Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 59,0823 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0037 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,7302 руб.
Июль
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

​ЧЁРНЫЙ ВОСХОД: ЭРА ПОСТ-РАЦИОНАЛЬНОСТИ

​ЧЁРНЫЙ ВОСХОД: ЭРА ПОСТ-РАЦИОНАЛЬНОСТИ Задайте себе простой для человека с высшим образованием вопрос: почему схоласты Средневековья[1] с таким упорством совмещали христианскую веру с логикой Аристотеля? Почему специфика религии втискивалась в некий набор правил, составленных человеком, к этой религии не принадлежавшим? И то же самое происходило на исламском Востоке[2], на котором тогда не ИГИЛовцы бушевали, а трудились Авиценна и Аверроэс…

Примерно 5 тыс. лет назад, возможно с Имхотепа Египетского (он первый, чьё имя сохранила традиция) началась ЭРА РАЦИОНАЛЬНОСТИ.

Она отделила человеческое общество (по крайней мере, его интеллектуальную верхушку) от зоологического эмоционального напора (знакомого нам по «кто не скачет, тот москаль), и разделила действия человека на цель и средства.

Пять тысяч лет человечество жило в контурах рационального подхода: менялись не только мировые империи, но и мировые религии, и только контур по имени «Торжество Разума» не менялся пять тысячелетий!

Вдумайтесь в гулкость этого колодца времени, в то, какой неимоверной ценой куплены наши космос и атом ХХ века, наш стакан кефира по утрам и паровое отопление с электрическим освещением!

Пять тысяч лет Разум требовал последовательности, доказательности, возвращения к началу действия для проверки их на целесообразность, логической связности, достаточного основания.

Пять тысяч лет люди учились отделать объективную реальность от галлюцинаций, снов, видений, призраков и миражей.

Пять тысяч лет с кровью и муками, с ошибками и длинными рецидивами зоологического, человечество училось отделять Объективную Истину (она же научная) от внутреннего человека, Долг от «хотелок», добро от похоти и т.п.

Именно поэтому апологеты христианства, как и его критики ещё в Римской империи апеллируют к одним и тем же (логическим) правилам диалога. Они, будучи врагами, остаются в ЭРЕ РАЦИОНАЛЬНОГО МЫШЛЕНИЯ, и враждуют по правилам, конечно, не выдуманным, а лишь зафиксированным Аристотелем (ко времени которого в античности уже имелась богатая традиция рациональных диалогов).

Диалог христиан и врагов христианства строился по следующей схеме:
-Вы лжёте! (и далее доказательства).
- Мы не лжём! (и далее доказательства, а так же опровержения доказательств оппонента).

В любом диалоге на протяжении 5 тысяч лет любое голословное, бездоказательное утверждение ЗАСЧИТЫВАЛОСЬ, КАК ПОРАЖЕНИЕ. Не смог обосновать – значит, проиграл спор…

Утверждения без достаточного основания пять тысяч лет расценивались, как бред, как психическое заболевание, чем они и являются и оценка их была в обществе соответствующей.

Вспомним диалог из романа «Мастер и Маргарита», в котором М.А. Булгаков довольно язвительно характеризует познания атеиста Берлиоза в области истории христианства.

«Начитанный» Берлиоз «очень умело указывал в своей речи на древних историков, например на знаменитого Филона Александрийского, на блестяще образованного Иосифа Флавия, никогда ни словом не упоминавших о существовании Иисуса. Обнаруживая солидную эрудицию, Михаил Александрович сообщил поэту, между прочим, и о том, что то место в пятнадцатой книге, в главе 44-й знаменитых Тацитовых „Анналов“, где говорится о казни Иисуса, – есть не что иное, как позднейшая поддельная вставка».

Казалось бы, ну какое дело мистикам до Тацита? Кто такой Тацит? Какое кому дело – писал ли он о Христе или не писал? Однако в традициях эры рационализма нужно было обязательно найти исторические свидетельства того, о чём говоришь.

Этим занимались и христиане и их враги. Зачем нужно было объявлять вставку – поддельной? А если она поддельная – зачем нужно было её вставлять?

Ну, в самом деле, в чём смысл этого диалога атеистов с верующими? Что пытаются доказать друг другу стороны? Зачем одни подделки делают, а другие их в этом разоблачают?

Почему не пойти по современному укро-пути, не заорать «Хтой не скачет, тот дурак», и считать лучше всяких доказательств в сфере разума – эмоциональную дерготню с выплеском энергии на харизматическое буйство?

Христианская цивилизация размещается внутри эры рациональности. Она вошла в историю, согласовав себя с правилами рациональной убедительности, согласовав себя с Аристотелем в тысячах ныне почти нечитаемых в силу их зауми схоластических трактатов.

