Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 57,4762 руб.
  • Курс евро EUR: 60,4535 руб.
  • Курс фунта GBP: 71,8050 руб.
Февраль
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28          

КОШМАРЫ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

КОШМАРЫ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА ​Умер Ислам Каримов. Для меня очевидны две вещи, которые, казалось бы, несовместимы логически: Ислам Каримов был чудовищем – И – его смерть величайшее бедствие для жителей Узбекистана, всей Средней Азии, большая проблема для мировой политики… Почему чудовище? Потому что такие, как Ислам Каримов или Туркменбаши бывают только в кошмарах или фильмах ужасов… Вот сидит перед тобой нормальный, вменяемый человек в европейской одежде… Вот вдруг его начало корчить, из кожи полезла шерсть, лицо стало волчьей мордой, зубы – саблезубыми клыками… Такое, думал я, мальчишка 80-х, бывает только в «фильмах ужасов». Но сама наша жизнь и судьба оказались фильмом ужасов…

Ислам Каримов или Туркменбаши олицетворяют ту невыносимую лёгкость и органичность перехода из модерна вполне себе современной и зажиточной, атомно-космической, при галстуке и в шляпе Средней Азии в дичайший архаический уклад глухого средневековья.

Оборотнями оказались не отдельные люди, как в фильмах ужасов, а целые народы и страны! Вот их заглючило, закорчило – вуаля! Они выныривают веков за 14 до того века, в котором нырнули…

Мы родились в эпоху развития, продолжили жить в эпоху беззаботности, инфантильности умов – и вот мы уже оказались в эпохе кошмаров, полуночных видений, которые случаются, казалось бы, только у тяжёлых героиновых наркоманов… Ташкент уже давно средневековый город. А смерть хана или эмира в Средневековье – это большая резня и кровавая жуть разборок кланов… Это будет, не о том вопрос. Вопрос – ПОЧЕМУ это будет, и почем вышло в итоге ИМЕННО ЭТО?!

+++

Живём мы во времена скорбные распада всех и всяческих прекраснодушных утопий и розовощёких надежд, различных кукольных домиков, которыми оказался «общий европейский дом». Всё то, что истерически дошло до апогея в 80-е годы страннейшего, выстроившего себя из чудовищных перепадов температур и давления ХХ века – жухнет и вянет, как срезанные цветы в вазочке. И вода в вазочке протухла, и стебли гниют – всё, что вчера благоухало «новым мы́шленьем» - ныне нестерпимо завоняло распадом и разложения крайних степеней…

В самом центре замысловатой «икебаны» прогрессистов-конвергенторов находилась в ХХ веке светлая идея всеобщей, всемирной потребительской демократии, из которой, якобы, рождаются мир, всяческая благодать и благорастворение воздухов и политическая демократия (система, опирающаяся на среднестатистический достаток и самодостаточность избирателей).

Не без оснований указывалось, что суть научно-технического прогресса - это ПОВЫШЕНИЕ ДОСТУПНОСТИ БЛАГ для широких масс. То есть процесс, делающий:

- дорогое дешёвым,

- недоступное – доступным,

- а редкое – массовым.

Задача цивилизации ставилась как расширяющееся углубление потребления, когда одновременно растёт достаток потребителя и количество потребителей.

По формуле: «Вчера ели десять человек, но по одной булочке; сегодня едят двадцать – но уже по две». Это, по сути, и есть формула потребительской демократии, мечты просветителей 80-х годов, когда количество зарабатывающих растёт одновременно с величиной их заработка.

Я не могу отрицать, что вся сущность и смысл НТП (научно-технического прогресса) – заключаются, конечно же, в потребительской демократизации общества. Именно горячее и страстное стремление к демократизации потребления разных благ создало нашу причудливую и весьма экзотическую цивилизацию, в которой мы пока ещё живём, но всё больше рискуем вывалится то ли в Карфаген, то ли в первобытные джунгли.

