Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Ноябрь
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

ВЫБРОСИТЬ "ЧУЖИХ" ИЗ ГОЛОВЫ

ВЫБРОСИТЬ "ЧУЖИХ" ИЗ ГОЛОВЫ ​Моя юность приходится на рубеж 80-90-х годов ХХ века, и прошла в твёрдом убеждении о преступности большевизма и сталинизма. Сегодня мне легче говорить с современными либеральными зомби, потому что я сам был зомби, и если я вылечился – то, стало быть, и другие могут вылечиться. Анализируя свои убеждения начала 90-х, могу сказать так: убеждения возникают под воздействием множественных повторов какой-либо информации, не встречающих возражений. Сперва человек узнаёт некую информацию, потом снова и снова получает её подтверждения, а опровержений не получает.

Отсюда внушение перерастает во внутреннее убеждение человека. Когда убеждение сформировано – оно начинает само себя защищать, оно обладает, будто живое существо, инстинктом самосохранения. Те опровержения, возражения, которые на ранней стадии (т.н. прилога) были бы приняты, отфутболиваются, человек бежит и закрывается от них.

Зачастую таким путём в голове у человека поселяется чужая мысль, порождённая чужими интересами и в чужой человеку обстановке. Эта мысль, как инородный паразит, выгрызает в голове у человека его собственную личность, и подменяет её функциональным зомби...

Таким образом, формула формирования убеждённого фанатика – пустая голова, многократные повторения одного и того же при отсутствии опровержений. Когда голова уже не пуста, когда в ней поселилось убеждение – оно сопротивляется новой информации, которая ему противоречит.

Человек пустоголовый (скажем, школьник, не имеющий жизненного опыта) – вбирает всё, любую муть, любую ересь. Когда же голова наполнилась – она отторгает новое содержание, противоречащее наполнителю. Человек упёрся – и, как правило, упёрся навсегда. Поэтому и говорят, что в споре победить нельзя – носители определённых взглядов иногда вымирают, но до этого – не меняются. Это не совсем так, но близко к истине.

И здесь мы снова выходим на великий спор реализма с номинализмом, снова задумываясь – что такое слова (термины) и что такое суть (реальность)?

+++

Убеждения имеют вербальный код. Они проверяют соответствие символов, условных значков. Если условные значки «свои» - значит, всё в порядке. Если значки иные – значит, в голове звучит сигнал тревоги…

Это и есть номинализм – когда слово-знак подменяет реальное содержание. Кто говорит наши слова – тот наш. Кто говорит неприятные нам слова – тот враг…

Такой номинализм открывает широчайший простор для ОБОРОТНЕЙ. Выучив правильный набор слов, оборотень легко проходит «фейс-контроль» и легко покрывает свои преступления против «убеждённых», всякий раз успокаивая их привычно им звучащей фразой.

Это и феномен Горбачёва, и феномен Ельцина, и феномен Собчака[1], и феномен современного «украинского национализма» - который в реальности, по сути, является не любителем, а пожирателем, аннигилятором украинского этноса.

Главное – болтай правильные слова, выставляй правильные флаги и вымпелы – и будешь «свой». И упаси тебя Бог сказать не тот пароль, даже с самыми добрыми намерениями – фанатики «идейности» растерзают тебя, как бешеные псы…

Конечным процессом является обесценивание слов, аннулирование их, как обозначений. Возникает придурошный и причудливый мир, в котором слова живут, оторвавшись от явлений, из обозначительных этикеток товара превращаются в сам товар.

+++

Было бы странно, придя в магазин, купить вместо джема или кетчупа пустые упаковки от джема или кетчупа; но давно уже никто не удивляется, что слово «демократ» устойчиво закрепилось за представителями ничтожного меньшинства народа, перестало обозначать «народность» и превратилось в самоценное самоопределение.

