Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 56,0794 руб.
  • Курс евро EUR: 60,8461 руб.
  • Курс фунта GBP: 71,8994 руб.
Апрель
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

БИЗНЕС - ЭТО АВАНГАРД, А НЕ ОТРЕБЬЕ

БИЗНЕС - ЭТО АВАНГАРД, А НЕ ОТРЕБЬЕ Нормальный бизнес развивается так: ДОСТАТОК В ОБМЕН НА ДОСТУПНОЕ ПЛЮС ВОЗМОЖНОСТИ В ОБМЕН НА ЛОЯЛЬНОСТЬ. Внимательно перечитайте эту формулу – из неё, как из песни, нельзя выбросить ни слова. Почему? Объясняю: в современном мире нормальному, современному человеку нельзя без гарантий. Нужно быть совсем уж сумасшедшим параноиком, чтобы вложить все, что имеешь в дело, в котором не гарантировано ни копейки продаж. И если такой параноик не гибнет, а побеждает – это для общества ещё хуже, потому что вместе со своим случайным успехом он распространяет на общество и свои психопатии.

Современное дело у нормальных людей так не строится. Человек вкладывает средства и труд охотно ТОЛЬКО в то дело, где хотя бы минимальный уровень продаж ему обеспечен, гарантирован.

Например, чисто условно: человек вкладывает 100 рублей в валяние валенок. Поселковый совет ему обещает для своих нужд купить валенок на 120 рублей. Минимальная прибыль в +20 рублей человеку обеспечена, он может спокойно и без паранойи приниматься за то, что знает, любит и умеет.

Ведь ПАРТИЯ ПРОДУКЦИИ, ГАРАНТИРУЮЩАЯ ДЕЛУ ВЫЖИВАНИЕ, УЖЕ ЗАРАНЕЕ ВЫКУПЛЕНА.

Очень важно понять - зачем обществу её выкупать? Ответ прост: для того, чтобы обеспечить минимальные гарантии каждому - общество должно гарантированно иметь определенные запасы благ. Растут гарантии - растет и потребность в гарантированном производстве. Поскольку гарантии независимы от рыночной конъюнктуры - и производство под их обеспечение - плановое, независимое от рынка. Например - стакан молока в день каждому. Не хочешь - не пей, вылей, но все равно получишь, потому что заранее уплочено...

А кроме гарантированного минимума есть ещё  и бесконечность моды, непредсказуемых потребностей, личных удовольствий - вот её и иди удовлетворять на свободный рынок, предварительно получив свой гарантированный стакан молока. 

То, что наш бизнесмен получит +20 рублей с гарантией вовсе не значит, что он получит только +20. У бизнеса есть приятная сторона – неограниченность верхней планки дохода. Гарантии минимальных закупок отнюдь не покушаются на сверхприбыль нашего валеночного мастера.

Он получил достаток в обмен на свое согласие. Иначе говоря, от человека просят ДОСТУПНОГО ЕМУ ДЕЙСТВИЯ и взамен обещают ДОСТАТОЧНЫЕ ДЛЯ ВЫЖИВАНИЯ СРЕДСТВА. Почему так важна доступность действия, которое требуют с человека?

Для современной РФ это очень острый вопрос. Формально у нас все имеют права на любую сумму вознаграждения, ФОРМАЛЬНО ВСЕ ДОСТУПНО ВСЕМ, но МЕХАНИЗМ ДОСТУПНОСТИ НЕ ПРОПИСАН. Может Вася-колхозник устроится на нефтеперерабатывающий завод рабочим, и получить 40, или даже 90 тыс. руб. зарплаты в месяц?

Формально нет для этого никаких ограничений: иди, Вася-колхозник, устраивайся! Чего же Вася сидит в своем колхозе на лебеде? Да потому, что действие, за которое сулят вознаграждение, ФАКТИЧЕСКИ НЕДОСТУПНО Васе. Он как сходит в отдел кадров НПЗ – так и вернется оттуда несолоно хлебавши. И все это знают. А Вася – тот лучше всех знает.

Общество не может выдавать средства выживания тунеядцам – оно в таком случае погибнет от наплыва халявщиков. Но общество должно четко и доступно сформулировать – чего ждет от человека в обмен на предоставляемый достаток. Наруби, Вася-колхозник, дров, а мы тебе за это – денюжку…

У Васи-колхозника блата на НПЗ нет. А вот топор у него есть, и бревна под рукой и умения не занимать. Этот разговор – денюжку за доступное дело – он поймет, и примет и благодарно оценит. Иначе говоря, нельзя от людей требовать НЕДОСТУПНОГО ИМ. Это такое же верное правило, как и то, что нельзя от людей вообще ничего не требовать, развивая тунеядство, инфантилизм и потребительское отношение.

Общество берет от человека то, что ему доступно – и взамен дает ему то, что доступно обществу. Это единственно-верная формула отношений при найме. Свойственное либерализму требование невозможного – патология, и свойственная социал-демократии блажь  - вообще ничего не требовать – тоже. Это две равноправные патологии.