Потребительская демократизация породнила СССР и Запад поверх разного рода идеологических маразмов, процветавших с обеих сторон линии разделения. СССР и Запад спорили о средствах, но не о целях, они обвиняли друг друга в лицемерии – но не в высших ценностях, официально провозглашаемых системами.

И никто не думал, что в ХХ веке, с головокружением от технических успехов, наша цивилизация, две тысячи лет как христианская, разделилась на рукава разного рода христологических сект (американская веберовщина, советский коммунизм), течёт (если представить её в виде реки) между странными островами и всё больше заболачивается.

Всё дело в том, что стараниями добросовестных и не очень недоумков целый ряд специфически-христианских ценностей был переписан в «общечеловеческие», а очень многие завоевания цивилизации стали восприниматься как «само собой разумеющееся» и «кто же будет спорить?».

Потребительская демократия, которая по сути своей – мелкособственническая утопия (раньше сказали бы – мелкобуржуазная) – стала восприниматься как общечеловеческая мечта, естественная и врождённая для каждого человека.

Никто не задумывался из прекраснодушных романтиков «нового мы́шленья» - как грубо и жёстко попрала мелкособственническая утопия «всеобщего благоденствия» и «изобилия в каждый дом» извечные зоологические глубины и патологии.

А среди них – садизм, мазохизм, альфа-доминирование, и вообще все те идолы плоти, на которых стояла жизнь ДО христианского торжества над человеческой историей.

Что значит – дать всем всё? А как же тогда садисту издеваться и мучить? Как ему реализовать свою потребность подавлять ближних? Как мазохисту страдать – если всем всё доступно? И в чём проявится доминирование альфа-самца, если у его подчинённого такой же автомобиль, как у него самого?

Никто не задумывался, что равенство в наслаждениях – ликвидирует наслаждения. Наслаждение, доступное всем вокруг, перестаёт восприниматься как наслаждение и превращается в серую скуку быта.

Давайте вспомним, как мы относились в СССР к стакану кефира поутру или к автобусу-троллейбусу… Казалось бы, мы были едва ли не первым поколением, которое перестало ходить пешком на большие расстояния… Но величайшее благо и чудо троллейбуса, недоступное десяткам колен наших крестьянских предков (пешком ходивших, порой, даже с Урала до Москвы или из Сибири на Кавказ) – как только получило всеобщую доступность, стало восприниматься психологией чуть ли не как унижение…

+++

Наивный человек 80-х полагал, что любая нехватка любого блага связана лишь с его технической недоступностью.

Соответственно строилось и задание мировой науке и мировой технике: «найти средства и обеспечить раздачу на руки».

Страшно не хватало того, что я назвал СОЦИОПАТОЛОГИЕЙ – учением об угрожающих цивилизации уродствах человеческой природы.

Уродства психики связывали только с нехватками чего-либо и никогда – с избытком (а зря). Есть вещи, которые уродуют личность человека своей недоступностью, есть же наоборот – уродующие своей доступностью.

Не понимали, что наша цивилизация – это не линейный прирост сил и возможностей человека. Это – вполне определённое растение, вырастающее из определённого семени со вполне конкретным генным набором, и которое растёт только в определённых почвах. По большому счету, цивилизация (как и дерево) – вообще не растёт, она раскрывается из семени, изначально в нём заложенная. Раскрываясь из семени, древо не может изменить своей породы (дуб не станет ни липой, ни ольхой) и не может быть пересажено из гумуса в песок, камень, соль и т.п.

Идея потребительской демократизации (больше потребителей, больше потребителям) – ощутила себя как самоценная. Якобы не экзотическим сочетанием специфически-христианских предпосылок она порождена, а является врождённой общечеловеческой идеей. Якобы все люди прямо сразу и рождаются с мечтой жить в миролюбивом изобилии и всем вокруг себя создать такую же жизнь…

Это, конечно же, не так. Человеческая (врождённая, общерефлекторная) природа – это вообще зловещий ящик Пандоры.

