Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Ноябрь
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

ГОЛЛАНДИЯ, "БОИНГ", СЮРРЕАЛИЗМ...

ГОЛЛАНДИЯ, "БОИНГ", СЮРРЕАЛИЗМ... Авиационная катастрофа самолёта Boeing 777 авиакомпании Malaysia Airlines, выполнявшего плановый рейс из Амстердама в Куала-Лумпур (17 июля 2014 года) на востоке Донецкой области Украины, в районе вооружённого противостояния между правительственными силами и формированиями Донецкой и Луганской народных республик, изначально подгонялась украинской преступной властью под слушания о признании ЛДНР террористическими организациями. До того, как в самом начале 2015 года поправку, признающую ДНР и ЛНР террористическими организациями, не поддержал мониторинговый комитет ПАСЕ - у киевской хунты была надежда на признание оппонентов террористами. А поскольку оппоненты (в отличие от Украины) не совершили ни одного террористического акта, Украина решила им "помочь" с терактами, организовать громкий теракт за них, и свалить на них...

Мотив и интерес Украины совершенно очевиден: как раз в момент расстрела "Боинга" она подала заявки в Парламентскую ассамблею Совета Европы (ПАСЕ), а СНБО хунты поручил Правительству начать процедуру обращения в Гаагский трибунал по преступлениям против человечности, совершенным террористами, а также о признании "ДНР" и "ЛНР" террористическими организациями.

Тут очень вовремя подоспел и теракт, в котором ни у РФ, ни у ЛДНР не было и нет абсолютно никакого мотива или интереса. Зато выгода Украинской Хунты очевидна: идёт рассмотрение заявки на признание русских террористами на мировом уровне, терактов нет, могут отказать - вот вам и доказательство, сбит злодеями гражданский самолёт из Европы!

Правда, с самого начала всё пошло у Киева наперекосяк. Следы замели плохо. Пришлось идти на самые грубые и безобразные подлоги, чтобы - если не свалить вину на РФ, то хотя бы "отмазать" Петро Кровавого", давно уже измаранного в крови по горло...

Не учли того, что мы живём в век совершенно иных информационных технологий, чем, например, в 1960 году, когда для навязывания своего мнения достаточно было контролировать несколько ключевых газет, радиостанций и телеканалов...

И вот новый позор Нидерландских Фальсификаторов: двое голландских журналистов провели собственное расследование на месте падения «Боинга» на Донбассе. Когда они вернулись в Амстердам, полиция под странным предлогом изъяла у них все материалы. Правда об этой истории никому не нужна!

Двое голландских журналистов, Стефан Бек и Мишель Спеккерс, отправились на Донбасс, на место крушения «Боинга» Малазийских авиалиний, чтобы провести собственное расследование. Нормальная журналистская постановка задачи, тем более в условиях, когда официальное расследование игнорирует часть свидетелей и часть экспертных докладов, а большое количество фрагментов самолета продолжает лежать там же, где и два с половиной года назад.

Бек и Скепперс провели на Донбассе неделю: встречались со свидетелями, разговаривали с участниками спасательной операции, изучали материалы на месте крушения. Аккредитацию они получили у властей Луганской и Донецкой Республик, а переводчик не требовался — в отличие от многих своих коллег, смело рассуждающих о России и Украине, эти двое владеют русским языком.

Собрав полученный материал (интервью и фрагменты лайнера), журналисты вернулись в Амстердам. И были задержаны прямо в аэропорту, после чего сотрудники полиции изъяли у них все материалы. И задержание, и конфискация — новые доказательства тому, что правда об этой истории никому не нужна.

По первой официальной версии, вещественные материалы были изъяты в опасении, что журналисты скроют их от властей. То есть пока обломки самолета два с половиной года валялись на земле за две с половиной тысячи километров от Амстердама, они никого не волновали. Зато, попав в аэропорт Схипол, они стали волновать всех.

Другой интересный момент: голландская полиция сразу, в аэропорту, решила, что Бек и Скепперс могут скрыть привезенное. Кажется, это называется «презумпция виновности».

Потом появилась вторая официальная версия, в соответствии с которой репортеры просто не имели права привозить с собой обломки «Боинга». На самом деле никакого закона, который бы это запрещал, нет. И до судебного решения полиция не имеет права что-либо делать с изъятыми материалами.

