Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 57,0861 руб.
  • Курс евро EUR: 67,2988 руб.
  • Курс фунта GBP: 75,9074 руб.
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

НА ПЕРЕДОВОМ РУБЕЖЕ

НА ПЕРЕДОВОМ РУБЕЖЕ Многие мне говорят – вот, мол, что за ерунду вы придумали – «сатанизм, мировой сатанизм» - это все сказки и мифы. Нет, не сказки. Давайте пройдем со мной, рассуждая логически, и вы сами убедитесь, что сатанизм, как мета-идеология, оплодотворяющая очень многие учения, не выдумка а мрачная реальность.

Начнем с того, что существует на свете три вида питания живых существ. Три – и никаких сверх (если исключитить переходные и смешанные формы): светосочетание (в дословном переводе – фотосинтез), паразитизм и хищничество.

Иначе говоря, все живое на земле, включая, конечно, и организм человека, выживает либо сочетаясь со светом, либо истощая чужой организм, либо расчленяя и пожирая чужой организм.

Светосочетание – на низших стадиях выступает в человеческой истории в виде Солнца, производящего необходимый для земледельца фотосинтез растений, а на высших стадиях – в виде света просвещения, которое шаг за шагом помогает созидать, конструировать все более и более сложные системы самообезпечения, связанные с рекомбинацией и систематизацией простых первичных элементов.

Питаясь светом, человек, естественно, совершал умственные обобщения частных случаев, осмыслял свои практики в целом – и так пришел к религии, к тому, чтобы принять Откровение, которое дано всем, да не всеми принимается.

Мировые религии обожествляют свет, как физическое и духовное явление (не разделяя их даже). В Христианстве Бог есть «свет человекам», его явление – «свете тихий», а сатана, подделываясь под Бога, является в виде «ангела светла»- если хочет обмануть наивных, т.е. выступая в данном случае оборотнем.

В зороастризме Заратуштра логически (ибо Откровения он не имел и рассуждал чисто логически) выводит праведность форм существования, основанных на светосочетании и греховность иных форм выживания. Заратуштра учит – «кто сеет хлеб, тот сеет праведность», а кочевников, живущих хищным разбоем и паразитирующих на земледельческих народах называет детьми вселенского зла.

Мировые религии в целом тяготеют к земледелию, к вегетарианским практикам, даже если (как Православие) по определенным причинам отрицают вегетарианство, как целостное учение. Это не просто дело вкуса: в земледелии наиболее очевиден фотосинтез (светосочетание), а в скотоводстве (хотя домашний скот сперва выращивается, разводится, конструируется селекцией) – сильнее выражен мотив хищничества.

Таким образом, религия оказалась высшей формой умственного обобщения практик светосочетания. Человек, который для своего и чужого блага строил сложные системы из простых элементов, сильно страдал при их разрушении. Оттого у него начало вырабатываться отвращение и осуждение к расчленению, распаду, словом, всякой форме перевода сложного в простое.

Религия отразила это в понятиях добра и греха – созидатель праведен, разрушитель и расчленитель – грешен. Правда, помогавшая конструктору в его проектировании – добро. Ложь – путавшая строительные процессы ложными проектами – отнесена была религиозным сознанием ко злу.

Человеческая цивилизация в её религиозной части стоит на Свете всех форм и видов, обожествляет Свет – и свет Солнца и свет Знаний, и свет Любви, выражаемой в заботе о другом, как о самом себе.

Но если традиционные религии есть обобщение практик светосочетания, то как вы думаете: а хищность и паразитизм должны были себя как-то обобщать? Или вы считатете - хищники и паразиты настолько тупые, что им никогда из практических случаев не вывести какого-то общего вывода о мире и о себе в мире?

Естественно, и хищники, питавшиеся убийством, и паразиты, питавшиеся истощением других, ТОЖЕ, как и светосочетаемые, выводили общее из множества частных практик.

Если хищник один раз убил, и насладился сытостью, второй, третий – то он просто неизбежно выведет общее правило: «убийство – это хорошо» или сатанинскую заповедь «убий!».

Если паразит, переходя от организма к организму, постоянно получал состояние сытости, то он должен был осознать, что истощение – «благо есмь», и прийти к масонской заповеди «будь толерантным», т.е. терпимым к сожительству паразитов с донорами, а доноров с паразитами.

Таким образом, кроме религии Света, с которой мы хорошо знакомы, как с господствующей (пока), у человечества всегда оставались вакантными места религии тьмы (сатанизм, демонизм) и полумрака (масонерии).

