Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Ноябрь
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

ЧТО МЫ ГЕКУБЕ?

ЧТО МЫ ГЕКУБЕ? ​Какова связь между событиями громадного масштаба – решениями, принятыми на самом верху – и личной судьбой самого обычного, самого простого человека на своём конкретном месте? Что нужно этому человеку от олимпийских громовержцев и что олимпийским громовержцам нужно от него? Что он Гекубе, что ему Гекуба[1]? Ведь очевидно же, что между домохозяйкой, варящей борщ мужу-слесарю и первыми лицами государства нет прямой связи – но нет и отсутствия связи. Власть – конечно же, не то, что домохозяйки себе выбрали, но и не то, что их совсем не касается.

Чтобы защитить борщ на плите в панельной плохонькой квартирке и мужа-слесаря, власть должна быть СИЛЬНЕЕ обитателей этой квартирки. Если же они сами себе её выберут, как учит либерально-демократический миф, то она будет подчиняться им, и, следовательно, будет слабее них. Такое в принципе возможно, но бессмысленно.

Конечно, каждый вспомнит о своём – я же вспоминаю конец 80-х, солнечное время надежд на лучшее… Уже вылезали ужасные монстры, но мы думали – ведь у нас есть Горбачёв! Он нас защитит! А он не защитил…

Проявленная тогда верховной властью слабость – относится к разряду страшнейших преступлений перед человечностью.

Для того, чтобы войти в историю убийцей – не обязательно убивать самому, достаточно не мешать злу, имея при этом максимум формальных полномочий, которых у Горбачёва к 1991 году набралось едва ли не рекордное количество[2]!

Дело в том, что для одоления зла, с которым мы сами можем справиться – нам не нужна власть. Я не буду вызывать милиционера, чтобы прихлопнуть таракана или поставить мышеловку. Сибирские мужики не станут вызывать представителей власти, чтобы завалить медведя-шатуна.

Власть нужна только тогда, когда речь идёт о Зле, с которым мы сами не в состоянии справится. Значит, она должна быть сильнее нас (раз справляется с тем, с чем мы справиться не можем) – и не может исходить от нас.

Исходя от нас, она будет бессильна именно там, где она нам нужна – там, где и мы бессильны. Когда власть ничего не может сделать без санкции и одобрения народа – тогда она просто не нужна, что и доказали 80-е годы. Её выкинут на помойку, как пятое колесо в телеге, как выкинули мы власть КПСС…

Приведу простой пример: чтобы платить мне зарплату, мой начальник должен быть богаче меня. Если он меня не богаче, то из каких фондов он станет мне платить? Мне не нужен «бесплатный» начальник, пусть он и очень хороший человек, я могу с таким дружить – но не подчиняться же! Второй пример: если меня бьёт хулиган – мне нужен защитник сильнее этого хулигана. А если защитник не сильнее меня – так хулиган и его побьёт, как меня!

Вроде бы смешно – а вспомните 80-е годы и распластавшуюся в услужливости перед митинговой стихией и борзописцами-ораторами власть поздней КПСС – и поймёте, что мои примеры не смешны и не притянуты за уши.

На самом деле (оставим демократические розовые сопли для детей младшего возраста) – нам не нужна власть, которая опирается на нас.

Мы ищем во власти опору себе, и не собираемся быть каким-то слабакам опорой! И если власть у нас спрашивает «что делать?» - то зачем она? То, что мы хотим – мы и без неё сделаем…

Но та власть, которая может эффективно противостоять террору – сама может стать источником террора. А если не может – то и противостоять террору она тоже не сумеет.

Взаимосвязь между домохозяйкой, варящей борщ, и правителем, объявляющим войну – не в том, конечно, что домохозяйка правителя выбрала (это невозможно и технически, и с точки зрения здравого смысла).

Взаимосвязь верхов и низов проявляется в общей идеологии и общих интересах противостояния пожирающему миру. Мы едины - потому что едина угроза нам...

+++

Никто из новорожденных в этом мире не выживет сам. Заботу о питании и защите новорожденного берут на себя родители. Взрослея, нормальный человек должен сохранять это чувство уязвимости. Он не должен, как советские люди горбачёвских лет, впадать в идиотизм выживательной беззаботности, когда думаешь - жить лучше или хуже, а о том, что жизнь совсем могут отнять – вообще не думаешь, мыслей таких даже не приходит…

Никто из взрослых тоже не выживет сам. Жизнь любого человека обходится слишком дорого, а воруется, обогащая других, слишком легко.

