Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 59,6564 руб.
  • Курс евро EUR: 66,6780 руб.
  • Курс фунта GBP: 75,9903 руб.
Июнь
пн вт ср чт пт сб вс
      01 02 03 04
05 06 07 08 09 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

«КЛИЕНТСКИЕ СИМБИОТЫ» ИМПЕРИЙ

Почему невозможно быть сразу независимым, маленьким и успешным...

«КЛИЕНТСКИЕ СИМБИОТЫ» ИМПЕРИЙ В нашем споре с регионал-сепаратистами часто можно услышать: вот вы говорите, что раздробленность страны мешает экономическому развитию! А как же Монако? Лихтеншейн? Австрия? Они ведь маленькие, но богатые! Они не стали зонами регресса! И пусть у них нет какого-то серьёзного собственного производства – но ПОТРЕБИТЕЛЬСКИ-то они весьма достойно выглядят! С этим надо разобраться. И начать с того, что пригородные удачно попавшие зоны с их дачниками, ресторанчиками и аквапарками ничего не говорят об уровне развития сельского хозяйства в стране…

   Быть маленьким и успешым одновременно - нельзя. Можно быть маленьким и притворятся успешным. Можно быть успешным и притворятся маленьким. Почему?

 Потому что сумма затрат на инновации прямо зависит от серийности производства. Большую науку и принципиально новую технику можно использовать только там, где серийность производства достигла максимума.
 
   Объясню просто. Если у меня одноразовый молоток, и цена удара им стоит 1 рубль, то на его совершенствование я не могу потратить больше 99 коп., иначе вся затея станет убыточной. Но если я произвожу молотком 100 ударов, то могу потратить на его совершенствование уже до 99 рублей, и все ещё останусь рентабельным. Если же я произведу одним и тем же молотком 1 000 ударов, то получу за них 1000 рублей, и, следовательно, могу потратить на улучшения в своей работе 999 рублей.
 
   Понимаете ли Вы разницу между 99 коп. и 999 рублями?  Понимаете ли, что в хозяйстве, которое не может тратить на модернизацию себя больше 99 копеек будет страшный технологический застой по сравнению с хозяйством, где тратят на обновление технопарка и технологий хотя бы рублей 30-40?  И пусть я буду тратить на модернизацию в два раза больший процент своей выручки, чем крупносерийное производство – я все равно гарантированно отстану.
 
   Преимущества крупносерийного производства можно описать в следующих техномических категориях:
   а) организационное преимущество - сокращение затрат на единицу продукции за счет унификации и стандартизации производственной процедуры, формализации и алгоритмизации производства, сокращения времени на изготовление одной единицы продукции при более оптимальной загрузке рабочей силы и производственных мощностей;
   б) технологическое преимущество при составлении технопарка, рассчитанного на больший объем выпуска, на макро-объемы, что сказывается на всей комплектации технологической цепи наиболее дорогими, современными, эффективными машинами и оборудованием;
   в) кадровое преимущество, связанное с более узкой специализацией каждого из участников технологического процесса, оптимизацией производственных функций, учета и контроля, охраны и безопасности, и т.п.
   г) преимущество инновационное, поскольку крупносерийное производство может выделить больше средств на проведение профильных НИОКР;
   д) Преимущество информационное – в распространении информации и рекламы, имиджевых процедур, распространении бренда и т.п.
   е) Преимущество связей и транспортировки продукции – перевозка большегрузом делает доставку дешевле, чем легковой машиной, океанским лайнером – дешевле, чем большегрузным авто, и т.п.
 
   Все вышеперечисленные, а так же многие иные преимущества крупносерийного производства привели мир к имперской специализации производств, составляющей экономическую суть явления империи. Логически завершающей стадией «имперской специализации» является ситуация, при которой отдельная единица продукции будет производится в одной точке целого континента, максимальным оптом на весь блок наций империи сразу.
 
Англосаксы с их претензией на имперскую мировую гегемонию видят это в обликах глобализации…
 
   Вот что такое крупносерийность: билет в будущее, космодром для старта технологического обновление. Мелкосерийное хозяйство равно отсталому хозяйству, и относительно крупносерийного так будет всегда. Для крупносерийности и узкой специализации на большую массу потребителей нужна ИМПЕРИЯ.
 
   Она нужна неизбежно, поскольку без вертикальной интеграции никакое хозяйство не может втянутся в узкую специализацию.  Дело тут не только в том, что одно суверенное государство может перекрыть границу с другим в любой момент, и это его суверенное право (со всеми вытекающими банкротствами тех, кто работал на нужды потребителей соседней страны).
 
