Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 55,8453 руб.
  • Курс евро EUR: 60,7932 руб.
  • Курс фунта GBP: 71,5490 руб.
Апрель
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

МЁД, ДА НЕ ТОТ!

Инвестиционная перспектива медовой отрасли

МЁД, ДА НЕ ТОТ! Башкирская пчеловодная отрасль — отнюдь не круглая сирота, лишенная внимания со стороны государства. Отдельные ее структуры получают свою долю ассигнований и дотаций из федерального и регионального, а также муниципальных бюджетов и иную помощь со стороны местных властей. Рынок меда в Башкортостане, как и рынки других продовольственных товаров, защищен тарифными барьерами — импортными пошлинами. Будут ли эти защитные механизмы работать и дальше?

Пчёлы водятся на всех континентах, нет их только в Антарктиде, питаются пчёлы пыльцой и нектаром, для чего у них имеется длинный хоботок для высасывания пыльцы из растений. Пчёлы занимают первое место среди группы насекомых опылителей. В природе 80% растений опыляются при помощи насекомых и лишь 20% ветром. Часто наличие или отсутствие урожая объясняется недостатком пчёл на участке.

Давайте глянем на ситуацию глазами инвестора. За годы реформ в Башкортостане в медовой отрасли произошли не только количественные, но и принципиальные качественные сдвиги. Производство меда увеличилось на 10 – 20%, хотя число семей пчел сократилось на треть. Изменился баланс сил: лидирующие позиции занял частный сектор, далеко на задний план отодвинув общественный и государственный.

Налицо признаки быстрой капитализации отрасли. На рынок вышли десятки частных компаний, действующих в сфере оптовых закупок, переработки, фасовки и торговли медом; производства пчеловодного инвентаря, маток и пакетов пчел, препаратов для борьбы с болезнями пчел; терапевтических и косметических средств и другой продукции. В основном это мелкие компании, оперирующие в условиях жесткой бизнес-среды.

Башкирское пчеловодство обладает потенциалом, который в принципе позволяет нам плавно вписаться в мировой рынок. Россия в целом производит 4% мирового меда и в последние годы уверенно делит вместе с Украиной и Индией 6–8-е место в списке крупнейших его производителей. При этом от 8 до 10% российского товарного меда – башкирский мед.

Отрасль высоко-конкурентная. Например, только в США до недавнего времени насчитывалось 2,3 млн ульев. Американский рынок меда, наиболее емкий для инвесторов, жестко защищал себя. 

Например, стоило Молдавии (члену ВТО, между прочим) начать угрожать американским пчеловодам поставками в размере 200 тонн меда, как она была тут же лишена доступа на рынки США и ЕС по надуманному предлогу: «из-за низкого качества продукции».

Однако сегодня инвестиционная ценность медовых программ кардинально меняется, и меняется в глобальном масштабе. Дело в том, что (и в этом огромный шанс для наших отечественных пчеловодов и бортников) по всему миру вымирают пчёлы.

Первыми забили тревогу пчеловоды из США. В этой стране 30% пчел погибло от того, что назвали «коллапсом пчелиных семей», появилось множество объявлений типа «куплю пчёл».

Кроме того, признаки загадочных исчезновений пчел появились в Китае, и сейчас в некоторых его регионах пчелы полностью отсутствуют. Фермеры нанимают опылителей, делающих работу, которую раньше за них делала природа. Источник глобального вируса пока неизвестен.

Исчезновение пчел – катастрофа. Оно лишит нас не только меда. Фрукты, орехи и овощи тоже исчезнут из нашего рациона. Неужели человечеству придется перейти на зерновую диету?

Пчелы США начали вымирать странным образом: взрослые особи стали отказываться от выполнения своих обязанностей (ученые так и не смогли найти объяснение этому феномену). Нетрудно понять, почему глобальных условиях наметилась очевидная тенденция увеличения экспорта меда в развитые страны Запада.

