Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 57,4762 руб.
  • Курс евро EUR: 60,4535 руб.
  • Курс фунта GBP: 71,8050 руб.
Февраль
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28          

​В. АВАГЯН: ПОСТОЯННЫЕ И ПЕРЕМЕННЫЕ СПРОСА.

​В. АВАГЯН: ПОСТОЯННЫЕ И ПЕРЕМЕННЫЕ СПРОСА. Эволюция человеческого производства, в общем и целом, представлена тремя основными стадиями. Первая стадия – «робинзоны» - существование человека или небольшого общинного коллектива людей (что, в сущности, примем как одно и то же) в режиме НАТУРАЛЬНОГО ХОЗЯЙСТВА. Вторая стадия – переход от НАТУРАЛЬЩИНЫ к СБЫТУ ИЗЛИШКОВ и ПОКУПКЕ ИЗЛИШКОВ чужих хозяйств, что породило рынок и рыночные отношения. Уже на этой стадии происходят грандиозные катастрофы: ошибки в оценке излишнего и необходимого для выживания могут оказаться роковыми(1). Катастрофа 1917 года, адский троцкизм – порождение именно дисбаланса между наличием взамозависимости производителей и отсутствием взаимоконтороля. Ведь политические жулики и авантюристы всегда охотно пользуются объективными проблемами, чтобы добиться своих узкокорыстных целей.

Третья стадия материального производства – это переход от ПРОДАЖИ ИЗЛИШКОВ к ПРОИЗВОДСТВУ ПРЕИМУЩЕСТВЕННО НА ПРОДАЖУ.

Ещё проще – для массового читателя. Вначале я коптил курочку для себя. Потом стал коптить ЕЩЁ И для других. А в конце концов – когда курятина мне опротивела, скажем – я стал коптить её ТОЛЬКО для других (за вознаграждение в абстрактных единицах спроса), мне же самому эта копченая курочка стала вовсе не нужна.

Если нас интересует стадия СВОБОДНОГО РЫНКА, то мы должны изучать такое явление, как ПЕРЕМЕННАЯ ВЕЛИЧИНА СПРОСА – то есть пунктирно существующий, необязательный, не гарантированный спрос. Если же мы будем говорить о постоянно существующем, обязательном, гарантированном спросе и сбыте – мы сами не заметим, как окажемся в ПЛАНОВОМ ХОЗЯЙСТВЕ.

Нет, не злой волшебник и не коварство коммунистов забросит нас в «Гулаг пайкового распределения». Нас забросит туда постоянность и гарантированность обязательств товаропроизводителей друг перед другом. Но она – всего лишь простое и даже, можно сказать, побочное следствие перехода от сбыта ТОЛЬКО излишков к получению ВСЕГО необходимого через товарообмен. То есть – следствием развития технических систем!

Какова формула труда, при каких условиях труд вообще будет произведен и от него не откажется психически здоровый человек? Формула нам известна:

P + T = S > P

Потенциал исходного сырья плюс труд равняется результату, чья ценность выше, чем у потенциала. Только в этом случае труд имеет смысл.

При переходе к разделению труда формула усложняется:

((P+Т)хE)/ М = YS > S

Потенциал+труд умножается на кооперационный эффект прироста продуктивности в совместном труде и делится на количество участников разделения труда.

Разделение труда порождает взаимозависимость. Взаимозависимость неизбежно сопровождается взаимным контролем. Взаимный контроль сочетает в себе два элемента контроля: контроль человека за смежниками и смежников за человеком.

В чем суть контроля человека за обществом? Человек контролирует, чтобы общество выдавало ему благ не меньше, чем Х. Если общество будет выдавать меньше, чем Х, то человек попросту выйдет из кооперационных процессов.

Мы определили точку распада производственной кооперации и разделения труда: она наступает в том случае, если YS

Неизбежно ли это? Представляется, что да, неизбежно. Даже если человеку совсем некуда идти, то величина Х не исчезнет, она просто сожмется до прожиточного минимума. И без её соблюдения человек попросту умрет, и его участие в трудовой кооперации ВСЕ РАВНО прекратится.

Но такой же неизбежностью является и другая величина. Общество со своей стороны выставляет требование о том, чтобы участник трудовой кооперации взял себе не больше величины Z. Иначе невозможно. Иначе один из участников трудового процесса может забрать себе попросту ВСЕ его плоды, оставив других без X, и вообще без ничего.

