Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 56,3131 руб.
  • Курс евро EUR: 61,5052 руб.
  • Курс фунта GBP: 72,1258 руб.
Апрель
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

ДОХОДНОЕ МЕСТО

ДОХОДНОЕ МЕСТО ​Недавнее заявление Д.Медведева, который (аккурат после выборов) заявил, что демократия на местах должна развиваться, нужно, мол, увеличивать демократизм местного самоуправления – навела меня на мысли о неожиданном разделе ТРОФОНОМИКИ, связанном с местным самоуправлением и общинной демократией. Первой моей реакцией на слова Медведева было отторжение. Я честно признаюсь, что боюсь «демократии с мест». Один раз Горбачев уже выпустил этого джинна из бутылки – и чем все кончилось?

Забыли? Посмотрите на современную Украину. Это так же самая Россия, но только без Путина, Россия, в которой 90-е годы не думали заканчиваться, которая застряла в конце ХХ века и барахтается в тамошнем, нездешнем олигархическом хаосе…

Потом я стал думать, что нехорошо бычится на всякую демократию, даже если пострадал от демократии. Мол, реакционно это, да и что лучше придумаешь? Дыбу Ивана Грозного?

И заработала моя мысль в направлении нормализации этой самой «демократии с мест» - чтобы не получилось, как в недоброй памяти 1990 году. Чем дебилу и матерщиннику кляп изо рта вынимать – может быть, ему лучше с кляпом побыть? Где они, контуры той нормальной, растущей местной демократии, местного самоуправления, которые не дадут ему перерасти в махновщину и «зелёный» бандитизм? Где такая форма автономии общин, которая не обернется диктатом Цапков в Кущевской?

Ведь понятно же, что сегодня первые, кто будут рады любым формам расширения местного самоуправления – это Цапки и прочий местный криминал. 

Они и «выборы» проведут, и себе «народный мандат доверия» обеспечат. С ними там, на местах, в глубинке, не поспоришь больно…

Я стал думать о разнице между Охлосом и Демосом. Охлос, как ещё с древности известно – не выстроит демократии. Из самого корня слова ясно, что речь идет только о власти Демоса – но никак не Охлоса (у того охлократия, горбачевская и украинская образина жизни).

Знаете, какая самая главная разница между демосом и охлосом (и исторически, и по сути)? 

Демос – это совокупность хозяйствующих субъектов. Это народ в буквальном смысле слова «народ» - т.е. не просто собрание людских тел, но людские тела в контексте полей, лесов, строений, сооружений, орудий труда и т.п. Демос – это народ на своем рабочем месте, вместе со всем, что помогает народу жить и зарабатывать.

А охлос – и буквально и по сути – толпа. Это тоже собрание людских тел, множество людей – но не на земле, а на площади, битком набитой телами. Охлос – совокупность потребителей. Демос же – совокупность производителей. Демос – тот, кто говорит «кушать подано». Охлос – тот, кто говорит – «жрать давай».

И горбачевская демократизация обернулась охлократией, и украинская, и новая российская – если не продумать её механизм – обернется тем же. Нельзя просто бросить местечки один на один с сильными игроками, и думать, что выборы все расставят по местам. Мы получим миллион Цапков в каждом селе…

Какое отношение все, что я говорю, имеет к моей науке ТРОФОНОМИКЕ? Я думаю, вот какое:

Местное самоуправление не должно быть голым политиканством. Оно должно органично (и вторично) вырастать вслед за развитием местной инфраструктуры. Развитие бывает разное – я имею в виду трофономическое.

Чем инфраструктура отличается от просто структуры?

Настоящая инфраструктура (для неё и потребовалось новое слово, отделившее её от просто структур) – это такие капиталовложения, которые не снижают, а повышают свою отдачу при увеличении числа пользователей, при подключении новых потребителей. Казалось бы, чем больше пользователей зачерпнут из резервуара – тем меньше в резервуаре останется?

Не всегда.

Есть такие системы, которые чем больше делятся – тем больше становятся. Это и есть инфраструктура. Чем больше у неё пользователей, тем рентабельнее каждому из них её использование, грубо говоря, дешевле обходится.

Инфраструктурное развитие противостоит хозяйственному эгоизму рыночных игроков. 

Хозяйственный эгоизм воспринимает нового игрока как конкурента, как помеху своей работе. Оттого-то и малый бизнес никак не «хочет» развиваться – крупный бизнес топчет его ростки, рассуждая по принципу «меньше народу – больше кислороду».

