотивированным насилием в своём царстве.

Тут всё прагматично и даже цинично: «смерды» (бесконечно презираемые Ходором или Юлией Латыниной) – дают налоги, дают рекрутов в армию, они составляют костяк государства.

Никто в Кремле «смердов» уважать не собирается – но давать «налетать» на них варяжским набегом, убивая и травмируя без счета и основания – такой "роскоши" Кремль тоже больше позволить не может.

Если общаться с "лохами" и "фраерами" методами Ходорковского - они вымрут или вконец обнищают. И кто тогда соберёт для Кремля хлеб, пробурит нефтескважину, выплавит металл? Кто даст солдат для защиты Кремля от многочисленных внешних врагов?

Но двойственность позиции Кремля – постоянно подчеркивается уголовным «авторитетом» Ходором.

Кремль пытается судить его государственным правом – Ходор почти в открытую требует судить его исключительно по понятиям, как в РФ изначально, с 1991 года, было принято.

Издеваясь над правосудием, Ходор постоянно подчеркивает, что судят его, изображая постные мины праведников – его подельники.

Ходор без устали разоблачает их лицемерие: мол, ходили по воровскому закону, а постарев – стали разные кодексы листать, будто прокуроры…

И в этих гримасах Ходора есть горькая правда. Но есть и другое: постаревшие подельники ещё и помудрели. Они стали понимать (не все и не сразу, и сегодня – ещё не до конца) – зачем люди придумали государство, законы и т.п. Они пришли к пониманию недопустимости перенесения криминального беспредела на сферу государственного управления.

Это мудрость – и есть основание для их амнистии. За 90-е некому судить – ибо все в них «замазаны». Но кто-то из «замазавшихся» нашел в себе силы остановиться и пересмотреть (хотя бы частично) поведение. А кто-то и с седой бородой промышляет «гоп-стопом», наймом киллеров для мэров и аферами в стиле «МММ»…

В числе последних – Ходор. Который видит соратников в лице Алексея Кудрина, Германа Грефа, Алексея Улюкаева и Эльвиры Набиуллиной.

А значит, в тяжело формирующейся из «варягов» государственной власти заложена под трон правителя колоссальной силы бомба – заряженная осколочными элементами «проклятого прошлого»…

Николай ВЫХИН, специально для «ЭМ»; 22 декабря 2015

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..