Полумрак интересен тем, что являет собой переходную форму между тьмой и светом. У тьмы со светом ничего общего быть не может, что стало даже религиозной догмой. Но полумрак – это «мир между». Паразит не всегда убивает истощаемый организм. Его воздействие мягче, чем у расчленителя-хищника.

Поэтому в полумраке свет причудливо смешивается с тьмой. Вспомним Платона, Аристотеля, которые учили, что философу необходимы рабы, дабы он мог, не отвлекаясь на черную работу, спокойно философствовать. С одной стороны – апелляция к свету знаний, к философии – матери всех наук. С другой – очевиден и паразитизм позиции Платона и Аристотеля…

Конфликт у светосочетаемых и хищников – вечен и неразрешим. Светосочетаемым нужно, чтобы не ломали и не разрушали их сложные, постоянно усложняемые системы, им нужно вырвать энтропию из быта, подчинить все конструкторскому разуму. Для хищника же – разрушение, расчленение, развал сложного на съедобные куски – сама жизнь. Поэтому хищники начинают ненавидеть свет: его представители пытаются их уничтожить и выступают в то же время «убегающей пищей», а потому все, что связано со Светом, подвергается яростному растаптыванию.

Если религии Света стали реальностью истории, то могла ли не стать её реальностью религия сатанизма? Теперь мы понимаем, что нет, она должна была явится неизбежно, как следствие НЕОДНОРОДНОСТИ ФОРМ ПИТАНИЯ ВСЕГО ЖИВОГО.

У этой антирелигии – все наоборот. Если светосочетающиеся стремятся всеми силами ПОДАВИТЬ ЖЕСТОКОСТЬ, то сатанисты – КУЛЬТИВИРУЮТ ЖЕСТОКОСТЬ, как святыню. Поскольку заявлена необходимость культивирования жестокости, появляются демонические культы – ритуального убийства, человекоубийства и детоубийства, как ступени восхождения к высшей форме жестокости. Для хищника жить, убивая других – вообще аксиома существования его вида.

Другое дело, что сам по себе любой хищник – извращение природы, вторичное и неспособное к самостоятельному бытию. Ведь производить своей пищи он не умеет – он или получает её  в готовом виде, или погибает.

Поэтому, собственно, зло, если где-то одерживает победу над силами добра, начинает пожирать само себя и включает эдакий «страховой» механизм самоуничтожения. В победе хищности заложена для страховки жизни смерть хищности.

Но, тем не менее, если исходить из того очевидного факта, что людьми правят только идеи, и ничего кроме идей, сатанинская идея правит очень многими людьми (точнее, хищниками в человечьем обличье).

Усложняет дуализм противостояния светосочетания и хищности «посредническое вмешательство» паразитов – масонерий. Масонерия – это группа тайного, сперва чисто экономического, заговора с целью обогащения на лжи и манипуляциях людьми.  Главная черта масонерии – именно ТАЙНЫЙ СГОВОР – потому что добрые дела скрывать незачем, а вот дела, идущие вразрез с общественной моралью и нуждами общества – поневоле приходится скрывать.

Как и любой вид организма-паразита, масонерии в обществе в огромных количествах возникают и в огромных количествах погибают во всякий момент исторического времени. Самые рыхлые и слабые из масонерий – «беломагические» - т.е. не практикующие для внутреннего сплочения особо циничных форм обмана внешнего человечества и особой жестокости. «Беломагические» сообщества-паразиты не слишком сильно расходятся с общественной моралью, что оставляет дверь обратно в общество любому их члену. Они паразитируют на обществе, являясь не-опасными для его жизни паразитами, отчуждая незначительный процент жизненных сил и соков общественного организма, занятого светосочетанием.

Для укрепления внутренних связей, более решительного разрыва с обществом, сплочения рядов и увеличения отдачи от паразитизма масонерии практикуют ужесточение ритуалистики.

Безусловно, заговор – есть кратчайший путь для достижения целей карьеры и/или обогащения. Но заговор, в котором члены не повязаны леденящими кровь ритуалами, например, ритуальным совместным детоубийством, склонен к распаду. Не будучи повязаны кровью, члены «беломагических» заговоров склонны разбегаться, «сдавать» свой кружок правоохранительным или иным органам. Поэтому метод криминального мира – повязать банду кровью, чтобы «на первом скачке не рассыпалась» - в масонериях приобретает ритуальный, обрядовый характер.