Когда мы наконец, сообразили, что это абсурд, пиршество оборотней, парад ряженых – мы захотим покончить с номинализмом (терминизмом). Мы требуем, чтобы тень знала своё место, а обозначение – обозначало бы явление, а не собственный звуковой ряд!

Тогда начинается в головах реванш реализма. Мы начинаем ревизировать вербальные коды, сводя их к реальным событиям в нашей жизни, в нашем непосредственном опыте.

Выдающийся современный писатель, Юрий Козлов в романе «Одиночество вещей», описывая, между прочим, и мою юность (они у нас с ним похожие) – пишет о «твёрдых антикоммунистических убеждениях», столкнувшихся с бытовыми неурядицами.

Люди не подвергают сомнению пропаганду о зле коммунизма, но им всё хуже и хуже при этой пропаганде. И тогда люди в сердцах кричат: «Хрен с ним, с социализмом-коммунизмом, было бы что пить-жрать да чем прикрыть срам!» Пусть весь коммунизм – ложь на лжи, но при нём было! Пусть вы говорите кристальную правду – но при вас не стало!

От бытового раздражения – шаг до идеологического преображения. А может ли злое и вредное быть правдой, истиной? А может ли доброе и благополучное быть ложью и обманом?

Так вербальный код в голове (слава нации, украина понад усё) терпит поражение в битве с реальностью (украина в дерьме, и я вместе с ней в дерьме, и мы всё глубже туда погружаемся). Отказ от вербального кода очень труден, человек принимает его за предательство, причём предательство самого себя. Но под воздействием реальности человек начинает вкладывать в словарный ряд совершенно иное содержание.

Умный идеолог в этом случае скажет: «не нарушить я пришёл, но исполнить». Люби и дальше, что любил, но прекрати выражать свою любовь в убийстве и пытках предмета любви…

+++

Теперь мы понимаем ещё кое-что: ценности бывают внушёнными и бытийными.

Внушённые ценности выражаются в словах и связаны с феноменом «красноречия», базируются на формулировках. Бытийные ценности интересны тем, что имеют ДОВЕРБАЛЬНЫЙ характер, то есть существуют ДО ВСЯКИХ СЛОВ и формулировок.

Например, мы дышим, и это не обсуждается. Как и очень многое другое – вроде голода, холода, отчаяния – существует без слов и до слов. Есть вещи, которые не нужно вербализировать (выражать словами)- чтобы понять и принять.

Все эти ценности называются бытийными, потому что объединены одним понятием: Бытиё. У животных нет разделения быта и бытия, быт – единственное бытие у животного. У человека есть чёткое деление на быт и Бытиё[2].

Наше присутствие в Бытии – есть наша базовая и исходная ценность. Она до всяких слов. Мы есть сегодня – это быт. Мы есть всегда – это Бытие[3].

Вербальный код идеологии – скажем, фраза «Ленин гад». Мы его не видели, при нём не жили, нам сказали, мы поверили.
Бытовой код идеологии – скажем, получение квартиры. Мне её дали (или не дали).
Бытийный код идеологии, в описываемом нами случае - сам принцип получения квартир.

Они вообще бесплатно всем предоставляются? Или не всем? А кому – если не всем? Или они продаются? Если продаются – то по какой цене? Доступна ли она моему семейному бюджету? Или равна, в моём случае, полёту на Марс, то есть столь же малодоступна для меня, как космические расстояния?

На словах ты всем сердцем поддерживаешь лозунги «Ленин гад». Это твоё убеждение, которое никогда не позволит тебе голосовать за коммунистов. Но в глубине души тебя всё равно печалит, если тебе квартиры не дали, и действует принцип, по которому не видать тебе её никогда…

Казалось бы, какая связь между давно помершим Лениным – и неполученной тобой квартирой?

Он-то гад, а ты-то нет, почему тебя за него наказывают?! Почему в твоей жизни пропали вдруг все и всяческие перспективы? Почему нет ни роста уровня жизни, ни служебного, ни образовательного роста?!

Каким образом Ленин-гад связан с твоей личной печальной бытовой ситуацией?!