Посмотрите, что у нас получилось. При разделении труда, чтобы система производства не свалилась в коллапс, каждый НОРМИРОВАН получкой «не менее Х не более Z». Велик ли при этом зазор между X и Z? Всякий поймет, что в стабильных, сложившихся цепочках трудового обмена он не только не велик, но и предельно минимален.

В условиях взаимоконтроля каждая из сторон контроля старается уменьшить этот зазор. С какой стати человек будет получать меньше, чем общество готово ему дать? Поэтому Х стремится к Z. Но и общество – с какой стати будет платить больше, чем величина за которую человек УЖЕ СОГЛАСЕН работать? Поэтому, обратно, Z стремится к X.

Вот так. Начали мы с рассмотрения простого разделения труда. А пришли к чему-то вроде советской зарплаты в режиме Госплана… Как же так получилось? Ведь многие ненавидят советские зарплаты, считают их «пайками» в «концлагере», считают, что «свобода лучше плана» и т.п. Но для таких людей у нас нет утешения.

Более того, приехав в развитую и стабильную капиталистическую страну, они обнаружат там именно советское плановое распределение, именно «пайку» вместо безгранично растущего и безгранично падающего рыночного куша, о котором мечтали на Родине. Не поленитесь, прочтите об этом важную сноску внизу текста(2).

Государство, которое затягивает переход к государственному централизованному управлению экономикой, к Госплану – может свалится в катастрофу троцкизма. Кровавый хаос по типу 1917 года приходит туда, где система полунатурального сбыта ТОЛЬКО излишков уже ушла, а система госгарантий производителю замедлила прийти.

Свободному рынку соответствует переменный спрос – то покупают, то не покупают, то по одной цене, то по другой. Но это допустимо только при условиях столь же переменного предложения, т.е. на стадии ПРОДАЖИ ИЗЛИШКОВ хозяйства, а не ВСЕЙ ПРОДУКЦИИ хозяйства.

Когда же хозяйство переходит в режим рыночного сбыта ВСЕГО труда, а нет только излишков, переменный спрос и цены уже несовместимы с его существованием, несовместимы с жизнью.

Понятно, что рыбак может продать рыбу, а может и не продать: не купят – сам съест, друзьям раздаст. Понятно, что и цена у рыбака МОЖЕТ скакать: сегодня много поймал, можно продать дешевле, завтра мал улов – приходится требовать больше с покупателя. Наконец, если рыбак НИЧЕГО не продаст – он не погибнет физически, потому что у него есть рыба, годная к потреблению и в натуральном (вне товарно-денежного обмена).

Но нелепо без гарантий покупки, при чем по совершенно определенной цене, производить космолет или даже хотя бы авиалайнер. Поэтому рынок УМИРАЕТ в сетях растущих фьючерсных обязательств – т.е. контрактов, планирующих количество и цены покупок в будущем.

В чем принципиальная разница между переменным предложением рыбы и постоянным предложением авиалайнеров? Он есть, и очень существенный. Для получения рыбы мы имеем переменные возможности и условия: улов обусловлен удачливостью, погодными условиями, сезонной биопродуктивностью рыбного поголовья и т.п.

Переменному спросу на рыбу соответствует переменное предложение (рыбак, уходя в рейс, не может с точностью определить, сколько поймает) и переменность усилий. Рыба дается в один рейс легче, в другой – труднее. То же самое свойственно ещё многим категориям продуктов.

Авиалайнер не может опираться на переменный спрос, поскольку нет в природе никакого переменного предложения авиалайнеров, и невозможно вообразить на авиазаводе переменность усилий на производство лайнера. Два одинаковых лайнера не могут быть построены с разными затратами. А два одинаковых улова рыбы – запросто могут иметь разные затраты.

Когда рынок в качестве мертвящего пережитка приходит из мира сбыта излишков в мир сбыта всего труда, когда постоянным затратам производителя соответствует архаический переменный спрос – мы получаем коллапсирующую систему.

Почему?

Нормальным явлением является межсистемная борьба. Но совершенно патологична борьба внутрисистемная. Когда взаимозависимые элементы в единой системе начинают бешенную борьбу друг с другом – это болезнь, преддверие гибели! Рынок сбыта излишков – это столкновение самодостаточных, независимых друг от друга систем. В новейшее время этому соответствует ВНУТРИОТРАСЛЕВАЯ конкуренция предприятий: независимые друг от друга производственные замкнутые комплексы борются за внимание потребителей так же, и на тех же основаниях, на которых самодостаточные крестьяне боролись за внимание потребителей на средневековом рынке.