У наиболее сильных и устойчивых масонерий есть такая внутренняя тайна, которая делает попросту невозможным для её членов возвращение в человечество и человечность.

Полумрак в развивающейся масонерии сгущается, и постепенно доводит до полной тьмы, т.е до идеологического, психологического, инстинктивно-рефлекторного сатанизма.

И вот уже масонерия, возникшая как чисто экономическое сообщество лгущих миру и играющих на свой карман комедиантов, трансформируется в чудовище, в тайный заговор, пронизанный идеологией и практиками сатанизма.

Вокруг такой сатанинской ложи продолжают крутится мелкие ситуационные малоопасные масонерии, но она среди них уже как корабль среди лодок.

Такова схема соотношения духовных сил у человечества. После её опубликования всякий отрицатель сатанизма и масонства должен будет доказать обратное очевидному, а именно:

1.  Что заговор не является эффективной формой карьеры и обогащения и что заговоров не бывает.

2.  Что хищники, насыщая себя убийствами, не в состоянии, в отличии от вегетарианцев, сформулировать общие идеи, вытекающие из их практик.

3.  Что у разветвленного и хорошо структурированного подполья, каким является сатанизм, меньше шансов в эпоху отказа от религий захватить власть чем у одиноких и романтически настроенных богоборцев-эмансипаторов.

4.  Наконец, что хищности и паразитизма в природе не существует – один сплошной богоугодный фотосинтез, да выдумки алармистов, вроде меня…

Думаю, для здравомыслящего человека принять вышеприведенные тезисы просто невозможно. А потому сатанизм и сатанизация истории – есть та реальность, в которой мы оказались к ХХI веку.

Для нас, русских людей, интересно отметить, что советский строй в СССР, фанатично обслуживая религию химер (мирового пролетариала, коммунизма и т.п.) яростно подавлял все ИНЫЕ формы идеологического обобщения мировой практики. Это касалось ВСЕХ религий – как ни странно, В ТОМ ЧИСЛЕ и сатанизма.

Коммунисты КПСС были слишком темными и малообразованными людьми, чтобы осознать опасность ИМЕННО сатанизма и вести борьбу ТОЛЬКО с ним. Но он, тем не менее, попал в идеократическую тюрьму – не сам по себе, как особо опасное извращение абстрактного мышления, а просто в ходе облавы на все некоммунистическое в области идей.

Практика СССР заставляет нас говорить о четвертом виде МЕТА-ИДЕОЛОГИЙ, т.е. идеологических баз, на которых прорастают десятки исторических идеологий. Пока мы видели только три базы для идеологических обобщений.

1.  Светосочетание, признавшее Откровение религии, будучи своей формой питания подготовленное к Откровению.

2.  Паразитизм, который, в силу формы своего питания, принял Откровение кусками, выборочно, только выгодные для себя места, что породило в истории масонерный гностицизм, разного рода гностические трактовки Откровения.

3.  Сатанизм (демонизм) – метаидеология, которая, в силу формы питания и жизнеподдержания своих носителей Откровение отрицает целиком, выводит заповеди (максимы общего поведения) из практики хищников, сытых только убийством.

Мы видели три формы, плюс разного рода переходные и гибридные формы, которые не в счет. Но КПСС явило новую форму метаидеологии – ХИМЕРИЗМ. В химеризме отрыв от реальной жизни настолько велик, а умствование настолько вычурно-экзальтированное, настолько причудливо-креативно, что ни к добру, ни к злу ХИМЕРИЗМ отнести нельзя. Человек, который всю свою практическую деятельность и все свои обобщения строит на признании несуществующих в реальности сущностей (например, инопланетян, псоголовых людей, мирового пролетариата, борьбы социальных классов, леших с кикиморами и домовых с банниками) – не может быть отнесен ни к добрякам, ни к злодеям.

До советского эксперимента я бы утверждал, что ХИМЕРИЗМ эфемерен, и не может надолго овладеть умами больших масс людей. Однако опыт СССР дает понять, что химеризм порой длится долго и становится весьма массивным, несмотря на то, что… СТОИТ НА ПУСТОТЕ!

Главное отличительное свойство ХИМЕРИЗМА – его крах бывает внезапным, скоростным, и от него в одно мгновение не остается буквально ничего.