Революционные движения внутри этой цивилизации тоже опирались на правила рациональности. Мыслители, остро ненавидевшие современное им общество и его веру – брали цели общества и доказывали несоответствие средств, методов, употребляемых обществом для этих целей.

Модель (универсал): «Если вы говорите «Х», то надо делать «Y», а вы делаете «Z».
На это следовали возражения по той же схеме-универсалу: « Ваш «Y» не соответствует «Х», потому-то и потому-то…»

В эре рационализма жили как дохристианское, так и христианское общества, как капитализм Запада, так и социализм СССР.

Рационализм отнюдь не исключает ошибок разума, это очень важно понимать, он не является «непогрешимым папой римским». Рационализм полон ошибками, вся его история полна горьких заблуждений.

Величие рационализма не в безошибочности (которой нет и быть не может) а в инструментарии проверки, в самом отделении ошибки от верного действия. То есть беспамятливый зоологический бред воображения, в котором «все кошки серы», сменяется в рационализме на сортировку, на выбраковку ошибок, подлинных или мнимых.

Точно так же религиозный человек вовсе нет всегда делает добро, а атеист – зло. Скажу больше, из знакомых лично мне людей среди атеистов добродетельных больше, чем среди верующих. Я это связываю с тем, что современный атеизм связан с нонконформизмом, с нетерпимостью к лицемерию и пронырливости, с отторжением «лживого века сего». Такой атеизм хвалит сам Господь в Библии, в книге Иова, да и в Евангелии о нём есть добрые слова.
Вопрос ведь не в этом, а в другом: а есть ли сама способность отличать добро от зла, и инструменты для этого? Ведь история переполнена примерами, когда благороднейший человек из самых высших побуждений творил немыслимое зло, искренне полагая, что творит добро, и ожидая себе не проклятий, а благодарности. В такой ситуации вовсе не человек плохой, испорченный – а ориентиры у него сбиты.

Религия помогает определить ориентиры добра и зла, и научится объективно (а не по внутренней похоти своей) отличать добро от зла, судить "по норме", а не в режиме произвола субъективных мнений и оценок.

Рационализм по той же схеме помогает найти ориентиры для ВЫБРАКОВКИ ОШИБОЧНЫХ ХОДОВ. И пользу, и вред чего-либо постоянно нужно было доказывать, обосновывать. Нельзя было обойтись попрыгушками – как сегодня…

***

Кризис эры рациональности начался вместе с кризисом советской системы в ХХ веке.

Проигрывая на почве рационального рассуждения, и проигрывая безнадёжно, антисоветская сторона вместе с «роком, сексом, наркотиками» вбрасывает в молодёжную (сперва) среду бациллы воинствующей иррациональности. Делается ставка на перевод мышления из объективного реализма в настоянный на мухоморах древних шаманов сюрреализм.

Если мы с вами представим Прогресс как механические ньютоновы часы – то антисоветизм взломал их, высвободив пружинный механизм. Приходилось ли вам видеть, как раскручивается пружинная лента в сломанных механических часах? Так вот, это очень точная аналогия.

Всем своим (как тогда казалось, неумолимым) ходом Прогресс сжимал и спрессовывал животную природу человека. Жалея эту природу, С.Есенин написал про жеребёнка, скачущего наперегонки с паровозом:

Милый, милый, смешной дуралей,
Ну куда он, куда он гонится?
Неужели не знает он, что живых коней
Победила стальная конница?

Ближе к конца ХХ века, с «роком, сексом и наркотиками», со всей мутной волной иррационального, дочеловеческого начала, прущего с Запада, стало ясно, что стальная конница отнюдь не однозначно победила, и что дуралей природной животности вовсе не милый, и совсем не смешной…

Жёстко упакованные под прессом научно-технического прогресса люди, взбунтовались, и опрокинули «рог изобилия» из которых к ним сыпался хлеб и котлеты, телевизоры и холодильники, гарантии, стабильность и безопасность.

Люди сбежали из клетки в дикий лес. Зверская природа внутри человека, загнанный (во всех смыслах) зверь в человеке – стал тем «Джокером», брошенным на стол в безнадёжной для антисоветизма партии. И он переменил ход геополитической игры. Ценой надлома ЭРЫ РАЦИОНАЛЬНОСТИ.

***

Начиная примерно с Ельцина (хотя все персоналии в процессе, конечно, условны, как вешки) – из жизнеустроения людей исчезли атрибуты эры рациональности, такие как:

-Последовательность, проверяемость обещаний, соответствие слов делу.
-Проверка на соответствие средств декларируемым целям
-Требование непротиворечивости и достаточного основания в утверждениях
-Памятливость социума, возвращаемость к исходным позициям.
-Обеспечение развития и прогресс, как главная и безусловная обязанность власти и т.п.