Если на протяжении 90-х годов он не превышал 150 т в год, то уже в 2005 г. только в США было поставлено 454 т., и далее тенденция прогрессировала.

 Это, безусловно, позитивная для башкирского пчеловодства тенденция. Мед – недооцененный инвесторами экспортный продукт, и с каждым годом упущенная прибыль от недостаточного инвестирования в пчеловодство составляет все более крупную сумму.

В дальнейшем многое будет зависеть от того, насколько эффективно мы сможем распоряжаться имеющимся потенциалом. Учиться этому, безусловно, придется в быстром темпе.

Ведь российский рынок – капля в медовом море. Инвестиционные проекты перспективны только в случае принятия правил мирового рынка меда.

Отдельные компании Башкортостана, которым стало тесно на внутреннем рынке продуктов пчеловодства, уже вышли на мировой рынок или заявляют о готовности к этому шагу. Они налаживают и расширяют контакты с зарубежными партнерами, вступают в международные организации, строят современные лаборатории и т.д. Это говорит о том, что отрасль начинает подтягиваться к мировым стандартам и выходить на новый уровень международного торгово-экономического, технологического и другого сотрудничества.

Есть и встречное движение. С 2003 г. швейцарская компания «Сенаско» закупает мед в бывшем СНГ и экспортирует его в страны ЕС и на восточное побережье США. Компания имеет собственную лабораторию для определения наличия в меде остатков хлорамфеникола, нитрофуранов, антибиотиков и вредных веществ. Образцы меда параллельно направляются и в лаборатории в Германии (Applica) и Франции (Cetam).

Готовые партии меда-сырца отправляют по железной дороге в Европу с промежуточной остановкой в Польше, где можно провести стандартизацию, фильтрацию и гомогенизацию продукта.

Монополисты наживаются на крупных инвестиционных программах, извлекают сверхприбыль, поскольку малым инвестиционным проектам нет места на международном медовом рынке. Розничная торговля «развесным» медом во многих странах ограничена по санитарным и другим соображениям. Продукт пчел все более остро конкурирует со сладкой продукцией не на ярмарочных и рыночных прилавках, а на полках магазинов.

Реализация товара через крупные продовольственные сети предъявляет более высокие требования к его качеству, внешнему виду и другим характеристикам, нежели продажа на обычном рынке.

Башкирский медовый рынок имеет сейчас все признаки рынка «непрозрачного» и «неорганизованного». Отсутствуют маркетинговые исследования, социальные опросы и другие «замеры», которые могли бы прояснить ситуацию.

По имеющимся оценкам, башкирские пчеловоды продают перекупщикам около 50% меда. Профессиональный же сектор, который теоретически мог бы составить конкуренцию посредникам, играет в башкирском пчеловодстве скромную роль. О кооперативах, занимающихся сбытом меда, слышно мало.

Но не только поэтому мед – инвестиционно недооцененный в Башкортостане продукт. Главное в другом: из товарно-денежных вопрос пчеловодства все более перерастает в социально-государственные программы финансирования. Мировое сообщество, с тревогой наблюдая за вымиранием пчел, медоносных опылителей, не пожалеет никаких средств, чтобы исправить ситуацию. Попутно будет пополняться медом и товарный рынок.

Так что, инвесторы, все в ваших руках! Копейка сегодня обернется в этой отрасли завтра рублем!

Петр Бобров.; 13 февраля 2012

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше
  • ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

    ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Говоря о проблеме частного предпринимательства, мы должны разъяснить те стороны вопроса, которые не понимали коммунисты, и не понимают либералы. КПСС после Сталина (подчеркиваем – ПОСЛЕ Сталина) вообще обходилась без частного предпринимательства, что и сделало систему в определённом смысле инвалидом, и предопределило во многом её крах. Либералы же – напротив, думают заполнить всё и вся частным корыстным интересом, думая, что «тут-то и жизнь хорошая начнётся». Но жизнь устроена не так, как думают коммунисты. И не так, как думают либералы. Истина – оказалась между двух основных стульев, на которые сел ХХ век…

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.