Но давайте рассмотрим патологию МЕЖОТРАСЛЕВОЙ конкуренции. Ситуацию, в которой производитель бензина конкурирует за деньги спроса с производителем хлеба. Как это происходит? По схеме: X = Y + Z.

Если Х (объем денег на руках потребителя) постоянен, то любое увеличение Y может быть достигнуто только сокращением расходов на Z. Cтал дороже бензин – меньше покупают хлеба. Стал дороже хлеб – меньше выписывают газет и т.п.

Межотраслевая конкуренция, связанная с переменностью предложения и ценового ряда – делает рынок коллапсирующей системой. Происходит многоуровневое разбалансирование всего хозяйственного механизма, которое не может более сбалансироваться рыночными механизмами.

Ведь враждуют не системы – а части, элементы единой системы! Вообразите организм, в котором клетки разных органов пожирают друг друга; вообразите механизм, в котором детали крушат и ломают друг друга. Что получится?

Организм прекратит жить, а механизм – функционировать. Но ведь рынок по определению – система, в которой взаимозависимые элементы (бензин и хлеб, например) находятся в бешенной борьбе друг с другом, буквально пожирают друг друга!

Исторически рынок и технический прогресс несовместимы. Рынок с его переменным спросом толкает производителя к переменности предложения, к «подстраховке»: от сбыта всего труда к сбыту только излишков при архаизации производства.

Поэтому вопрос стоит так: ЛИБО ВОЗРАСТАЮЩАЯ ТОЧНОСТЬ ТЕХНИЧЕСКИХ ИЗМЕРЕНИЙ ПРИВЕДЕТ К ТОЧНОСТИ ОБМЕННЫХ РАСЧЕТОВ (ТВЕРДОСТИ ЦЕН, ПЛАНОВОСТИ ПОКАЗАТЕЛЕЙ), ЛИБО ПРИБЛИЗИТЕЛЬНОСТЬ РЫНОЧНЫХ РАСЧЕТОВ ЛИКВИДИРУЕТ ТОЧНОСТЬ ТЕХНИЧЕСКИХ ИЗМЕРЕНИЙ.

-------------------------------------------------------------------

(1) - Например, Российская империя сорвалась, затянув переход от натуральных форм производства к государственно-направляемым. В натуральный период русские показывали достаточно высокое качество жизни. Русская национальная кухня по праву считается одной из самых богатых и «чистых». В числе пословиц и поговорок, собранных В.Далем есть и такие: «На Руси никто с голоду не помирал», «Нужда научит калачи есть» (то есть погонит в низ, на черновую работу, где был дешев пшеничный хлеб – поясняет В.Даль.) М.Меньшиков, известнейший монархический публицист, расстрелянный большевиками, свидетельствует, что Россия никогда не знала нужды и голода до второй половины XIX века: «В старинные времена в каждой усадьбе и у каждого зажиточного мужика бывали многолетние запасы хлеба, иногда прямо сгнивавшие за отсутствием сбыта. Эти запасы застраховывали от неурожаев, засух, гессенских мух, саранчи и т.п. Мужик выходил из ряда голодных лет все ещё сытым, не обессиленным, как теперь, когда каждое «лишнее» зерно вывозится за границу».

А в начале ХХ века, по свидетельству того же Меньшикова, русских призывников-богатырей на армейских призывных пунктах сменило поколение недомерок и калек. Образованнейшему человеку того времени, М.Меньшикову, вторит неграмотный старичок-крестьянин Поликарп из путевых заметок Мельникова-Печерского: «В старину все лучше было. На что ни глянешь – все лучше... И люди были здоровее, хворых и тщедушных, кажись, и вовсе не бывало то в стары-то годы. И все было дешево, и народ был проще...А урожаи в стары годы и по нашим местам бывали хорошие. Все благодарили создателя. У мужичка, бывало, год по два, да по три немолоченый хлеб в одоньях стоит... А в нынешние останны времена не то...Объезжай ты, родимый, все наши места...нигде не единого одонья не увидишь, чтобы про запас приготовлен был.»

Или вот ещё свидетельство человека весьма в вопросах русской жизни авторитетное: «…Господское гумно стояло, как город, построенный из хлебных кладей, даже в крестьянских гумнах видно было много прошлогодних копен. Отец мой радовался, глядя на такое изобилие хлеба...» – вспоминал С.Т.Аксаков в «Детских годах Багрова-внука», писанных, как известно, с натуры.