Если же мы говорим о поддержке БИЗНЕСА, то давайте вспомним, что в английской традиции бизнес не отделяется от найма, переводясь как «дело».

У врача бизнес (т.е. его дело) лечить, у дворника бизнес – подметать, у торговца бизнес – торговать, у солдата бизнес – воевать. У каждого, по найму он или не по найму – свой собственный более или менее денежный бизнес. Этот подход умнее, чем у нас, когда бизнес выводят непонятно за какие скобки, делая отдельным антропологическим видом.

Скажем ещё точнее: бизнес – это деятельность в обмен на неопределенное изначально вознаграждение. Если оно неопределенно с двух сторон – то это пугает, а если только сверху – наоборот, привлекает.

Мы говорим начинающему предпринимателю: если ты выполнишь несложные для тебя, вполне доступные тебе условия с нашей стороны, то мы гарантируем тебе оплату всего, что ты затратил в процессе.

Плюс – минимальная прибыль, чтобы не зря работал.

Для того, чтобы не разориться, тебе нужно только соблюдать вполне достижимые условия контракта, это единственное, за чем мы будем следить…

Так возникает – внимание, очень важно! – ГАРАНТНАЯ ЧАСТЬ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ПРИБЫЛИ, слагающая основу его предпринимательского (т.е. сформированного предприимчивостью, оборотистостью) дохода.

 Это очень похоже на СССР – там тоже от каждого брали по способностям и благодарили по труду. Оттого СССР очень многие вспоминают с теплой ностальгией.

Но был в советской экономике один изъян: очень уж КПСС боялась «чрезмерного» обогащения своих граждан.

Она вообще много чего боялась, эта КПСС, кроме того, чего по-настоящему боятся нужно... 

Очень боязливая была партия, пронизанная алармизмом. Если человек строил дом выше разрешенного партией уровня – партия лезла с претензиями. Если работал на двух ставках – могли и осудить, более 1,5 ставки не допускалось. КПСС боялась – а вдруг начальнички кумовьев будут в 10 мест устраивать, и везде им зарплату платить, «подснежникам»? И не то, чтобы такой угрозы совсем нет – но тут дело в другом: вместе с грязной водой выплеснули и ребенка.

Если сдельщик начинал очень много зарабатывать, применяя умение и изобретательность в изготовлении заказанных ему деталей – КПСС срезала расценки на изделие. В итоге инноваторов рабочие просто били на заводах – мол, из-за тебя, гад, нам расценки на сдельщину понизили!

Изобретатель мог получить за изобретение разовую премию, порой довольно крупную, но постоянно платить ему с использования его патента КПСС тоже боялась. А ведь какой был бы стимул изобретательности – при четком и упорядоченном документообороте в СССР! Там, в условиях госплана и строгой отчетности, нарушить авторские права было бы куда труднее, чем теперь…

КПСС вообще всякий свободный доход – будь то продажа парниковых огурцов или плетение лаптей – торопилась записать в «нетрудовые доходы». Была даже в «Крокодиле» карикатура времен «перестройки»: дед плетет лапти, а два чиновника спорят: наградить ли его за индивидуальную трудовую деятельность или наказать за нетрудовые доходы? За шуткой – скрывается отнюдь нешуточная социофрения правящей партии СССР, которая, как и любой шизофреник, боялась всего того, за что сама же и боролась. Боролась за достаток всех трудящихся – и панически боялась этого же самого достатка, если он образовывался немножко вперед запланированного.

Я считаю, что настоящая реформа в СССР выглядела бы как прибавление к советским возможностям дополнительных возможностей для человека. Принцип «от каждого по способностям, каждому по труду» оставался бы, но дополнился бы принципом – «каждому по возможности в обмен на лояльность».

Например, фабрика валяет валенки. По заказу Госплана она обязана свалять 100 тыс. валенок. Госплан это задание присылает и он же его оплачивает по твердым ценам. Люди получают зарплаты, фабрика – оборотные средства. Но где 100 – там и 200! А что, если фабрика, выполнившая план и вознагражденная за выполнение плана найдет возможности выпуска сверхплановой продукции?

В СССР её оплачивало бы то же государство. Для него это только лишняя головная боль: план бы вычислен с учетом потребностей казны, лишняя продукция казне не нужна. Нужно же было пойти иным путем – разрешить свободный сбыт сверхплановой продукции. Единственное, что оставить – твердые цены.

Что получаем в итоге? Фабрика сделала 100 тыс. валенок и ни валенком больше. Люди не померли, производство не встало, коллектив не разбежался, жизнь продолжается. Фабрика сделала 200 тыс. валенок. Сама нашла сбыт для излишков продукции. Вот тут и возникает предпринимательский интерес: ПРЯНИК БЕЗ КНУТА!

Человека заинтересовывают неопределенностью заработка, но не запугивают ею. Заработок не определен только в хорошем смысле слова – в сторону увеличения. Свое все равно получишь, если не халтурил. А если повезет со сбытом – тогда к своему ещё  и прибавку, причем верхний размер у этой прибавки отсутствует!