+++

Когда ты лично попал в дерьмо (а более 90% жителей бывшего СССР однозначно попали в дерьмо непролазное) – начинается утопическая стадия твоих представлений о мире. Из того, что «всё плохо» вытекает простая мысль:

-А как было бы хорошо, если бы было хорошо!

И человек начинает фантазировать – а как было бы «хорошо» вместо текущего «плохо»? И в этих своих фантазиях он начинает, по сути, реконструировать советскую жизнь, советские механизмы взаимоотношений, только с лозунгами «Ленин-гад!» на всех стенах вымышленного им «города счастья»…

Человеку не нравится быть бездомным, нищим, беззащитным, униженным. И он придумывает, что «хорошо» - это когда у него есть просторный дом, достаток, когда он защищён и его уважают. Но поскольку человек помыкался в нищебродах и лузерах – он понимает, что это нужно распространить и на других тоже.

Во-первых, «кто сам просился на ночлег – скорей поймёт другого»[4]. Во-вторых, умный человек понимает, что процветая посреди ада, он будет вызывать зависть, ненависть, его попытаются ограбить и убить. И чем больше будет обездоленных – тем больше будет желающих ограбить и убить.

Итак, я хочу быть уважаемым и обеспеченным. Хорошо бы, чтобы и другие такими стали. Наконец, последний штрих: если человек умный, то он поймёт, что сразу всё не получится. Нужно отталкиваться от наличных средств, и постепенно идти к намеченному идеалу. Например, нельзя получить квартиру в непостроенном доме. Значит, дома нужно вначале построить – а потом людей в них расселить.

Так, под лозунгом «Ленин – гад!» осуществляется смысловая и бытийная реконструкция советского образа жизни.

Она чужда звонкой фразе и вообще словам, она может облекаться в любые слова – потому что она всего лишь зрительный образ благополучия, нормальной, хорошей, человеческой жизни.

Если человек не сумасшедший – то к этому ОБРАЗУ он придёт в силу железных законов логики. Потому что если есть Бытие, то из него вытекает и всё остальное.

Противясь пиршеству смерти, чёрному зеву небытия – противишься и антисоветизму. Не всегда, между прочим, осознавая, что противишься именно антисоветизму…

+++

Умный богатый непременно спросит у теории: а почему я богатый, а другие – нет? Тем более это спросит умный бедный. Кем бы ни родился человек – при наличии разума вопрос о причинах равенства и неравенства будет непременно поставлен…

Рационализм – вообще штука довольно тоталитарная. Например, рациональное мышление настаивает, чтобы лекарство получал тот, кому оно действительно нужно, а не тот, кто ближе к аптеке оказался. Ситуация, в которой больные лекарства не получают, зато здоровые жрут таблетки горстями – иррациональна, согласитесь…

Другой пример: человек ходит с лейкой и поливает болото. Снова и снова поливает болото, где и так полно воды, а сухой участок выгорает, лысеет – потому что ни капли воды не получил. Это рационально? Или же это сюрреализм?

Обобщая приведённые примеры, скажем: с точки зрения рациональной предметы (лекарства, воду и т.п.) должны получать те, кому они действительно нужны. А те, кому данный предмет совсем не нужен – запросто может обойтись без него. Нет?

Теперь берём современный капитализм-антисоветизм. Весь он построен на зверином, доисторическом доминировании, т.е. наслаждении от собственной крутости альфа-самцов (или самок). Крутость же выражается в иррациональности, в настаивании на неразумном.

Рациональное действие убедительно, а потому не требует крутости. Если я вывел вас из горящего дома – то тут дело не в моей крутости, а в вашем решении. Я объяснил – вы приняли. А вот если я вас вытолкал из дома, которой ни разу не горел, и причин не объяснил – то я крут, я самец, я могу себя бить кулаками в грудь и реветь победной гориллой!

Именно поэтому косматая архаика доминирования намертво срослась с иррациональностью и сюрреализмом.