Много лет я занимаюсь изучением исходной человеческой природы – но доселе не могу сказать, сколько ужасов и кошмаров там запаковано…

И если попытаться опираться на «естество», на «вшитые» в человеческое подсознание инстинкты и позывы, на зоологические в своей основе «общечеловеческие» мотивации…

То шведский «рай для нищих и шутов», со всеми его «зелёными штофами» и «белыми салфетками»[1] быстро рассыпается. Причем не просто в труху, а на целый ряд «ужастиков», напоминающих рационалисту тяжёлую и жуткую героиновую бредь…

+++

Внутренний стержень рационализма (разума, ума) – целесообразность. То есть соответствие средств целям, а действий – образу. Кроме того, рационализм неразрывно связан с идеей Единства Мира и Единства Истины (форм лжи может быть много, истина только одна[2]).

Говоря это – мы говорим об ОБЩЕМ ИСТОЧНИКЕ науки, разума, религии и морали, нравственности. Прочитайте абзац выше ещё раз – и вы увидите, что это единое требование для науки, религии, морального кодекса.

Сочетание двух осознаний – Бесконечности Мира и Единства Мира – рождает понятие о Боге. Бесконечность всемогущая, всесильная, непрерывная, всеохватная – в то же время едина, целостна. Вот вам и представление об Абсолютной Идее и Абсолютной Правде – составляющее основу веры в познаваемость мира средствами разума и веры в нравственные принципы, единые и бесконечные – как едина и бесконечна Вселенная…

Далее начинается родословие цивилизации: идея Бога породила идею Разума[3]. Идея Разума породила идею Науки и Техники. Наука породила идею Опосредованного Воздействия – когда просчитываются многоходовые комбинации действий, ведущих к желанному, чаемому результату.

Желанный, чаемый результат, над которым бились лучшие умы христианства десятки веков – это свобода человека от греха. Суть идеи такова: ущемление материального тела человека может привести к порче его главной, духовной составляющей. Голод толкает к преступлениям, бедность к зависти, болезни тела – к слабости духа и т.п.

И наша цивилизация стала освобождать человека от греха. В этом её многовековая суть, смысл, пафос и архитектура, понимаете?! Брался Грех, понимаемый сугубо-христиански, весьма специфически, не вполне понятно даже для представителей других авраамических систем – и по нему били медициной, строительной техникой, агрономией, токарными и фрезерными станками, механизацией, автоматизацией, роботизацией и т.п.

В замысле освобождения от греха (отголоском которой и стала идея потребительской демократизации) – человека должны были избавить от боли, страданий, нужды, нищеты, нехваток, чёрной и грязной, нетворческой работы. Одним словом говоря – от НЕДОСТАТКОВ. Коварное слово, правда?

Недостаток бывает в быту: хлеба, обуви, транспорта, жилплощади. Недостаёт – вот и недостаток. Но чаще мы говорим о НЕДОСТАТКАХ ХАРАКТЕРА, личных недостатках человека. Нехватка в быту преодолевалась не сама по себе: она преодолевалась для вящего успеха преодоления недостатков личности!

Таким образом, в проекте достаток в быту должен был быть совмещён с духовно-нравственным катарсисом человеческой души, которой никто уже не мешает быть прекрасной (в строго христианском смысле) и никто не принуждает (шантажом или силой обстоятельств) к уродствам и гадостям.

Вся машина цивилизации работала на это и была сконструирована только под это. Она боролась с грехом души, а не с недостатком тапочек. Проблема недостатка тапочек не породила бы героических решений да и просто не могла бы быть поставлена, как проблема[4].

+++

Мелкособственническая (мелкобуржуазная) утопия полагала (и сегодня ещё в отсталых умах полагает), что люди рождены для самообогащения путём взаимообогащения. Мол, человек спит и видит – как бы ему заработать с утра пораньше побольше бумажных благодарностей от окружающих соплеменников! Он делает всё больше и больше благ – и получает в ответ всё больше и больше благ. Его достаток растёт – и у всех вокруг достаток тоже растёт, люди друг друга кормят всё сытнее, но друг друга при этом не поглощают…

Такова идея потребительской демократизации при либеральной, политической демократии. Она по-своему прекрасна и увлекательна, жалко только, что бредова…

Прежде всего: расти взаимно можно только в незамкнутом объёме. А планета Земля – маленькая и ресурсы на ней очень ограничены – ВСЕ. Как вы себе представляете, например, рост придомовых участков сразу у всех? За счет кого или чего будет этот постоянный рост? Если всем делать мебель из карельской берёзы – так ведь не хватит тех берёз, и т.д.