Ни христианство, ни сатанизм, работая с реальностью, так быстро не исчезают и даже потерпев поражение, все же остаются, поскольку корни их – в повседневной практике людей. Советизм же, например, может, словами Розанова говоря, «слинять в два дня» - не породив ни собственных Колчаков, ни Деникиных, ни даже Савинковых.

Причина проста: ХИМЕРИЗМ объективно не нужен, он ни в чем не помошник людям в их повседневной практике, он существует только в умах людей, параллельно с живой жизнью, нигде с ней не пересекаясь. Даже необходимость построения социализма, запросто выводимая из христианства (откуда она, собственно говоря, и возникла) – из идей советизма никак не выводится.

Все люди произошли от животных – и это нам достаточная причина, чтобы любить друг друга?! Жизнь случайно возникла – и потому неприкосновенна?! Зачем смерному человеку, фактически, мертвецу, которого несут к гробу – социальная справедливость? Мертвые не нуждаются в социальной справедливости, им безразлично, в какие конфигурации их сложат – ибо вообще все бессмысленно, случайно, кратковременно, и не имеет никаких последствий, ни суда, ни воздаяния, ни продолжения…

Жизнь прогрессирует слепо, методом проб и ошибок, сильные пожирают слабых, гибель слабых – благо для вида, она очищает генофонд, поколение за поколением усиливает выживающих носителей сильных ген…

И вот на этой базе, открыто провозглашаемой во всех школах, мы хотели построить социализм? Не напоминает ли вам советская «силлогистика» идеологическое творчество пациентов психиатрической больницы?

Можно много говорить о советизме, у меня даже есть книга на этот счет, в которой большевизм рассматривается как христологическая секта и назван «русской религиозной реформацией», лютеранством ХХ века. Но это – для узкого кружка социопатологов.

Ныне советизм по вышеуказанным причинам совершенно исчез, и говорить нужно о мировом сражении РЕАЛЬНЫХ идей, выведенных из РЕАЛЬНОЙ практики людей. Историческая заслуга советизма – о которой он сам и не подозревал, пока жил – в том, что он ПОДАВЛЯЛ САТАНИЗМ.

Он подавлял его неосмысленно, не как именно-сатанизм, во многом конфликт советизма с сатанизмом основан на инстинктах православной души, оглушенной разного рода сектантскими радениями, но не настолько, чтобы пустить в жизнь откровенную апологию человекоубийства и дарвинистического торжества насильников над жертвами.

Но – факт остается фактом, особенно очевидным в наше время: советизм подавлял сатанизм, не давал ему завоевывать идейное пространство и расползаться в быту.

Когда советизм – в силу глубочайшей внутренней духовной несостоятельности – рассыпался в ничто, мы узрели две формы мыслительной деятельности:

1.  Православное возрождение, бурное распространение далеко не чуждого советской душе, генетически ей близкое и потому легко усваиваемое Православие.

2.  Нашествие сатанизма и сатанистов, прежде всего с Запада, но и доморощенных тоже хватает. Любой просмотр современных ТВ, интернета, газет и журналов доказывает неопровержимо, что сатанисты идут со всей совокупностью своих норм, правил, представлений, бытовых обрядов, которые сатанизм ВЕКАМИ ВЫРАБАТЫВАЛ СРЕДИ «СВОИХ» В СВОЕМ ПОДПОЛЬЕ.

Подавляемый со всей жесткостью «пролетарского правосудия» в России, на Западе сатанизм имел больше возможностей для возрастания. Традиционные религии пришли в состояние глубокого кризиса, связанного с тем, что за века их господства в их тканях накапливались токсины глупости и формализма. Недаром говорят, что глупец свою глупость всюду несет с собой: пришел в армию – принес её в армию, пришел на фабрику – принес её на фабрику, а пришел в церковь – и глупость свою в церковь принес.

Кризис религиозности был объективно связан с тем, что в религиях, как и в любой бюрократической структуре, формальное лидерство все больше расходилось с живым и подлинным интеллектуальным лидерством. Иначе говоря, в религиях, как и в любой бюрократии, начальниками назначают не самых умных, не самых острых на язык, не самых активных и сообразительных, а просто служак, выслуживших какие-то нормативы внутренних регламентов.

