Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 59,6564 руб.
  • Курс евро EUR: 66,6780 руб.
  • Курс фунта GBP: 75,9903 руб.
Июнь
пн вт ср чт пт сб вс
      01 02 03 04
05 06 07 08 09 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

«ТЕОРИЯ ФИРМЫ» И ВРАГИ РОССИИ

«ТЕОРИЯ ФИРМЫ» И ВРАГИ РОССИИ Для того, чтобы понять, каким образом «теория фирмы» связана с разрушением России, как она превратилась в базовый идеологический инструмент по развалу страны – нужно рассмотреть, прежде всего, ключевые элементы «теории фирмы». В понимании многих экономистов (далеко не только либералов) «фирма» - это некая автономная система, живущая вне и помимо государства и общества. «Фирме», как понятию, противостоят понятия «филиал», «дочернее предприятие» и т.п., подчеркивающие базовое различие между собой и фирмой. «Филиал» не является «фирмой» и наоборот. У районного отделения «Газпрома», к примеру, могут быть своё отдельное здание, адрес, печати и штампы, бланки, своя бухгалтерия и т.п. Однако ничто из вышеперечисленного не делает филиал отдельной фирмой с точки зрения «теории фирмы»…

Нам навязывают взгляд, который делает нас слепыми, и потому – лёгкой добычей. Нам говорят, что есть государственные предприятия и частные фирмы, между которыми кладут пропасть организационных форм деятельности. Разнятся оценки госпредприятий (для либералов они плохие, для державников – хорошие), но само деление мало кто пытается опровергать!

Однако если мы присмотримся к избитому штампу «частная фирма», то сразу обнаружим нелепость такого деления. Ни одно капиталистическое государство не отказывается от налогообложения. Если так, то это значит: внутри капиталистической теории неизвлекаемо лежит претензия знать до копейки все доходы всех фирм.

На этот счет у экономистов бытует шутка: «говорить о независимости обложенных налогом – все равно, что говорить о независимости овец, которых регулярно стригут».

Нетрудно увидеть всякому, владеющему элементарными законами логики, что принцип налогового учёта и принцип коммерческой тайны несовместимы. Невозможно сколько-нибудь внятно объяснить претензию знать и видеть все доходы другого человека, и при этом не знать и не видеть, чем он занимается.

Когда носителей «теории фирмы» загоняют в угол этой несовместимостью, они начинают говорить, что налоговая инспекция знает, СКОЛЬКО, но не знает – ОТКУДА. Нетрудно доказать, что если кто-то не знает, ОТКУДА, то он не будет и знать СКОЛЬКО.

Что касается другого утверждения – что частная фирма служит личной прибыли её владельца – то оно по научно-экономической сути своей бессмысленно. Все, кто работают за вознаграждение в наличной или безналичной форме – будь то огородники, учителя, врачи, сантехники или контрактники в армии – извлекают из своей деятельности личную прибыль. И никто не отказался бы от увеличения этой личной прибыли, если тому представилась бы возможность. Именно поэтому, кстати, английский язык структурно закладывает в слово «бизнес» как коммерцию, так и работу по найму, не различая их.

+++

«Бизнес» в английском языке – это дело, которым занят человек. Всякий, занятый делом, сулящим вознаграждение, занят бизнесом. Откуда же тогда произошла зловещая мутация слова «бизнес» при попадании его в русский язык, когда оно стало означать только и исключительно коммерческие махинации?

Все дело в том, что уже больше века «теория фирмы» используется врагами России для разрушения экономики России и всей России в целом. Мутация слова «бизнес» в русском языке – частный случай общей совокупности лжи, недосказанностей, омонимичности в экономической теории, навязываемой России с Запада, притом, что сам Запад никогда не жил так, как он советует России.

России пытаются навязать независимое от её (России) воли существование необходимого для её выживания базиса. Это как если бы владельца здания вместо договоров об арендной плате арендаторы снабдили бы уверениями, что заплатят ему «когда-нибудь, сколько-нибудь и где-нибудь». Любой арендодатель (даже если он ничего, кроме квартиры покойной бабушки не сдавал) – прекрасно понимает, что так вести дела в экономике нельзя.

+++

Всякая площадь, сдаваемая в аренду, должна приносить конкретный, заранее определенный доход – а не такой, какой захочет и сможет дать арендатор.

Для исключительных случаев есть и исключительные решения, но в целом арендатор, который не знает, сколько ему должны арендаторы – производит впечатление сумасшедшего.

Однако в «теории фирмы» заложено именно это «священное незнание» арендодателя.

Но ведь территория страны ТОЖЕ измеряется площадью – как склады, торговые центры и жилые квартиры.

«Теория независимой фирмы» учит, что нужно опираться на неизвестно какой доход от неконтролируемой государством деятельности, вносимый в качестве налогов независимыми от государства (и даже враждебными ему – в ультралиберальных святцах) лицами!

+++

Отсюда следующий шаг теоретиков – к разделению «микроэкономики» фирм и «макроэкономики» в масштабах всей нации. Но такой подход – все равно, что изучать грибы, не изучая связывающую их под землёй грибницу! Весь мир отношений между фирмами, вся совокупность платежей, контрактов, поставок, услуг – намертво связаны с наличием и доступностью общенациональной (и потому неделимой) ресурсной базы. И кто делает вид, что этого не понимает – либо невежа, либо вредитель.