Начался балаган или «карнавал смерти», главная отличительная черта которого – замена доказательств шутками, хохотушками, попрыгушками, многократным повторением нелепости (которая от повторения превращается в подобие общеизвестной истины), разного рода веселухой и развлекухой.

От простого и понятного, очень человеческого и человечного стремления к отдыху и празднику – провели линию на отречение от будней и постановку «вечного праздника». Отдых же из простой передышки между трудами, технологической паузы человека-творца превратили в образ, смысл и цель жизни.

Рациональный диалог заглох в хохоте сатириков, а поиск Истины – из главной цели человеческой жизни превратился в сомнительный досуг маргинальных чудаков.

25 лет балагана с заменой местами ума с безумием – и мы получаем новое поколение, выросшее уже в этой психопатогенной среде, поколение мутантов, ярчайшим (но не единственным) выражением которых служат ИГИЛ и Украина.

Здесь «вечный праздник» бездельников, безмозглых тунеядцев с мозгом уровня шимпанзе становится особенно кровавым и чудовищным, потому что, друзья мои:

-Это для человека бойня – называется геноцидом.
-А в дикой природе бойня – называется «естественным отбором» и идёт там без начала, конца, берегов и осмысления.
-Это для человека людоедство или насилие над женщиной – преступление.
-А в дикой природе каннибализм и насилие – просто орнамент повседневности, незаметный в силу неотделимости от обыденного быта.

***

Но мы-то пока ещё живы. И мы с вами, читатель, ещё думаем, мыслим, существуем в измерении по имени рационализм…

Что случилось? Ну давайте поймём, что случилось!

Где тот поворот, развилка ХХ века, разделившие лестницу, ведущую вверх и лестницу, ведущую вниз?

Дело тут вот в чем. Перед человеком в самом общем, глобальном смысле стоит выбор:

- Построить жизнь на началах Разума

- Или же отобрать её себе, как печенег или гунн отбирали имущество в ограбленных, разорённых землях, с кровью и поджогом налетая мародёрствовать?

Мы отвечаем, иначе говоря, на вопросы:

Выстраивать ли нам рациональную систему, защищённую от налётов и набегов, в которой включён интенсивный рост?

Или же выстроить эмоционально-зоологическую систему, в которой рациональность сменена культом удачи, везучести? И самому стать налётчиком, мародёром, отыскивая себе жизненно-необходимые блага экстенсивно, рыская по земле в поисках поживы или падали, как волки, шакалы и гиены?

Человеку глупому и духом дикому второй вариант кажется предпочтительнее первого.

Первый – это быть огородником, ходить по грядкам навоз рассыпать, весь в грязи, в земле… Урожая ждать год, а вдруг засуха?!

Второй же вариант – это лихость на коне, с саблей в руке, это налёт на сберкассу, когда всего час времени – и ты уже миллионер, если не подстрелили. Подстрелить могут, конечно, но – «кто не рискует, тот не пьёт шампанского»…

Сегодня такого рода криминальное лихачество толкает мирового человека в кочевники, в налётчики. Отсюда и ТНК- транс-национальные корпорации, и мировое движение токсичного спекулятивного капитала, и «великое переселение народов» в рамках ставших чудовищными миграционных процессов.

Что такое глобальный «новый кочевник»?

Он не хочет растить баклажан (например), а хочет «нашарить» его, шаря по планете, отыскать в готовом виде.

То ли украв, то ли силой отняв у того, кто его вырастил… Тут есть и другая сторона: чем больше баклажанов отбирают или воруют, тем менее выгодно (а в итоге и просто неразумно) заниматься их выращиванием. Ну какой смысл трудится, если всё равно все плоды твоего труда уйдут мимо тебя на сторону?

Нельзя обустраивать территорию – если постоянно приходит мародёр и постоянно её разоряет. В этом мародёрском экстазе выстроенной вокруг личной прибыли («деньги не пахнут») рыночной экономики понятно растущее НЕСТРОЕНИЕ, неблагополучие территорий, благоустройством которых никто давно не занимается, не хочет, да и не может.

Одно дело – если жильцы заботятся о клумбах и фонтанчиках в своём закрытом дворе. И совсем другое дело – проходной двор, через который ломятся постоянно толпы хулиганов, алкашей и злоумышлеников…

***

Второй вариант возможен, конечно. Ведь и печенеги, и гунны были в истории, во многом в ней остаются, изменив методы, но не суть разорительного набега, бандитского налёта на ту или иную территорию.

Другое дело – как со вторым вариантом примирится разумному и цивилизованному человеку? Ведь понятно же, что ни о каком развитии речи быть уже не может, потому что кочевники тратят все силы, чтобы ограбить оседлых, а оседлые тратят все силы, чтобы отбиться.