Однако репортеры опасаются, что, пока решение не принято, информация может быть передана киевским властям. А ведь часть интервью была дана на условиях анонимности — жители Донбасса (со всеми на то основаниями) опасаются за собственную жизнь и не хотят комментировать открыто.

Странная история этого «расследования» тянется уже очень долго и с каждым шагом становится все запутаннее. Но голландские власти — и в этом случае, и ранее — своими действиями показывают, в чем состоит их цель.

От момента падения «Боинга» до момента публикации доклада с упоминанием виновных (ими были признаны ополченцы и Москва) прошло больше двух лет. Никто так и не объяснил, почему на это ушло столько времени.

Также никто не объяснил, как обвинение может строиться на том, что какая-то установка могла быть откуда-то куда-то привезена и могла выстрелить.

Также никто не объяснил, где легендарные спутниковые снимки, которые Вашингтон обещал предоставить на следующий день после трагедии и которые якобы подтверждают вину Москвы. Никто не объяснил действий украинских диспетчеров, которые вывели пассажирский лайнер прямо на зону боев.

Никто не объяснил, почему эксперты использовали только часть обломков, а другую часть бросили лежать там же, где она лежала. Рассказывали только сказки про то, что забирать обломки лайнера опасно, и в этот страх можно было поверить, если бы не одно «но»: часть уже собранных обломков голландцы тоже не забрали.

Никто не объяснил, почему были опрошены не все очевидцы трагедии. Никто не объяснил, почему комиссия одну часть экспертных данных приняла во внимание, а другую — нет.

Чем бы все это не объяснялось, из всех этих фактов ясно одно: никто и не собирался проводить полноценное расследование, потому что виновный был назначен заранее.

Вот и теперь собственным журналистам не дают работать с интервью и с привезенными материалами, потому что в этом нет никакой нужды. Виновные уже назначены. Если ополченцы могли сбить самолет и если он упал на контролируемой ими территории, значит, это они и сбили. Все остальное — ненужные сложные подробности.

Все чаще вместо обсуждения фактов западные власти предлагают обсудить, «кто во всем виноват». В случае, скажем, с перепиской Хиллари Клинтон никого не волновали арабские миллионы, помилованные преступники, трупы соратников, развязывание войн и вмешательство в дела общественных и религиозных организаций. Всех интересовало, кто и как украл эти письма. Содержание оказалось неважным — важным стало лишь то, «кто во всем виноват».

Так же и в случае с самолетом: никому не интересны диспетчеры, спутниковые снимки, валяющиеся обломки, неопрошенные свидетели, экспертные данные. Всех интересует только вопрос назначения того, кто во всем виноват.

Надо сказать, что не только в России, но и в Европе и «клинтонликс», и история с журналистским расследованием по «Боингу» не вызвала удивления. Почему? Да потому что никто и не сомневается, что политический путь Хиллари Клинтон был замешан на крови и лжи; никто и не сомневается, что в расследовании падения самолета что-то нечисто. Никто и не верит в полноту официальной версии, а потому и не удивляется борьбе с теми, кто думает иначе. Никто не сомневается в лживости своих властей.

Вот отсюда — и Brexit, и Дональд Трамп, и первое место президента России во всевозможных опросах о самом привлекательном для европейцев политике.

А худшее последствие состоит в том, что больше нет такого суда, которому бы верили все. Потому что суды, теоретически обладающие таким статусом, раз за разом показывают свою нечестность. А когда нет суда, остается право силы. Силы танков или силы пропаганды — это неважно. Важно, что конструкция лишается точки опоры.

Сергей Гуркин

10 января 2017

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • МИР И ОБЕЗДОЛЕННЫЕ

    МИР И ОБЕЗДОЛЕННЫЕ От редакции: кратко выраженная суть нашего противостояния с западниками заключается вот в чём. Западники хотят вести нас чередой прозападных либеральных революций, каждая из которых всё глубже погружает нас в задницу. А мы не хотим погружаться в задницу. А либералы западники не хотят, чтобы мы этого не хотели. Они хотят, чтобы мы уподобились украинцам, у которых лесенка майданов сводит общество в каменный век, рождая в массах восторг и эйфорию «избавления от культуры»…

    Читать дальше
  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.