Далее: нельзя уравнивать между собой личную выгоду и общественную пользу (как это сделал Вебер[5]). Можно, конечно, добиться некоторого (всегда неустойчивого) компромисса между личной выгодой человека и общей пользой человечества, но достигнут он будет путём взаимных уступок. Если цель в обществе – взаимообогащение, то она попирает самообогащение. И наоборот – если целью поставлена цель самообогащения, то легче и прямее всего её добиться, конечно же, без всяких «сопутствующих» обогащений соседей. Если ни с кем не обязан делиться – конечно, захапаешь больше и т.п.

Лежащий в основе экономики процесс эквивалентного разделения труда (обмен благами, обмен веществ) между людьми – имеет смысл только в натурально-продуктовом, физиологическом смысле. А в финансовом смысле эквивалентный обмен смысла лишён.

Допустим, у вас есть 2 киселя, а у меня 2 блина. И стакан киселя, и блин стоят, допустим, по 1 рублю штука. Если мы кушаем – понятно, зачем нам меняться: хочется съесть блин и запить киселём, чтобы трапеза была не слишком жидкой и не слишком сухой. Но с точки зрения финансов наш обмен бессмысленный. У вас было товаров на 2 рубля. И у меня товаров на 2 рубля. Мы поменялись. У вас осталось 2 рубля. И у меня осталось 2 рубля. Зачем вообще мы «беспокоились сочинять» обменную комбинацию? С точки зрения обмена товарами (а не просто натуральными благами) – смысл будет только тогда, когда один другого обманет, подсунет сумму поменьше, а возьмёт побольше. Но о каком же тогда взаимном обогащении может идти речь? Одна сторона обмена всё богаче и богаче, но другая –то всё беднее и беднее…

Вот и разрушила математика всю прекраснодушную утопию демократов о взаимном обогащении путём самообогащения каждого!

+++

Говорю, как давно практикующий социопатолог: нет нигде в природе человека врождённой и безусловной мечты о вседоступности благ, составляющей базовую основу потребительской демократизации. Внутри человека нечто иное.

Во-первых, низший слой психики, зоология: забрать всё себе а другим ничего не давать, или давать в обмен на их пресмыкательство (идея альфа-доминирования).

Во-вторых, средние слои психики, разные мыслительные патологии: бесчисленные, связанные с личным мнением, комбинации распределения «кому бублик, а кому дырку от бублика». Из разряда «медицина должна быть платной» (обычный разговор среди врачей), и т.п.

Люди не раздали бы всё всем – даже если бы всего на всех хватало с избытком. Против этого восстали бы в них зоологические иерархии, социально-тупиковые маразмархии, всё то, о чём в СССР шутил А.Райкин, явно не понимая масштабов сил, с которыми схлестнулась мечта о «равенстве в изобилии».

+++

И вообще, прежде чем мечтать о вседоступности благ, нужно разобраться с тем, что есть благо. И не нужно отмахиваться – мол, это и так всякий знает, это элементарно… Ничего не элементарно! Более сложного вопроса, чем сущность блага и границы набора благ человечество едва ли знало!

Нельзя дать то, неизвестно что. Для садиста высшее благо – чужая боль, а для мазохиста – собственная. Для альфа-доминирования высшее благо, наиболее упорно преследуемое – это подавление и пресмыкательство перед ним других особей. Книга, опера, музейная экспозиция, возможность посетить богослужение, поставить свечку в храме – это материальное благо? Или нет? Материальная основа, безусловно, имеется у всего перечисленного, но психологически воспринимаются ли они умом, как благо?