   Дело и в том, что для преодоления ЭКОНОМИЧЕСКОГО ШАНТАЖА нужен единый (имперский) арбитражный центр, равноудаленный от интересов двух спорящих сторон.
 
   Например, я произвожу укроп, а мой сосед – хлеб.  В какой то момент соседу вздумалось вздуть курс обмена, опираясь на то, что хлеб нужнее укропа. У меня два выхода: или подчинится (при этом ломается взаимовыгодность разделения труда), либо выйти из обмена, самому начать сеять хлеб и сломать узкую специализацию (при этом разделение труда просто исчезает).  При этом если мой сосед в полном смысле слова СУВЕРЕНЕН, то мне нечем его приструнить, нет рычагов вернуть его к исполнению договорных обязательств.
 
   Другое дело, если суверенитет соседа ЛИПОВЫЙ, показной, только на бумаге. Ну, например, как у УССР в составе СССР. Тогда – если в УССР начали чудить – прямиком бегу к Сталину, и он решает, кто из нас со смежником неправ.
 
   Но что тут важно отметить: ЛИПОВЫЙ суверенитет не возникает при распаде государства на части: ведь если он был бы липовым – государству незачем и распадаться. Понятно, что при  распаде всегда возобладает та или иная степень РЕАЛЬНОСТИ суверенитета – если не полная фактическая, то, по крайней мере, и не совсем липовая.
 
   Особенности ЛИПОВЫХ (фиктивных) суверенитетов в том, что они формируются не при развалах больших государств, а наоборот – в процессе обтекающего поглощения большими государствами со всех сторон   ФАКТИЧЕСКИ, но, по каким-то причинам – НЕ ЮРИДИЧЕСКИ.  Чаще всего вассальная зависимость настолько очевидна, что даже глупо её  и подчеркивать, лишний раз унижая младшего партнера, который все равно, при любом раскладе – не соперник, все равно сделает все по воле «старшего брата».
 
   Так возник феномен нескольких богатых маленьких стран, которые, конечно же, не суверенные страны вовсе, а  КЛИЕНТСКИЕ СИМБИОТЫ империй. Это разного рода Лихтенштейны, Монако, Бельгии и Австрии.
 
   Причины, по которым империя, поглотив их фактически, не поглощает их юридически, могут быть разными и порой экзотическими. Иногда это субъективный фактор, лично связанный с имперским руководством, иногда – пропагандистский (Южная Осетия – не новая провинция РФ, а суверенное государство, тра-та-та!), иногда – тактический (Швейцария, как сейф для ворованного у правительств западного мира).
 
   Как бы там ни было, КЛИЕНСТКИЙ СИМБИОТ – это несуверенная территория, отличающаяся от имперской провинции лишь внешней экзотикой. Главное преимущество клиентского симбиота – возможность подключится на равных или даже на льготных правах к общеимперскому разделению труда внутри какой-либо великой империи.
 
   Например, маленькая Австрия тяжко бедствовала после распада своей империи, затем была включена в гитлеровский рейх, а после его краха – в единое хозяйственное пространство Атлантизма. Её, как и все страны по границам социалистического лагеря подвергли усиленной потребительской накачке по методу «белгородского киселя» (т.е. создания мест особой показухи для конкурентов).  Нетрудно заметить, что в Европе благополучие таяло по мере удаления от границ Варшавского договора: так, Германия была богаче Франции, Франция – богаче Испании и Италии, Испания – Португалии и т.п. Западный мир бросил все свои силы на создание узкой зоны особого благополучия по периметру социалистического мира (сюда относятся и Япония, и карлики – «азиатские тигры», сверхнакаченные долларами города-государства на китайском пограничье.
 
   Вглубь колониальной толщи Американской Империи потребительский уровень заметно таял и мельчал. Где не нужны были «маяки западной привлекательности» - там их и не делали, оставляя обычное мурло капитализма со всеми его язвами.
 
   Что характерно для клиентских симбиотов больших империй. Не только высокий жизненный уровень. Характерно и то, что симбиотами не становятся «по собственному желанию». Статус имперского симбиота получает та или иная территория частично по геополитическим, частично по произволу имперского начальства, но уж никак не от собственных усилий.
 