Жизнь – вовсе не дар, а исполнение обязанностей по контракту, другая сторона которого обязалась тебя защищать от пожирания и поглощения всеми враждебными, конкурентными силами.

Из контракта можно выйти. И легко. Но недалеко. До ближайшей могилки…

Итак, живя – ты включаешься в контракт с другими людьми, защищающими тебя за то, что ты защищаешь их. Этот контракт и есть ГРАЖДАНСТВО, а так же национальность, землячество, род, племя, семья и т.п. Вы совместно отстаиваете личное выживание друг друга. То есть действуете совместно – а результатом имеете личное благо.

Даже копейка, будучи прибавленной к миллиону – делает миллион больше, а не меньше. Одинокий человек не только никому не нужен, но и гораздо хуже: он (его средства к существованию) представляет лакомую добычу на охоте, которая никогда не прекращается. Отстрел на этой охоте идёт ежедневно, но не обязательно человека пристрелят или зарежут. Есть и более мучительные способы убийства.

Бомжей у помоек видели? Посмотрите… Бомжи – люди, которые питаются пищевыми отбросами, одеваются из мусорных контейнеров и не имеют дома. У них не отобрали биологическую жизнь, но у них отобрали все те ресурсы, которые питают человеческую жизнь. И выбросили в никуда – долго, страшно и мучительно умирать без средств к существованию.

Враг, который положил глаз на ваши средства к существованию, на уходящие "пока к вам" ресурсы Земли – может сделать с вами так, как он сделал с бомжами.

А может и зарезать – как турки армян, хорваты – сербов, хуту – тутси и т.п.

Цель в обоих случаях – отобрать ресурсы, монетизировать себе в карман ваши средства к существованию, обогатить свой счёт вашими источниками питания.

+++

Для того, чтобы не стать трупом во рву или бомжом на помойке, человеку нужно зарезервировать за собой ДОЛЮ земных благ. На этой почве он договаривается с другими людьми, у которых точно такая же проблема УГРОЗЫ ВЫЖИВАНИЮ. И в итоге они резервируют доли земных благ не только за собой, но и друг для друга.

Так возникает первичный слой ОБЯЗАННОСТЕЙ, из которых появляется сугубо вторичный слой ПРАВ.

«Просто так» прав человека не бывает. Если не веришь – подойди к миссии ОБСЕ на оккупированной укрофашистами части Донбасса и потребуй соблюдать твои «права человека».И увидишь сразу, как с этим «справятся» ОБСЕ, Страсбургский суд, Гаагский трибунал и прочие орудия лживого геноцида под соусом «международного права»…

Право у человека есть только там, где он принял участие в отстаивании даров земных от «чужих». И только в том случае, если отстаивали успешно, не дали себя выбить с позиций.

Потому что если дары потеряли – то и никакой доли за них не полагается, какая может быть доля у ноля?

Формула выживания человека, если выразить это совсем уж кратко, в двух словах, то это:

Принцип защищённого наличия.

То есть – наличие ресурсных благ для обеспечения потребления и ограждённость этих благ от постороннего расхищения. Дыра в заборе – порой такое же отсутствие благ, как и их простое несуществование.

Рыбаку нужен водоём с рыбой – и чтобы улова не отобрали. Это не два разных требования, это абсолютно неделимое, двуединое требование, которое можно назвать формулой жизни.



[1] Что он Гекубе, что ему Гекуба? - — крылатая фраза из трагедии Уильяма Шекспира «Гамлет». Эти слова произносит принц Гамлет по поводу мастерства актёра, впечатлённый искусством его перевоплощения его способностью переживать события, никак лично его не затрагивающие. Иносказательно фраза используется как в отношении человека, безразличного к чему-либо или кому-либо, так и по отношению к тому, кто вмешивается в не касающееся его дело.

[2] Он был главой правящей партии, президентом страны, верховным главнокомандующим, председателем как Президиума, так и всего Верховного Совета СССР, и т.п.

Александр Леонидов; 12 апреля 2017

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • МИР И ОБЕЗДОЛЕННЫЕ

    МИР И ОБЕЗДОЛЕННЫЕ От редакции: кратко выраженная суть нашего противостояния с западниками заключается вот в чём. Западники хотят вести нас чередой прозападных либеральных революций, каждая из которых всё глубже погружает нас в задницу. А мы не хотим погружаться в задницу. А либералы западники не хотят, чтобы мы этого не хотели. Они хотят, чтобы мы уподобились украинцам, у которых лесенка майданов сводит общество в каменный век, рождая в массах восторг и эйфорию «избавления от культуры»…

    Читать дальше
  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.