До прихода трофономики мы имеем на местах аморфное сочетание хозяйственных звеньев, которые равнодушны или даже враждебны друг другу. Десяти хозяевам, растящим картофель, не нужен одиннадцатый картофелевод, в точности копирующий их. Он и землю займет, и конкуренцию составит на рынке, и вообще – зачем?

При попытке навязать местное самоуправление такому аморфному сочетанию местных жителей – что мы получим на выходе? Понятно, что: те, кто посильнее, объединятся, чтобы задавить остальных. 

При ослаблении «царского» контроля сверху вырастут злоупотребления местных элит, чувство безнаказанности толкнет их на более тяжкие преступления, чем они себе позволяли в условиях строго-иерархичной «вертикали власти».

Разве история ничему нас не учит? На выходе и Горбачев получил ФЕОДАЛИЗМ, и Украина получила ФЕОДАЛИЗМ – а ведь как красиво все начиналось – передадим полномочия на места, пусть люди сами выберут, и т.п.

Выбрали вон в итоге Ельцина и Порошенко, да и на низовом уровне не лучше (если не сказать – хуже).

А как же быть с местной демократией, чтобы она не вырождалась в феодализм? Я думаю, ни в коем случае тут нельзя ускорять и подталкивать процессы. 

Местная демократия должна вырасти из первичной, экономической кооперации местного населения.

И начинать нужно с таких чисто-экономических систем, которые составили бы трофономическую инфраструктуру местности. Эти системы не отталкивают, а наоборот, привлекают новых участников по принципу «чем больше, тем лучше». Эти системы заинтересованы в наращивании числа элементов, в привлечении новых людей – потому что чем больше элементов, тем выше личная выгода каждого элемента.

Такие системы – по-настоящему демократические, а не охлократические. Они способны самоуправлятся, а охлократические сборища крикунов – нет. Охлократия способна только к разложению и саморазрушению, но никак не к самоуправлению.

Демократию можно выстроить (исторически она только так и строилась) – из материала особой кооперации, которая снижает издержки участников через их массовость.

Напомню формулу оптовой скидки:

                                                            N / M < NY/ Y(0,XM)

Казалось бы, что 10 деленное на 5 – то же самое, что и 100 деленное на 50. И пока это так – никакого основания для оптовой скидки не будет.

Что десять рублей делить на пять работников – будет два рубля лично в руки, что сто рублей делить на пятьдесят работников – тоже будет два лично в руки. Зачем же трудиться в составе большого коллектива, если получается то же самое, что и в маленьком?

Но не всегда.

Оптовая скидка формируется там (и настолько) – где увеличение количества сокращает издержки производителя. В частности, инфраструктура работает на всех сразу и ни на кого в отдельности.

Внутри формулы оптовой скидки я рекомендовал бы искать и формулу той инфраструктурной кооперации, которая становится фундаментом нормальной и вменяемой (не горлопанской) местной демократии. 

Местное самоуправление строится как институт защиты и обслуживания местных трофономических систем – снижающих издержки всех сразу, и чем больше участников скидки – тем больше скидка.

Вначале формируется уникальный хозяйственный уклад местности (трофономика – использование уникальных особенностей территории для снижения издержек её производителей), инфраструктура уникальных местных хозяйственных стимуляторов, катализаторов. Будет ли это изобилие воды для гусеводов или местная ветрогенерация в ветреных местах, или хозяйство вдоль оживленной трассы, или машинно-тракторный парк общего пользования – не так важно.

Важно, что возникает система:

1)Уникально привязанная к месту.

2)Снижающая издержки производителя.

3)Снижающая издержки всех сразу и никого в отдельности от других.

Когда возник такой комплекс совместного пользования, требующий не взаимной борьбы (как в аморфных скоплениях) а совместной дружной работы по его поддержанию – на его основании и может вырасти местное самоуправление.

Это и будет демократия. А не разгул пугачевщины охлоса… 

Тимур САВЧЕНКО, аналитик "ЭиМ", Южный федеральный округ.; 16 сентября 2014

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше
  • ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

    ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Говоря о проблеме частного предпринимательства, мы должны разъяснить те стороны вопроса, которые не понимали коммунисты, и не понимают либералы. КПСС после Сталина (подчеркиваем – ПОСЛЕ Сталина) вообще обходилась без частного предпринимательства, что и сделало систему в определённом смысле инвалидом, и предопределило во многом её крах. Либералы же – напротив, думают заполнить всё и вся частным корыстным интересом, думая, что «тут-то и жизнь хорошая начнётся». Но жизнь устроена не так, как думают коммунисты. И не так, как думают либералы. Истина – оказалась между двух основных стульев, на которые сел ХХ век…

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..