Практика подтверждает теорию «на все сто». Ни о каком развитии в мире рыночного мародёрства спекулянтов и поджигателей грабительских войн речи 25 лет уже не идёт. Все речи только о том – кто у кого чего и сколько спёр, а ещё – где и у кого можно что-нибудь спереть, что «плохо лежит».

У молодой личности формируют с младших классов абсолютно паразитарную «автономию от града и мира», при которой даже слово «заработать» теряет исходный смысл и превращается по смыслу во «всех надуть и объегорить». А ведь «за-работок» это изначально то, что стоит за работой, после работы, то, чем дело завершают, а не начинают с порога, как современная молодёжь. У неё «хорошо зарабатывать» - означает эффективно истощать и разорять все окружающие среды.

***

Если бы кто-то из Украины 1987 года перенёсся бы на Украину 2017 года, но только мгновенно, минуя переходные стадии, то он, наверное, сошёл бы с ума от шока: как миллионы людей могут до такой степени испохабить и загубить свою жизнь, все свои перспективы, всякое будущее?!

Ну ладно, один дурак, бывает, ляжет на рельсы и поезд его переедет, а тут поезд переехал через миллионы, причём клали они себя сами, внешний конвоир-оккупант незаметен…

-Понятно, что пожар – враг наследия, и невозможно одной рукой сохранять наследие, а другой подпускать «красного петуха».
-Понятно, что очкастый ботаник, книжный червь – плохой солдат, а хороший солдат, настоящий воин – никудышный читатель и плохой очкастый ботаник.
-Покончить с налётами и набегами кочевников, перейти от того, что угоняли друг у друга коров к интенсивному мясному и молочному животноводству.
-Писать, публиковать и хранить книги – или же их сжигать?

Но я категорически против того тона, который принят у наших ура-патриотов – сваливать всю трагедию интеллектуально-социальной и научно-технической деградации на одну Украину, как некую локальную «зону Ч».

В далёком 1905 году, озвучивая правительственное сообщение о введении военного положения в царстве Польском, перечислявшее ряд фактов смуты, профессор Д.И. Пихно написал (в «Киевлянине», право-монархической черносотенной газете, 31 октября – А.Л.):
- Читая это, не спросит ли себя читатель невольно: да разве в русских городах не то же делалось?.. Разве такие же вспышки самой дикой революционной оргии не последовали немедленно за манифестом 17 октября ?[3].. Вся смута последних двух лет, и ужасная междоусобица последних дней, и все смуты окраин…

Безусловно, украинское безумие и украинский «самострел», упорное членовредительство самим себе в одержимости какими-то нелепыми химерами неотделимо от общерусского и общечеловеческого безумия последнего 30-летия.

«Да разве в русских городах не то же самое делалось?» - восклицаем мы, вслед за мудрым Пихно…

***

Собственно Человеческое, в самом широком смысле слова цивилизованное, и сама цивилизация, как таковая – это когда все работают на Храм (естественно, в широком смысле слова, под Храмом мы понимаем и церковь, и науку, и искусство, и социальную справедливость, и техническое творчество).

А на себя тратят то, что останется, по остаточному принципу.

А когда каждый работает на себя, и только на себя, и увлечён лишь одной идеей – как бы себе урвать побольше – то это доисторическое, звериное, животное начало. Оно не сложится ни в какую конфигурацию культурного уровня, никогда и никак.

Как нельзя наполнить чашу вычерпыванием вместо долива – так нельзя создать социум расхищением его наследия, вместо пополнения храмового жертвенника.

Звериный сиюминутный интерес и далёкое будущее – антагонистические конкуренты.

Сами вспомните – хотелось ли вам идти в школу – при полном понимании необходимости образования для будущего? Хочется ли вам вставать с утра, до света, на работу – при полном понимании необходимости зарплаты в семейном бюджете?

Из зоологического интереса «брать а не давать» может выйти неустойчивая хищная стая, но уж никак не общество в полном смысле слова «Общество(социум)».

Это мы и видим. Это и угрожает нас поглотить. Это в некоторых случаях (Ближний Восток, Украина) вошло уже в стадию необратимости…



[1] Боэций и Пётр Дамиани, Ансельм Кентерберийский и Пьер Абеляр, Пётр Ломбардский и Раймунд Луллий, Альберт Великий и Бонавентура, Фома Аквинский и Дунс Скот, Жан Буридан и Уильям Оккам и другие.

[2] Аль-Кинди (IX в.), которого называли "философом всех арабов", Аль-Фараби (IX–X вв.), Авиценна (X в.), Аверроэс (Ибн Рушд) (XII в.) и др. Средневековая исламская философия оказала заметное влияние на европейскую философию того времени. Именно исламские философы познакомили Европу с трудами Аристотеля.

[3] Ольденбург Сергей Сергеевич, ЦАРСТВОВАНИЕ ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЯ II, Париж, 1933 г.

Александр Леонидов; 19 декабря 2016

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..