Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 57,4762 руб.
  • Курс евро EUR: 60,4535 руб.
  • Курс фунта GBP: 71,8050 руб.
Февраль
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28          

​А.Леонидов: МАСШТАБЫ ПРОВАЛА

​А.Леонидов: МАСШТАБЫ ПРОВАЛА Мы уже более 30 лет откровенно падаем. Если бы нам в 1983 году показали мир 2016 года – мы бы охнули от ужаса и недоверия, причем по обе стороны Атлантики. Происходит одичание масштабов немыслимых, невероятных – и оттого сознание пытается выбросить эту тему, избавится от неё. Сознанию обывателя милей вопросы локальные, которые занимают мало места и решаются быстро, конкретно… Но останется ли само это «сознание обывателя»? Не станет ли по итогам процесса мозг среднего человека по силе идентичен бараньему сигнальному сгустку нервов в черепе?

Начнем с того, что в погоне за «свободой» (выраженной в погоне за удовольствиями – чувственными, потребительскими и т.п.) люди забыли об исходной формуле цивилизации, сакральной и основополагающей в более жёсткие эпохи.

А именно: цивилизация есть сгусток воли, противостоящей тупому, примитивному естеству.

Естество, естественное поведение грубого человеческого существа, его первичных инстинктов – противоположно цивилизации и цивилизованности.

Культурные растения, выведенные для грядки искусственно, селекционерами – противостоят естественным растениям (дичкам, сорнякам). Предельной естественности поведение человека достигает у дикаря: он ведёт себя так, как велит ему его природа. Напротив, наиболее цивилизованный человек наиболее несвободен в поведении, он скован нормами этики, эстетики, этикета. Его поступки постоянно сверяются с возможными их последствиями – а потому часто выглядят (особенно в глазах дикаря «без комплексов») – вымороченными, нелепо-скованными.

Естество не знает нормы или аномии[1]: всё, что выживает, в естественных условиях нормально (будь оно крокодил или глист в кишечнике), а всё, что погибает – ненормально. На эту тему сперва робко заговорил Г.Гегель[2], а после – совсем без всякой робости – заговорил о ней фашизм. Под фашистской апологетикой поведенческого «беспредела» плавает во мгле европейских бездн подсознания более глубоководное чудовище, оккамизм, положивший считать жизнь человека бредом бессвязности[3].

Откуда же вообще возникает цивилизация, как таковая – если она враждебна зоологическому естеству и по сути – противоестественна (верующий скажет – «сверхъестественна»)? Цивилизация возникает как Идея. Не как каменный топор или костяная острога, а как навязчивая мысль, неотступный образ в голове.

Она возникает – как Идея переделки естественно-животной основы того, с чем сталкивается, с чем имеет дело. И это главная причина в том КАЖУЩЕМСЯ ПАРАДОКСЕ – когда цивилизация сочетает в себе революционность и догматизм.

Этого никогда не понимали ни революционеры, ни догматики. Каждый видел в цивилизации своё. Революционеры рвали её, перетягивая к себе, видя только лишь её преобразующую функцию. Догматики - делали то же самое со своей стороне, видя в цивилизации лишь её упорядочивающую, под одну гребёнку всех причёсывающую функцию.

Правда же в том, что у цивилизации преобразующая и упорядочивающая функции неразделимы.

Цивилизация преобразует – с целью упорядочить, и упорядочивает с целью преобразовать. По оба борта её корабля – пучины. С одной стороны – пучина безобразников, мечтающих о революции хаоса, о высвобождении низших сторон человека из-под гнёта «условностей» и «запретов». С другой стороны – пучина начетников, схоластов, окаменевших догматиков, мечтающих об упорядочивании окончательном, детальном, полном – и регламентированном навсегда, без прогресса, без перемен.

Кто опаснее для цивилизации? Думаю, обе пучины одинаково опасны. Но мы сегодня говорим не об их глубинах с монстрами мракобесия, а о самой цивилизации.

Она возникает там и тогда, где ломает об колено естественно-животную основу бытия. Она заставляет действовать вопреки инстинктам, похотям, капризам плоти. Она разделяет мысли на «правильные» и «вздорные», отсеивает вздор, надевает на человека и узду, и хомут… И седло, и в определённом смысле – шоры. Ведь идти можно только в строго заданном направлении! Блудомыслие – такой же враг цивилизации, как и слабоумие – если не пострашнее…

Цивилизация создаёт сакральные смыслы, которым подчиняет наличную базу непосредственных благ. То, чем люди раньше просто жили – теперь должно служить для поклонения святыням данного общества.

Грубо говоря – человеческое стадо паслось на лугу с вкусными корнеплодами. Оно их жрало бездумно, а численность его регулировалась естественным путём – лишние, которым корнеплодов не хватало – умерщвлялись или изгонялись. То есть – это протообщество приспосабливалось под свою непосредственную кормовую базу.

Теперь, вообразим, возникла святыня, сакралия: нельзя убивать, нельзя регулировать рождаемость, это грех, табу! Эта святыня ломает прежние отношения: людей всё больше, теперь никто не есть корнеплодов досыта, у сильных корнеплоды отбирают коллективной волей для слабых…

Нарушена естественная регуляция, что подрывает базу непосредственных благ.

Альтернатива (вызов в терминах Тойнби): вымирать или придумать базу опосредованных благ, начать приспосабливать базис под надстройку, кормовую базу под общество (а не наоборот, как было в доисторические времена и как есть доселе в мечтах либералов-рыночников).

Так, и только так возникает производительное хозяйство, луг начинают расширять, болота – осушать, за урожайность корнеплодов бороться, знания об этих искусствах собирать, копить, передавать и т.п.