Чем дальше расходится формальное лидерство с интеллектуальным, чем умнее и тоньше площадные горлопаны начальников в высоких кабинетах – тем более жалкой и слабой представляется власть. Трудно переспорить того, кто умнее тебя – а если ты серый назначенец, ничем не примечательный кроме выслуги и родственных связей – слишком многие вокруг очевидно оказываются умнее тебя…

В Православии против вырождения иерархии через корпоративное назначенчество есть противоядие: это культ святых отшельников, всепревосходящих истинных лидеров Православия. Формально Серафим Саровский не имел никакого церковного чина, но фактически он в Православии выше, чем любой из патриархов. В Православии церковная иерархия – не начальство, а обслуживающий персонал. В Православии открыто говорится, что для верующего не важны личные качества обслуживающего его попа, важно состояние сердца и души самого верующего.

Это предохраняет Православие от процесса «выдуривания начальства» - не тем, что начальство не выдуривается в православной среде, а тем, что всегда есть возможность отделить себя от грехов священноначалия.

Когда мы ведем речь о Западе, мы должны сразу же понимать, что со времен Средневековья духовная жизнь Запада была ущербной, сектообразной, лишенной православной полноты. Именно в силу этого выдуривание начальства в католичестве гораздо опаснее для католичества, чем выдуривание начальства в Православии для Православия.

Век от века церковь, которая вначале была хранилищем всей мудрости, всех книг, всякого знания и просвещения – на Западе ВЫДУРИВАЛАСЬ, и все больше знаний, размышлений утекали мимо западной церкви. Конечно, в идеале Академия наук и церковь есть нечто одно неразделимое, и так сперва было. Но на практике все больше интеллектуалов, задвинутых в церковной карьере реализовывали свой ум ВНЕ церкви.

Это – главная причина глубокого кризиса церкви, который постиг её в XIX веке, когда западные церкви совсем уж откровенно выдурились.

«Свободный» (т.е. отвергнутый церковной бюрократией) интеллект торжествовал свою победу над церковью в режиме «праздника непослушания». Как ребенок, он всерьёз собирался «на зло маме уши отморозить» и «утонуть, чтобы родители плакали». Явление таких праздников непослушания, как 1917 год в России – яркое проявление самовредительства ради самоутверждения «свободного» интеллекта.

Дело ведь не в том, что марксизму, дарвинизму, фрейдизму нечего возразить. Очень даже есть что! Но возражать должен компетентный образованный человек с живым умом, а у церкви Запада таковых в «час «Х» попросту не оказалось. Для мышки и кошка зверь, а для серых мышек клирного кумовства в назначенчестве – и дарвинизм с фрейдизмом неотразимые идейные удары…

Но свободный и независимый интеллект – это всего лишь навсего рыхлая совокупность праздно шатающихся умников. Что они (тем более что каждый – «кто в лес, кто по дрова»)  могут со своими на зло церкви отмороженными ушами противопоставить мощному разветвленному, хорошо структурированном, и закаленному в борьбе сатанинскому подполью?

Сатанизм в ХХ веке все более открыто заявляет о себе. Гитлеризм вообще был очевидным демоническим культом, возрождавшим кровавые оргии древних дохристианских времен с опорой на «ультрасовременные» изыскания разных псевдонаук своего времени. Чрезмерная открытость сатанизма и демонизма в гитлеризме напугала западного человека и заставила отшатнуться.

На крайнем Западе, представленном не германской селекционной университетчиной с её расологиями, а англосаксонским «голубым» и «красным» масонством, шли несколько иные процессы.

Масонерия, как мы уже говорили – идеология мирового паразитизма. Она отчасти родственная сатанизму (ибо, как и он, лишена светосочетания, созидательного начала), отчасти же ему противоположна. Там, где сатанизм требует резать, масонерия предпочитает стричь.

Исторически говоря, масонерная власть развивалась так: вначале масонство Шотландии путем заговоров захватило более сильную и богатую Англию. Под высшим, «голубым» шотландским масонством появился нижний этаж: красные, они же оранжевые, английские масонские круги.

Опробованный метод свержения власти путем заговора, играя на внутренних противоречиях атакуемой страны, был испробован на главном конкуренте Англии – Франции. Так называемая «великая французская революция» - на самом деле типично масонский переворот, уничтоживший сверхдержаву Францию во благо Англии, с набором штампов и клише, далее употребляемых во всех т.н. «оранжевых (они же красные) революциях».

Слияние двух сильных масонерий – шотландской и еврейской – породило проект «Возрождения Израиля», что вначале создало США, как новый Израиль, а уже потом – и собственно Израиль на его исторической родине.

При формировании США (как веками нерушимого блока англосаксонских и еврейских жуликов) масонерия доказала приоритет масонского проекта над государственными интересами страны-носителя: США, как чисто масонское образование, было создано из Англии, за счет Англии и ценой Англии.