У одних нет даже комнаты голову преклонить – у других дворцы с комнатами, в которых они ни разу не заходили.

Один не получает самого мелкого минимума, необходимого ему позарез – другой получает гигантские и совершенно ему не нужные субвенции ни на что, ни для чего.

В стране горьких нищих на банковских счетах пухнут процентами миллиарды депозитных вкладов физических и юридических лиц, попросту не нашедших применения своим деньгам.

Болото поливают обильно – в пустыне нет и капли воды. Больным нет лекарств – здоровые гребут ненужные им лекарства лопатами…

Обобщая: одни не получают самого нужного. Другие складируют и гноят возле себя совершенно ненужные им вещи, с одной, зоологической, целью: доказать всем (и себе) – как они круты и насколько «альфы».

Безумный быт порождает и безумные представления о Бытии. Если мы оказались «в мире животных» - то всё, что сверх отношений животных поплавком вылетает вон из нашей среды.

Как справедливо писал известный американский философ и публицист Ноам Хомски о воспитании американской молодёжи: «Качество образования, предоставляемого низшим общественным классам, должно быть как можно более скудным и посредственным с тем, чтобы невежество, отделяющее низшие общественные классы от высших, оставалось на уровне, который не смогут преодолеть низшие классы».

То есть, говоря проще, образовательная система должна репродуцировать не ум, а тупость. Она должна не просвещать, а препятствовать просвещению человека. И ясно, зачем: чтобы человек не задавал неудобных вопросов, потому что, по словам В.Авагяна -

- «в обществе, разделённом на бедных и богатых, умный бедный страшнее властям, чем сто разбойников».

Но богатые сегодня вовсе не пылают страстью стать кастой жрецов-хранителей мудрости.

Пост-советский нувориш в корне отличается от традиционного аристократа. Тот-то был «сосудом завета», он нёс в себе культуру мира, знания, и для этого высвобождался из тисков убийственно-тяжкого труда простолюдинов. Пост-советский мажор – продукт бунта зверя против цивилизации, все его поступки и мотивации зверины, а с точки зрения культуры он стоит на низшей её ступени.

Поэтому плохое образование для низов сочетается с ещё более худшим образованием для «элиты». Низам лишнего знать не положено, а верхи не привыкли трудиться, они стремятся «без проблем» купить диплом, как и всё в их жизни.

Это как с медициной. Медицины для низов просто не стало, низы предоставлены сами себе, и только. Медицина же для верхов настроена обманывать богатых клиентов, поэтому она ещё страшнее для пациента: она выдумывает ему несуществующие болезни, растягивает сроки его болезни, чтобы подольше продержать «на платной основе», впаривает богатому лоху дорогие, но при этом вредные лекарства и т.п.

В итоге бедняк, которому нечем платить, и которого просто «послали» - зачастую в лучшем положении, чем до смерти залеченный богатый пациент…

+++

Антисоветизм создал общество, которые выступает паразитом, грызущим собственное прошлое (причём в США не в меньшей степени, чем в СССР).

Это общество состоит из несчастных изгоев и беззаботных плясунов. О первых все забыли, вычеркнули их из жизни, вторые же резвятся в режиме «акуна матата», абсолютно не задумываясь, что нужно для поддержания цивилизационного громадья, которым они так охотно пользуются…

Для того, чтобы в этом обществе что-то исправить, нужно в любой сфере – заниматься ре-советизацией. То есть реставрировать обрушившийся ХХ век, который немыслим без СССР и является совокупностью отброшенных СССР теней. В том числе и Запад ХХ века – это ответ на «советскую угрозу», а вовсе не самостоятельно сложившаяся данность.

Если мы провалились в колодец – то у нас есть только один путь: вылезать наверх. От упрямства можно начать копать колодец вглубь или вбок, прокопать метр или десяток метров, чтобы очутится всё в том же колодце…

Нам нужно упорядочить человеческие отношения, пребывающие в первобытном хаосе (каменные джунгли).