Фастфуд, который калечит, а до него синтетический сахар – подаривший нам кошмар кариеса, скоростные автомобили, увеличившие число смертельных аварий – материальные ли это блага – или нечто обратное?

Глубочайший кризис идеи потребительской демократизации – некогда породившей и «шведский социализм», и советский Госплан и американское кейнсианство - заключается не только в ограниченности ресурсов при неограниченных аппетитах массовой потребляди. Он связан и с тем, что утерян список материальных благ, который проектировщики христианской цивилизации (и научно-технического прогресса) собирались выдавать в наборе, жёстко увязав одно с другим.

Смысл накормить голодных был не в том, чтобы они нажрались, как свиньи, а в том, чтобы у них было больше сил и времени, желания и мотивации сходить в церковь, в культурные заведения, почитать новые книги, послушать новые лекции, получить новые знания и т.п.

Никто из прекраснодушных либералов-конвергенторов не думал о взаимной связи между благом и потребителем. О том, что потребитель не только пассивный получатель, но и причина появления благ.

И не только потребитель смертельно зависим от качества благ, но и блага смертельно зависимы от качества потребителя!

Возможность появления благ была продиктована стремлением общества к их появлению. Не бились бы – не добились. Но стремление к появлению благ было неразрывно связано с ценностями общества, с тем, что оно исповедует, а не только гложет и жуёт.



[1] Отсылка к известной песне В.Высоцкого – «В кабаках зелёный штоф, белые салфетики, рай для нищих и шутов, мне ж как птице в клетке».

[2] Например, простейшая задачка 2х2 =? может иметь бесконечное множество неверных ответов (=5, =10, =1000 и т.п.) и лишь один верный ответ, который и учат во всех школах мира, зазубривая таблицу умножения.

[3] Безбожник не имеет даже объективных критериев, чтобы отличить умалишенного от здравомыслящего, ибо здравость здравомыслящего базируется на догмах (аксиомах начал мышления), а умалишенный лишен ума не в прямом смысле, не в том смысле, что ему выскребли весь мозг. Умалишенный лишен не собственно ума, а базовых для данного общества основ ума (догматики, аксиоматики) – а физиологически он может продолжать думать и много, и достаточно сложно…

[4] Нельзя ни ощутить, ни тем более проникнуться идеей страдания ближнего, если не разделяешь идеи Единства Мира и Единства Истины. Как можно думать о ком-то, кроме себя, если видишь в себе не Средство служения Истине, а самоцель Вселенной, Пуп Мира?

[5] Вебер пытался обосновать выгодность честного и порядочного поведения в обществе. Он полагает наиболее выгодными в денежном отношении предпринимателей с особым отношением к трудовой и предпринимательской деятельности. Протестантский религиозно-этический комплекс, по мнению немецкого экономиста, обеспечивает формирование трудолюбия, бережливости, честности, расчётливости. Макс Вебер отмечает «несомненное преобладание протестантов среди владельцев капитала и предпринимателей».

Александр Леонидов; 5 сентября 2016

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше
  • ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

    ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Говоря о проблеме частного предпринимательства, мы должны разъяснить те стороны вопроса, которые не понимали коммунисты, и не понимают либералы. КПСС после Сталина (подчеркиваем – ПОСЛЕ Сталина) вообще обходилась без частного предпринимательства, что и сделало систему в определённом смысле инвалидом, и предопределило во многом её крах. Либералы же – напротив, думают заполнить всё и вся частным корыстным интересом, думая, что «тут-то и жизнь хорошая начнётся». Но жизнь устроена не так, как думают коммунисты. И не так, как думают либералы. Истина – оказалась между двух основных стульев, на которые сел ХХ век…

    Читать дальше
  • ИЗДАТЕЛЬСТВО КНИГАМИ ПОЛНИТСЯ!

    ИЗДАТЕЛЬСТВО КНИГАМИ ПОЛНИТСЯ! Отдохнуть душой в кипящих буднях огневой современности поможет наше братское уфимское начинание - сетевое издательство "Книжный Ларёк". Он даст вам представление о живом литературном пульсе российской глубинки.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.