В итоге в 1941-45 годах советский химеризм вместе с этой вот паучьей банкой воровского интернационала забил до смерти очень страшного планетарного маньяка – идеологию, в которой убийство совершенно официально было объявлено великим благом, а жестокость – высшей из добродетелей.

Пока маньяка сообща били – все вроде бы было ясно. Но когда стало непонятно – «против кого дружить» - выявилась внутренняя несостоятельность и зыбкая путанность как советского проекта-химеры, так и западного масонерного устройства псевдо-государства, выстроенного в США и Англии ПОЧТИ ЦЕЛИКОМ ИЗ ЛЖИ, ИМИТАЦИЙ И ПРОФАНАЦИЙ.

Советская химера распалась на составлявшие её и силком сшитые вместе части: православный проект «царства Правды», оголтелое западничество, шизофренически-расколотую интеллигенцию и сатанинские секты.

На Западе же масонерия все больше дрейфовала в сторону сатанизма. Это была не сатанинская революция, как у Гитлера, чьё учение имеет давно изученные и очень явные оккультные корни. Это для США и Англии была ползучая и долгая эволюция.

Удивительна ли она? На мой взгляд, совсем нет. В эволюции воровства к убийству нет ничего непостижимого или противоестественного. Вор, к которому аппетит приходит во время еды, начинает постепенно освобождаться от «гуманистических предрассудков», допуская убийство сперва ситуационно, по необходимости, для прикрытия своих темных махинаций, а потом, чем дальше, тем чаще.

Масонерии США и Англии апеллировали к гуманизму тем чаще, чем более угрожающим была для них внешняя среда. От страха они пытались заполучить низшие слои в союзники и порой «баловали» их, делясь ворованным. Чем очевиднее становилась именно планетарная победа масонерного типа государств, тем меньше интереса делиться с массами оставалось у масонерий, тем все более сатанинскими  становятся завихрения их патологической мысли, выросшей из паразитизма.

Нет лучшего катализатора для побуждения вора и мародера к убийству, чем безнаказанность убийства. Так то ему страшно, но если безнаказанность гарантирована…

В полной мере это сработало, когда США и Англия остались хозяевами над планетой.

СССР рухнул в 1991 году. Мы живем в 2013 году. За столь короткий срок (22 года) сатанизм на Западе продвинулся необычайно далеко. Эволюционные процессы приняли в масонерной среде РЕВОЛЮЦИОННУЮ СКОРОСТЬ. Уже не сосущий паразитизм, а именно расчленительская хищность стали за эти 22 года ОСНОВНЫМ способом насыщения западных элит.

С сатанинской последовательностью экономика Запада и его социальная сфера ВЫСТРОИЛИСЬ НА СЕМИ СМЕРТНЫХ ГРЕХАХ, ни один не обойдя вниманием: детоубийство в абортариях и эфтаназия, наркомания и социопатии, содомия и гнуснейший разврат, перед которым бледнеют Содом и Гоморра, каннибализм, принимающий все более массовый и официальный характер, изуверские культы, кровавые кумиры, сотворенные во множестве, патологическое потребительское обжорство, гладиаторство и корриды, вавилонское смешение наций и языков (с вавилонским же блудом)…

Сегодня, сейчас – какой честный и ответственный исследователь, будь он хоть трижды атеистом, посмеет сказать, что на Западе не воплощается с максимальной системностью именно сатанинский проект, именно то, чего требовал от своих адептов сатанизм с древнейших времен?

А что Россия? Она ещё только стряхивает с себя прах и перья, облетевшие с химеры прежнего вероучения, но уже с неизбежностью вовлечена как главный игрок в ПРОЦЕСС ИДЕЙНОГО, ДУХОВНОГО И ВОЕННОГО ПРОТИВОСТОЯНИЯ МИРОВОМУ САТАНИЗМУ.

Если есть ему альтернатива – она по непостижимым нам обстоятельствам укрылась в России. Это и есть наша реальность, от которой многим хотелось бы, зажмурив глаза, бежать в мир грез, фантазий и новых химер с их уютными классами, эксплуатациями и формациями производительных сил.

Но этот номер не пройдет. Страус, конечно, может спрятать голову в песок, но приближающийся РЕАЛЬНЫЙ лев от этого в песок зарываться не станет…


А. Леонидов-Филиппов.; 7 июля 2013

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..