Выдающийся новеллист XIX века В.А.Соллогуб очень четко диагностирует либеральные «свободы»: «Немцы да французы жалеют о нашем мужике: мученик де! – говорят, а глядишь, мученик-то здоровее, сытее и довольнее многих других. Ау них... мужик то уж точно труженик: за все плати: и за воду, и за землю, и за дом, и за пруд, и за воздух, и за все, что только можно содрать. Плати аккуратно: голод, пожар – а ты все равно плати, каналья! Ты вольный человек: не то вытолкают по шеям, умирай с детьми, где знаешь... нам дела нет.»

Русского помещика Соллогуб описывает так: «Первое мое правило – чтобы у мужика все было в исправности. Пала у него лошадь – на тебе лошадь, заплатишь помаленьку. Нет у него коровы – возьми корову – деньги не пропадут. Главное дело – не запускать. Недолго так расстроить имение, что и поправить потому будет не под силу».

Русским писателям вторит известный русофоб, человек, свидетельство которого ценно хотя бы тем, что заподозрить его в «лакировке русской действительности» невозможно – Р.Пайпс. Проработав огромное количество источников, он сделал вывод, что с середины XVIII века и до отмены крепостного права и помещик, и крестьянин были относительно зажиточны. Данные Пайпса «не подтверждают картины всеобщих мучений и угнетения, почерпнутой в основном из литературных источников».

(2) - Быстро вскрылось, что у ельцинистов социализмом принято называть любую упорядоченную систему, любую законность. Вот яркий пример: Владимир Гусинский, один из творцов и кардиналов 1990-х годов, говорит: «Издалека Израиль казался мне прекрасным государством, но здесь я разочаровался, так как увидел социалистическую страну - страну, в которой сочетаются социализм и бюрократия. Это было странно...». Гусинский вел себя в Израиле, как в России, но в Израиле закон пожестче, чем в РФ, и Гусинского стали тянуть по судам. Теперь он рвется в Россию, потому что законность, к которой он не привык, жжет ему пятки.

Игорь ПАНКРАТЕНКО в статье «НЕ ПОНРАВИЛОСЬ В АМЕРИКЕ РАСЕЙСКИМ НЕФТЯНИКАМ» констатирует это с издевкой: «Недолго музыка играла, "Лукойл" недолго танцевал. Он отказывается от части бензоколонок в США… Сунувшись туда, наши корпорации быстро поняли две вещи. Первое. Там и своих "маржабоев" полно. И все "новые русские", регулярно ласкавшие себя мыслью, что они "ведут бизнес по западным образцам" и «входят в мировую бизнес-элиту» - "нужны в Париже как в русской бане лыжи". А второе - что наши российские либеральные "крикуны и печальники", дивно услаждавшие их слух песнями раненых пингвинов о том, что там государство - не более чем "ночной сторож при экономике", а в регулирование бизнеса - ни ногой, их жестоко обманули. Государство там - очень даже ногой, рукой и прочим, что подвернется. Оказалось что "ночной сторож при экономике" - он ночной и есть. Только не сторож, а - сладкий сон…»

Вазген АВАГЯН, специально для ЭиМ.; 29 июня 2016

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше
  • ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

    ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Говоря о проблеме частного предпринимательства, мы должны разъяснить те стороны вопроса, которые не понимали коммунисты, и не понимают либералы. КПСС после Сталина (подчеркиваем – ПОСЛЕ Сталина) вообще обходилась без частного предпринимательства, что и сделало систему в определённом смысле инвалидом, и предопределило во многом её крах. Либералы же – напротив, думают заполнить всё и вся частным корыстным интересом, думая, что «тут-то и жизнь хорошая начнётся». Но жизнь устроена не так, как думают коммунисты. И не так, как думают либералы. Истина – оказалась между двух основных стульев, на которые сел ХХ век…

    Читать дальше
  • ИЗДАТЕЛЬСТВО КНИГАМИ ПОЛНИТСЯ!

    ИЗДАТЕЛЬСТВО КНИГАМИ ПОЛНИТСЯ! Отдохнуть душой в кипящих буднях огневой современности поможет наше братское уфимское начинание - сетевое издательство "Книжный Ларёк". Он даст вам представление о живом литературном пульсе российской глубинки.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..