   Источник потребительского благополучия симбиота лежит вне его самого, за пределами его сил и возможностей. Конечно, СССР дарил Монголии готовые трактора, и Монголия ими пользовалась, но не потому, что этого хотела Монголия, а потому что этого хотел СССР. Ясно без лишних слов, что САМА Монголия сделать собственный трактор была не в состоянии, независимо от того, насколько он был объективно ей нужен, потребен или желанен.
 
   Нельзя ИЗБРАТЬ судьбу имперского симбиота – Люксембурга или Австрии – это дело случая и геополитической лотереи. Нельзя СОХРАНИТЬ благосостояние симбиота ВНЕ И ПОМИМО единого имперского производственного комплекса.
 
   Кроме того, это благосостояние не может быть защищено САМИМ симбиотом, вне и в обход мощи опекающей его империи.  В случае новых обстоятельств симбиоты со всем их благополучием заглатываются и разоряются в течении дня, самое большее – недели.
 
   Главная черта симбиота, и его отличие от ГОСУДАРСТВА – в его принципиальной несамостоятельности, несамодостаточности, его зависимости от внешнего фона, создаваемого той или иной империей.
 
   Поэтому благополучие симбиота не может быть ПЕРЕНЯТО другой маленькой территорией, решившей жить по образцу Бельгии и Австрии. Ведь нет каких-то технологий, позволяющих Бельгии или Австрии САМИМ ПО СЕБЕ жить хорошо, главный секрет их процветания – спонсорская роль их империи-покровителя.
 
   Разумеется, это спонсорство не будет распространятся на ДРУГУЮ малую независимую территорию, более того – оно только потому и возможно, что ИМПЕРИЯ, разоряя другие малые подвластные территории, создает КОНКРЕТНО ЭТИМ СИМБИОТАМ льготные, щадящие условия. И делает это не ради них, конечно, а ради собственных, не всегда полностью известных симбиотам, планов. Ведь и скотину порой откармливают на убой!
 
   Существование в мире имперских клиентских симбиотов ровным счетом ничего не опровергает в главном тезисе нашей экономической теории: ВЕЛИКАЯ ЭКОНОМИКА МОЖЕТ БЫТЬ ТОЛЬКО У ВЕЛИКОЙ ДЕРЖАВЫ, и богато жить может только страна, владеющая богатым пространством.
 
   Самый крупный по капиталовложениям проект – это самый перспективный в плане доходности проект, потому что снижают доходность в первую очередь факторы конкуренции. Чем меньше средств нужно на открытие дела – тем больше людей его открывают, тем ниже в итоге прибыль каждого – ведь они перебивают друг другу цену. Другое дело – сверхзатратный проект-колосс, который по плечу потянуть только сверхдержаве! Тут конкуренция минимальна, и, следовательно, прибыльная отдача – максимальна.
 
   Это делает планы «маленьких суверенитетов» ущербными и обреченными. Как ни крути – а в соревновании с экономиками империй они однозначно проиграют. Ведь при одновременном инвестировании разнопорядковых сумм меньшая из них не только оказывается менее прибыльной на единицу вложения, но и вообще рискует быть потерянной: при построении одновременно крупносерийного и мелкосерийного аналогичных производств, мелкосерийное чаще всего оказывается убыточным и нерентабельным. В итоге, инвестиционная привлекательность капитала растет пропорционально его величине.
 
   Капитал, как денежная сумма, стремящаяся к росту, функционирует через специфический, особый процесс вложения или размещения капитала. Объективной (независимой от человека) особенностью вложения капитала уместно считать не только увеличения прибыли с увеличением вложенного капитала (простое механическое увеличение суммы прибыли от роста общей суммы), но и рост эффективности ЕДИНИЦЫ вложения в зависимости от величины общей суммы вложенного.
 
   Каждый рубль, действуя в составе единого миллиона, приносит на себя большую прибыль, чем тот же самый рубль, действующий в составе отдельной, автономной сотни или тысячи. В итоге в современном хозяйственном организме мелкие суммы вообще оказываются инвестиционно-непривлекательными, могут что-либо обеспечить своим вкладчикам только в составе акционерных обществ, сводящих множество мелких капиталов в единый крупный.
 
   Именно поэтому многие инвесторы, особенно мелкие, не могут принять участия в приоритетных инвестиционных проектах по техномическим причинам, и вынуждены – зачастую вопреки своей стратерии и желанию – вкладывать средства в менее прибыльные, но более доступные конкретно им инвестиционные площадки. 

Вазген АВАГЯН, специально для ЭиМ.; 2 января 2013

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..