Производительное хозяйство (со всей его трудовой маетой) не могло бы возникнуть иначе: ведь в протообществе сильным всего и так хватало, без маеты с мотыгой, а на слабых было просто наплевать, и никто не думал, куда они исчезают…

Ломая низшее естество человека – цивилизация в соответствии со своими святынями (подчинившими себе базу первичного выживания) – формирует блок запретов, табу – и симметричный ему блок ПООЩРЯЕМЫХ ДЕЙСТВИЙ.

Поощряемые действия в цивилизованном обществе – в корне отличаются от «полезных действий» зоологического индивида. Поощряемые действия оторваны от непосредственной выгоды индивида, и вообще, прямо скажем – не всегда полезны (иногда полезность им приписывают ошибки и предрассудки общества). Зоологический индивид сам себя поощрял за свои действия (откуда и возникло их деление на полезные и бесполезные): сорвал банан – вкусил сладость, и т.п. Теперь ситуация в корне иная: поощряемые действия адресованы обществу, и вознаграждаются обществом.

Что касается линейки «святыни=> табу =>…» то она очевидным образом выводит нас к террору, политическим репрессиям.

Поощряемые действия поощряемы, симметрично этому нарушение табу караемо, и чем жёстче – тем отчетливее цивилизованная природа общества.

Так возникает АГРЕГАТ ЦИВИЛИЗАЦИИ – состоящий из святынь в центре, базирующихся на владении базой непосредственных благ и перерабатывающих их в базу опосредованных (новых, искусственных) благ. Для нужд переработки цивилизация поощряет действия, которые дикарю кажутся не только непонятными, но и нелепыми.

А для нужд защиты святынь (своих базовых ценностей) – цивилизация выпускает аппарат террора, подавления святотатцев.

Понятно, что при такой анатомии у цивилизации обязательно сформируется и центр РАСЧЁТА, то есть попытка рассчитать грядущее на основе опыта прошлого.

Человек перестаёт действовать непосредственно, под воздействием инстинктивных животных позывов, и начинает РАССЧИТЫВАТЬ ПОСЛЕДСТВИЯ действий. Раз начавшись, этот процесс будет совершенствоваться. А именно: уточнение расчетов, упорядочивание стандартов.

Кто начал заниматься расчетами – неотвратимо и неизбежно придёт к идее ПЛАНОВОГО ХОЗЯЙСТВА, поскольку расчет и план на будущее неразделимы. Человек, научившийся считать – уже начал строить плановую экономику…

Это связано с тем, что стихии часто противоречат святыням человека, и цивилизованный человек не желает подчинятся стихиям, слепым, непредсказуемым, он хочет подчинить стихии – подобно тому, как одомашнил зверей, поймал молнию с помощью громоотвода и нагрел дом в пику естественному холоду за зимними окнами…

В расчетах планового хозяйства сливаются главные составляющие цивилизации, как явления: революционность и догматичность. Мы рассчитываем наперед перемены, порой революционного характера – с целью упрочить власть наших святынь, подчинить неуправляемые процессы нашей вере, нашим представлениям о том, что должно быть, а чего не должно.

Мы – одновременно и революционеры и догматики. Так и только так складывается цивилизация – удивительно ли, что в XXI веке, с его одновременной атакой и на революционность и на веру – мы наблюдаем распад самых фундаментальных основ человеческой цивилизации?!

(Продолжение следует)



[1] АНОМИЯ (франц. anomie, англ. anomy, от греч. ἄ – отрицательная частица, νόμος – закон) – состояние общества, в котором поведение людей выпадает из сферы нормативного регулирования со стороны общества, когда отсутствуют всякие этого нормы и люди считают прежде существовавшие нормы «предрассудками»

[2] Г.Ф.В. Гегель утверждает, что «все действительное разумно и все разумное действительно». Таким образом, всё, что тем или иным способом утвердило своё существование, получает индульгенцию как «РАЗУМНО УСТРОЕННОЕ».

[3] Учение Оккама – как наиболее оформленная в стройную систему традиция европейского средневекового НОМИНАЛИЗМА (терминизм Оккама) – отрицает реальность любых ОБЩИХ ПОНЯТИЙ и всякий случай считает уникальным. Общее понятие – лишь расплывчатое воспоминание о нескольких случайно-схожих конкретных случаях из конкретной практики. Таким образом, жизнь представляется БРЕДОМ БЕССВЯЗНЫХ КАРТИНОК, в ней нет убийства вообще, воровства вообще – как нет никаких общих понятий. Каждое действие уникально, а его оценка – случайна.

Александр Леонидов; 15 июля 2016

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше
  • ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

    ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Говоря о проблеме частного предпринимательства, мы должны разъяснить те стороны вопроса, которые не понимали коммунисты, и не понимают либералы. КПСС после Сталина (подчеркиваем – ПОСЛЕ Сталина) вообще обходилась без частного предпринимательства, что и сделало систему в определённом смысле инвалидом, и предопределило во многом её крах. Либералы же – напротив, думают заполнить всё и вся частным корыстным интересом, думая, что «тут-то и жизнь хорошая начнётся». Но жизнь устроена не так, как думают коммунисты. И не так, как думают либералы. Истина – оказалась между двух основных стульев, на которые сел ХХ век…

    Читать дальше
  • ИЗДАТЕЛЬСТВО КНИГАМИ ПОЛНИТСЯ!

    ИЗДАТЕЛЬСТВО КНИГАМИ ПОЛНИТСЯ! Отдохнуть душой в кипящих буднях огневой современности поможет наше братское уфимское начинание - сетевое издательство "Книжный Ларёк". Он даст вам представление о живом литературном пульсе российской глубинки.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..