Нам нужно вернуть планирование – чтобы сперва думать о том, что мы делаем, а не делать все свои дела бездумно.

Нам нужно вернуть рациональность взамен дикого иррационализма - рациональность требует для всего оснований, звериный же рёв сам себе основание, и вместе им не сойтись.

Нам нужно вернуть авторитет культуры и образованности человека, ныне полностью вытесненный авторитетом безличного бумажника, делающего «великим» любого, у кого он окажется в кармане[5]. Ведь учёность и книжность – основа цивилизации, немыслимо опереть цивилизацию на безликий бумажник с условными значками зоологической крутизны…

Нам нужно вернуть законность, но юридическое равноправие немыслимо без экономического равноправия.

+++

Наконец – самое страшное – нам придётся вернуть и политический террор, потому что движение – есть преодоление сопротивления. Упыри и звери сами не уймутся и перемирий не заключают. Как вы себе представляете перемирие с медведем, львом, тигром? Если вы разрешили жить упырю (скажем, сынку Шухевича) – это вовсе не значит, что он «из благодарности» разрешит жить вам.

Если люди не уничтожают упырей – упыри начинают уничтожать людей, таков закон жизни. Это тоже бытийная ценность, которая может быть обыграна любыми словами, но нормальному человеку понятна до слов и без слов. Есть дело – а есть помехи делу. Чтобы сделать дело – нужно устранить помехи. Не хочешь устранять помехи – тогда и за дело не берись…



[1] Удивительно, но этот циничный «папа римский» всей российской коррупции и мафиозности начинал как пламенный «борец с коррупцией» и преследовал старых партийцев буквально за какие-то ничтожные мелочи, «у народа украденные»…

[2] Быт – текущее существование, Бытие – существование вне времени, связанное с вечностью. Если я сегодня сыт – то это бытовое. Если я думаю о сытости на завтра, послезавтра, и не только своей, но и вообще человека – я думаю о бытии.

[3] Бытие включает в себя:

Текущий быт + развёрнутую в бесконечность (инфинитика!) тенденцию этого быта, его обобщение, классификацию средствами разума.

[4] «кто знает, как мокра вода, как страшен холод лютый – то не оставит никогда прохожих без приюта».

[5] Навязчивая реклама онлайн-казино «Азино» с российским рэпером Виктором Гостюхиным в главной роли, больше известным как Витя АК, которая внезапно появляется в фильмах и сериалах, стала причиной для массовых жалоб пользователей рунета. Она отражает современную идеологию, особенно в её молодёжной версии: «Поднял бабла, стали другими дела, стали считаться со мной, знают, кто теперь я… Азино три топора, трачу и не плачу, то, что поднял вчера, поймал удачу и держу за оба крыла… Азино три топора, началась игра. Всё по чеснаку. Если поднял, отгрузят бабла. Тяну за канат и макака поймала банан. Сегодня я гуляю и бабки не влазят в карман». Интересно отметить, как, по мнению идеологов современности, РАЗОМ меняется бомж, случайно выигравший в лотерею. С ним начинают считаться, узнав, «кто теперь он». То есть человеческая личность вытеснена полностью, есть только наличие денег – или их отсутствие…

Николай ВЫХИН, специально для «ЭМ»; 1 ноября 2017

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • МИР И ОБЕЗДОЛЕННЫЕ

    МИР И ОБЕЗДОЛЕННЫЕ От редакции: кратко выраженная суть нашего противостояния с западниками заключается вот в чём. Западники хотят вести нас чередой прозападных либеральных революций, каждая из которых всё глубже погружает нас в задницу. А мы не хотим погружаться в задницу. А либералы западники не хотят, чтобы мы этого не хотели. Они хотят, чтобы мы уподобились украинцам, у которых лесенка майданов сводит общество в каменный век, рождая в массах восторг и эйфорию «избавления от культуры»…

    Читать дальше
  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.