Это очень похоже на соотношение МРОТ и договорной зарплаты при найме, но придумано уже не для рабочих, а для предпринимателей. Возникает у каждого добросовестного предпринимателя МРОП – минимальный размер оплаты предприимчивости в обмен на выполнение социального контракта. Не помрешь и не закроешься.

Вешаться и стреляться от банкротства не надо. Но если хочешь заработать больше – действуй, расширяй производство и сбыт, сбывай куда хочешь (но по твердым ценам) сверхплановую продукцию и богатей, сколько влезет…

Естественно, в обмен на возможности от бизнесмена требуют лояльности к господствующим в обществе идеологическим, морально-нравственным критериям, к власти, к традициям и укладу народа. Бизнесмен – не какой-то оголтелый маргинал, вроде вора, который зарабатывает невесть сколько и тратит, как взбредет в голову.

Бизнесмен – это общественный лидер, часть элиты, и общество вправе (доверив ему такой статус) требовать от него моральной чистоты и гражданской преданности стране и народу. Быть патриотом – не право, а обязанность любого бизнесмена.

Если не любишь страну и народ, их обычаи и традиции, их идеологию и веру – зачем тогда на них зарабатываешь? Тут разговор должен быть вполне определенный – или дорожи своим общественным имиджем, или пошел вон, желающих порулить деньгами и без тебя полно!

Что мы в итоге получили? Мы получили правильный вариант раскрепощения бизнеса, т.е. раскрепощение его единственно от верхней планки заработков. Наш бизнес, в отличии от плохого, западного, «закрепощен» от угрозы банкротства ценой выполнения минимального обязательного плана. Наш бизнес, в отличии от плохого, западного, «закрепощен» и по части личного поведения, «закрепощен» от «свободы» морально-бытового и духовно-нравственного разложения. Он может выжить только как верный сын традиции и как искренний патриот. За это он и получает пряник в виде сверхпланового неограниченного дохода. За это он и получает избавление от кнута возможного банкротства и разорения.

Вот такой бизнес нужно было ввести в СССР, и мы избежали бы катастрофы 1991 года. Но и сейчас не поздно: наша поддержка бизнеса должна идти по направлениям:

-Финансовой стабилизации бизнеса через прозрачный госконтракт.

-Моральной и гражданской демаргинализации бизнеса, вычищения из его рядов дегенератов и иностранной агентуры, включая «агентов влияния».

-Снижения транзакционной нагрузки на бизнес – т.е. помощь ему в сбыте, не только выкупом части продукции по твердым ценам, но и помощью в организации сбыта, поиске партнеров, оптимизации логистики в масштабах страны.

-Формированием национального бюро деловой репутации, удаление из которого для руководителя и начальника должно стать страшнее, чем исключение из КПСС в старые годы.

-Упрощением извращенного лоббистскими вставками сверхсложного законодательства РФ, приведение норм всех законов в соответствие с логикой, здравым смыслом и нормами нравственности.

-Перенесением налоговой нагрузки с доходов предпринимателя на его потребительские расходы (на роскошь) – с тем, чтобы минимализировать издержки для инвестируемых в дело средств.

-Обеспечением бизнеса спросом за счет кейнсианской монетарной политики, развитие платежеспособного спроса и потребительского кругозора у населения.

-Разумными мерами по защите отечественного производителя от иностранной конкуренции.

-Введением общенациональной стандартизированной «подарочной карты» на продукцию всех объединенных госпрограммой «ПК» отечественных предприятий, и дающей право на получение любой продукции – но только этих предприятий. Это будут, по сути, вторые деньги, на которые, однако, нельзя будет купить ничего импортного. Делая доплаты в «ПК» к заработкам в деньгах, и принимая их в качестве части налогов, государство сможет гибко реагировать на нужды отечественного производителя.

-Иными инновационными или опробованными в других странах мерами поддержки и стимулирования деловой активности.

В заключение хочу сказать вот что: за последние 20 лет наше население на всем пространстве бывшего СССР (кроме Беларуси) разучилось понимать разницу между стимулированием деловой активности и воровской активности. Так вот, деловая активность – это не когда банки берут деньги у государства, покупают на них валюту и вывозят в оффшоры. Деловая активность – это рост производства, потребления и сбыта отечественных товаров и услуг.    

Вазген АВАГЯН, специально для ЭиМ.; 30 ноября 2012

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше
  • ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

    ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Говоря о проблеме частного предпринимательства, мы должны разъяснить те стороны вопроса, которые не понимали коммунисты, и не понимают либералы. КПСС после Сталина (подчеркиваем – ПОСЛЕ Сталина) вообще обходилась без частного предпринимательства, что и сделало систему в определённом смысле инвалидом, и предопределило во многом её крах. Либералы же – напротив, думают заполнить всё и вся частным корыстным интересом, думая, что «тут-то и жизнь хорошая начнётся». Но жизнь устроена не так, как думают коммунисты. И не так, как думают либералы. Истина – оказалась между двух основных стульев, на которые сел ХХ век…

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..