Капитализм развивается в Европе с XV века. И ни в один их веков своего существования он не отрицал необходимости непрерывного единого контроля за всей совокупностью экономических процессов от первичных, исходных, дармовых ресурсов земли – до конечных потребительских благ. Если бы это было не так (и там, где это не обеспечивают) – то стиралась бы всякая грань между коммерческим делом и криминальным сообществом. Не все сторонники «теории независимой фирмы» понимают, что через требование этой независимости они уравнивают нежно любимую ими фирму с разбойничьей бандой (последняя, действительно, существует независимо от общества и вопреки ему).

Безусловно, история капитализма с XV века (и ранее) – это постоянный поиск новых форм материального стимулирования общественно-полезной деятельности.

Самокритично признаю, что Запад в ХХ веке продвинулся в этих поисках дальше товарища Косыгина(тоже не без успеха рыскавшего в этом направлении). Однако к теории независимой фирмы поиск новых форм материального стимулирования общественно-полезной деятельности не имеет. Хуже того, они даже противоположны!

Если признавать, что Запад ювелирно сработал там, где товарищ Косыгин и Байбаков сработали топорно (оставим в стороне справедливые уточнения о большой форе у Запада, о том, что у него было больше времени, ресурсов, возможностей) – по сути, это ничего не меняет. И Запад и Брежнев с Косыгиным двигались в одном направлении.

Материальное стимулирование общественно-полезной деятельности предполагает подконтрольность этой деятельности обществу (иначе откуда бы узнали, какова она?) и подчиненность ему же (иначе как можно «стимулировать»?).

+++

Теория независимой фирмы рисует фирму вне государства и общества – фирма не оценивается этически и не стимулируется материально.

Она существует – примерно как дикие зайцы в лесу. Теоретически мы знаем, что в лесу (наверное) живут зайцы. Но сколько там зайцев, где конкретно они копошатся, что они делают, чем в данный момент питаются и т.п. – мы не знаем.

Будучи владельцами леса мы может, блуждая по нему с ружьём, наткнуться на того или иного зайца (чем, собственно, и занимается ельцинско-гайдаровская система налогообложения), но это будет лишь счастливый (для нас) и несчастный (для зайца) случай.

Много ли зайцев в лесу – неизвестно. То ли их действительно мало, то ли они хорошо прятаться научились – трудно сказать.

Так вот: от данного образа жизни (ходить по лесу и ловить неизвестно кого, неизвестно сколько времени, и неизвестно, с какими шансами на успех) – человечество отказалось более чем 5 тыс. лет назад! Человечество отказалось и от «дикого» налогообложения, когда налог с дохода никак не связан с пользой налогоплательщика от взимающих налог лиц.

Когда пойманный с доходом человек оказывается обобран, но никакой пользы для себя с этого не имеет – это путь в никуда. Гораздо умнее налоги не «ловить» а «выращивать» - когда они становятся вполне обоснованной платой за полезные и необходимые услуги государства хозяйствующему субъекту.

Но если:

  • 1.Государство берет налоги в качестве дивидендов со своих вложений в дело, а не в качестве рэкета
  • 2.Государство разделяет деятельность хозяйствующих субъектов на общественно-полезную и вредную.
  • 3.Государство увязывает рост своих доходов с ростом доходов каждого хозяйствующего субъекта и наоборот
  • 4.Хозяйствующий субъект прозрачен, открыт, делает не то, что ему вздумается, а что ему велят –

Места для «теории независимой фирмы» не остается.

Понимаете, вообще нигде и никак, ни в России, ни в Европе, ни в США. Всякая фирма (за исключением злокачественных криминальных образований) оказывается ФИЛИАЛОМ единого национального хозяйства.

+++

Главное отличие филиала от независимой фирмы в том, что филиал не может обогащаться через разорение других филиалов (единому хозяину это невыгодно – чтобы одни филиалы объедали других), а независимая фирма, в принципе, может обогащаться через что угодно: она же независимая. И если независимая фирма нанесла ущерб окружающим её в жизни юридическим и физическим лицам – это не её проблема. Ведь по статусу частной независимой фирмы ВЕСЬ ОКРУЖАЮЩИЙ ЕЁ МИР – её питательная среда (да ещё источник возможных опасностей), и ничего больше.

Именно такое мы всякий раз видим на практике, когда кто-то из горе-реформаторов пытается внедрить в практику «теорию независимой фирмы». Глупо сетовать на дикого зайца (на которого вы с ружьём охотитесь) – за обглоданную на яблонях кору!

В «теории независимой фирмы» государство и частная фирма существуют параллельно. Государство, «не мешая» - ничем и не помогает (и даже запрещено ему помогать, коррупция это называется). В ответ и фирма не лезет в государственные дела, мародёрствует налево и направо, тащит всё, что плохо лежит, а налоги платит, только когда поймают.

Вместо «не пойман – не вор» появилась даже новая поговорка – «не пойман – не налогоплательщик».

+++

Всякому понятно, что на таком шатком основании, сотканном из чистой многоуровневой неопределенности, государство стоять не может. И речь идет не только о социалистическом государстве (само собой), но и вообще о любом, включая капиталистические.

Государство, которое догоняет разбегающиеся от него, и ненавидящие его, как источник исключительно проблем, фирмы – неконкурентоспособно даже по капиталистическим меркам.

Поэтому «теория независимой фирмы», пытающаяся оторвать бизнес от Родины, утверждающая, что у «капиталистов нет отечества» - по определению укреплять Россию не может. Она создана, чтобы на уровне самых базовых исходных идей разваливать Россию.

Вазген АВАГЯН, специально для ЭиМ.; 6 ноября 2014

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..